России предстоит летний дефицит трудовых мигрантов

Рабочие руки могут перетечь в частный сектор и заменить их на стройках будет некому

pixabay.com

Российский рынок труда продолжает лихорадить уже третий год. Сначала – пандемия и транспортные затруднения, сейчас — международная ситуация, скачки валютных курсов и санкции. В связи с этим одни эксперты начали предсказывать массовый исход из России трудовых мигрантов, а другие — сокращение рабочих мест. Что грозит этому сектору российского рынка труда — выяснял «МК».

Всего в России сейчас находится 8-9 млн трудовых мигрантов. Такую цифру приводит глава Федерации мигрантов России Вадим Коженов. «Официальные данные, приводимые МВД — 7 миллионов, но по статистике телефонных обращений к нам мы знаем: примерно каждый десятый мигрант является нелегальным, значит, экстраполируя, получаем 8-9 млн человек», – отметил эксперт.

Есть ли массовый отток мигрантов из России? По данным ФМР, пока нет. «Таких сведений не поступает, – заявил Вадим Коженов. – Была информация о том, что около 1000 человек перешли границу, но это, как вы понимаете, капля в море на фоне миллионов остающихся в России людей».

Страх неопределенности, конечно, у кого-то есть — но ведь и многие россияне в первые недели спецоперации на Украине покинули страну, так что это явление, скорее, универсальное.

И, наконец, что касается дефицита рабочих мест — этого пока что тоже не наблюдается. «Основные компании с российского рынка пока что не окончательно ушли, а приостановили работу, а значит, продолжают платить зарплату, хотя бы и частично», – подчеркнул Коженов. Учитывая, что многие мигранты живут здесь с семьями, порой годами не возвращась на родину — очевидно, что причин срочно переезжать домой у них пока нет.

Массово, по словам Вадима Коженова, трудовые мигранты возвращаться домой не планируют. Исключение — например, травмы (и невозможность дальнейшей физической работы), проблемы у родственников. Так было все последние годы, за исключением, пожалуй, 2014-го: тогда одномоментное резкое падение курса рубля заметно обеспокоило людей. Особенно молодых — тех, кто не помнил обвал 1998 года. Но и тогда за несколько лет ситуация выправилась — ведь национальные валюты среднеазиатских стран тоже потеряли в «весе»…

– Ситуацию на «синеворотничковом» рынке труда можно сейчас определить как некоторую нехватку рабочей силы, – отмечает глава ФМР. – Чуть больше слышен голос строителей, но это прежде всего потому, что они более активно лоббируют свои интересы. Если бы такое же лобби было у логистов или таксистов, мы бы услышали и их голоса.

И все же причина для некоторых опасений есть: пока не известно, состоится ли традиционный сезонный приток мигрантов в Россию. Каждый год примерно 10% от присутствующих в стране мигрантов — то есть 800 — 900 тысяч — приезжают для полевых работ или помощи частникам (те самые люди, которые предлагают «вскопать огород» или услуги по мелкому ремонту). Приезд их приходится как раз на март — апрель. Вот только из-за санкций заметно подорожали билеты, да и вообще с транспортом стало сложнее.

– Весной имеющиеся в России рабочие руки могут перетечь в частный сектор, а заменить их на тех же стройках будет некому, – констатирует Коженов.

Правда — и в этом огромный плюс этого типа рабочей силы — мигранты, по словам общественника, отличаются феноменальной способностью к адаптации. Люди готовы менять отрасль, чтобы найти работу.

– Есть профессии, где нужно учиться несколько месяцев, а есть те, куда можно выходить сразу, – говорит глава ФМР. – Поэтому разница только в том, что на вакансию продавца человек может выйти хоть завтра, а бетонщиком — нужно будет поучиться. Но обычно это выглядит так: человек устраивается подмастерьем, за 1 — 2 месяца обучается класть ту же плитку, и вот он уже готовый специалист.

У нас существуют особые миграционные отношения с некоторыми странами. Помимо стран-членов ЕАЭС (то есть Белоруссии, Казахстана, Киргизии и Армении) — это Украина и Молдова, представители которых могут работать в России без квот и патентов. Такое преимущество появилось у граждан этих двух стран всего год назад.

Преференции действуют и в области предоставления гражданства России: за последние два года его получили около 1 млн граждан Украины. Причем если изначально оформление российского паспорта без процедуры получения вида на жительство было введено для жителей Донбасса в границах «линии соприкосновения», то теперь аудитория расширяется.

Таким образом, заменить сезонных рабочих, в принципе, есть кем. Даже применительно к массовым — уже упомянутым стройке, логистике — нишам, где работают мигранты. Что касается высококвалифицированного труда, то это и вовсе не проблема: на такие вакансии, как повара или таксисты, достаточно кандидатов и с российскими паспортами.

Антон Размахнин

По материалам: “Московский комсомолец”

Ранее

Первым долгом

Далее

Ключевой фактор

ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ:
Рейтинг@Mail.ru