Почему российский газ сохранит востребованность на европейском рынке

“Чтобы полностью отказаться от российского газа, Европе надо в разы нарастить добычу”

pixabay.com

31 марта Правительство России, Центробанк и «Газпром» должны перевести расчёты за газ, поставляемый в «недружественные» страны (перечень включает 48 государств, в том числе всех членов Евросоюза), в рубли. Представители ряда стран-импортёров уже заявили, что не готовы к такой перемене. В Кремле отреагировали сообщением о том, что бесплатно поставлять газ точно не будут, и допустили остановку поставок. Если это случится, прерванный экспорт может стать лабораторной работой для Европы, в ходе которой выявятся возможности ЕС обходиться без российского газа. Однако насколько это реально даже в перспективе нескольких лет?

Ресурсное проклятие

Объективная реальность такова, что более половины доказанных мировых запасов газа находятся в России, Иране и Катаре (см. инфографику 1). Среди европейских стран газовые запасы имеются у Норвегии, однако её доля очень невелика – около 1 процента. Менее 1 процента имеют также Великобритания и Украина. Что касается производства, то здесь в тройке лидеров Соединённые Штаты, Россия и Иран (см. инфографику 3). В Западной Европе производителями с большим отставанием являются Норвегия (менее 3 процентов) и Великобритания (около 1 процента).

При этом потребности Европы значительно превышают её производственные возможности. В совокупности европейские страны закупают ежегодно около 330 млрд кубометров газа и занимают первое место по доле импорта в мире (см. инфографику 2). По данным Международного энергетического агентства, в 2021 году Евросоюз закупил 155 млрд кубометров российского газа (около 45 процентов европейского газового импорта). Компенсировать такой объём путём наращивания собственной добычи не представляется возможным.

– Чтобы полностью отказаться от российского газа, Европе надо в разы нарастить добычу. Подобное вряд ли возможно: добыча газа в Норвегии и Великобритании постепенно падает, возможности её расширения в других странах Европы ограниченны, – констатирует промышленный эксперт Леонид Хазанов.

Альтернативные поставщики и мировая конъюнктура

Одним из способов сокращения импорта из России является наращивание закупок из других источников. Здесь на авансцену выходят США. В прошлом году объём закупок европейцами сжиженного природного газа (СПГ) в Штатах стал максимальным – более 22 млрд кубометров. В этом году импорт увеличится ещё на 15 млрд кубометров. К 2030 году в Еврокомиссии надеются нарастить импорт из Америки дополнительно на 50 млрд кубометров. Насколько вероятна эта цифра, вопрос спорный. К тому же и в самом ЕС понимают, что полностью заместить Россию США в этом вопросе не смогут.

«Мы никогда не говорили, что с помощью этой одной договорённости с США мы собираемся заменить весь российский газ. Мы чётко сказали, что она для того, чтобы помочь нам заменить значительную часть, но, конечно, не весь российский газ», – заявила глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен.

Рассчитывают в ЕС и на ближневосточных поставщиков. В частности, в Германии (самый крупный европейский потребитель российского газа) особую надежду возлагали на Катар. Однако на днях министр по вопросам энергетики Катара Саад бен Шарида аль-Кааби сообщил, что его страна не сможет поставить Европе газ. И если бы даже политическое решение было принято, катарских мощностей не хватило бы для замещения российских поставок.

«Искать альтернативных поставщиков в условиях мировой нехватки предложения – это смело. Европе нужны около 150 миллиардов кубов. У большинства поставщиков нет таких свободных объёмов, у них суммарная добыча меньше». – Александр Фролов, заместитель генерального директора Института национальной энергетики.

Эксперт особо подчёркивает, что с прошлого года, когда летом случился пик спроса на газ по всей планете, на мировом рынке возник дефицит предложения. Отсюда феноменальный рост цен на такое топливо и закономерное стремление экспортёров воспользоваться им и продавать по возможности в те страны, где ценовая конъюнктура благоприятнее.

– Мы до сих пор находимся в ситуации мирового энергетического кризиса, который проистекает из нехватки предложения газа и угля. Если бы Европа могла удовлетворить спрос от других поставщиков, она бы это сделала ещё в прошлом году и раньше. Но туда никто не вёз, потому что Азия требовала больше и больше платила. Да, в моменте Европа могла давать больше денег, но долго выдерживать такой темп не способна, – отмечает Фролов.

Под диктовку Азии

Одним из главных препятствий для разворота газовых потоков в сторону Европы, таким образом, становится растущий рынок Азии, в первую очередь Китая. До 2035 года страна может нарастить потребление на 150–200 млрд кубометров (плюс к имеющимся 330 млрд, инфографика 4). В текущем году потребление может достичь 400 млрд (для сравнения: семь лет назад эта цифра составляла всего 200 млрд кубометров).

КНР всё больше укрепляется в роли страховочного пункта для российского экспорта. Если предположить, что Европа максимально сократит импорт из РФ, теоретически Москва сможет поставлять Пекину в перспективе до 2030 года дополнительно 150 млрд кубометров. Из них около 100 млрд – по газопроводам «Сила Сибири», «Сила Сибири – 2» и «Сила Сибири – 3» (по второму проекту контракта пока нет, «Сила Сибири» способна нарастить мощности вплоть до 60 млрд кубометров с проектного показателя 38 млрд, который должен быть достигнут к середине 2020-х годов). Ещё 50–60 млрд кубометров могут быть поставлены из России в виде СПГ. Опять же с оговоркой: если вдобавок к уже действующим российским СПГ-проектам заработают запланированные.

Таким образом, больше половины российского экспорта могло бы уходить в КНР, считает Александр Фролов. Однако, как говорит Леонид Хазанов, «уповать на постоянный спрос на природный газ со стороны Китая может быть неосмотрительно».

– Тамошние потребители не будут класть все яйца в одну корзину, предпочтя диверсифицировать закупки, – поясняет он.

Куда пустить газ?

Помимо Китая, у России есть и другая экспортная альтернатива.

– Важными покупателями для России остаются Турция и балканские государства. Турция намерена увеличивать потребление. Они ждут и роста добычи, но особенных предпосылок для этого не наблюдается. В прошлом году у них был рекордный спрос на российский газ за последние годы, – напоминает Александр Фролов.

По его словам, наша страна имеет все шансы сохранить текущий уровень экспорта в 2030–2035 годах.

В прошлом году уровень добычи в РФ превысил 750 млрд кубометров. Основная часть этого газа потребляется внутри страны. Внутреннее потребление, по мнению экспертов, будет расти.

– У России есть ряд точек роста, которые связаны с проектами, требующими электрификации и, соответственно, газа, – Восточный полигон например, – указывает Фролов.

Не завершена и программа газификации.

– России нужно максимально нарастить газификацию регионов, ведь даже в Подмосковье не редкость ситуация, когда дома зимой отапливают дровами или углём. Плюс необходимо повысить объёмы газопереработки, – добавляет Леонид Хазанов.

Выхода нет?

Среди проектов, которые в Европе рассматривают как возможное подспорье в снижении энергозависимости от России, – Восточно-Средиземноморский трубопровод, соединяющий шельфовые месторождения восточной части Средиземного моря с материковой Грецией через Кипр и Крит. Межправительственное соглашение по нему было подписано Грецией, Кипром и Израилем в 2019 году. На его реализацию потребуется минимум семь лет с учётом урегулирования массы политических разногласий. Строительство сопряжено с техническими сложностями – прокладка труб намечена на глубине более 3 тыс. метров. Да и предполагаемая пропускная мощность невелика – всего около 10 млрд кубометров.

Возлагаются надежды и на строящийся газопровод Baltic Pipe. По завершении его строительства планируются подключение к норвежской газотранспортной сети и транспортировка газа из Норвегии в Польшу через Данию.

Правда, как уже было сказано, Норвегия фактически вышла на пик производства, а значит, появление новой трубы приведёт не к росту поставок, а лишь к перераспределению потоков.

У Европы, по словам экспертов, остаётся по большому счёту один выход – по максимуму сокращать потребление. Это означает активизацию уже начавшегося процесса банкротств в промышленном секторе. «Если внезапно импорт [российского газа] прекратится, это приведёт к тому, что целые отрасли промышленности будут вынуждены остановить работу», – признал в интервью телеканалу ARD федеральный канцлер Германии Олаф Шольц.

Есть, конечно, и другой способ – перевести электростанции на уголь и нефтепродукты, что также уже происходит. Но значительная часть этих ресурсов тоже закупается в России.

Анна Таволга

По материалам: “Октагон”

Ранее

Не купить и не продать

Далее

Золотые А4

ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ:
Рейтинг@Mail.ru