Главная / Экономика / Инфляция без спешки

Инфляция без спешки

Что будет с ростом цен после передышки в мае

pixabay.com

Инфляция в России продолжает замедляться. По итогам апреля она составила свыше 17% в годовом исчислении, но недельные показатели явно свидетельствуют о резком снижении темпов роста цен. Что еще важнее, существенно снизились инфляционные ожидания населения. Это свидетельствует об уменьшении проблем с покупками товаров первой необходимости. Тем не менее пока прогнозы на рост цен в ЦБ остаются исключительно высокими, и борьба с инфляцией будет по-прежнему в приоритете у регулятора.

Сравнительный оптимизм

Согласно очередному обзору Банка России, в апреле текущего года инфляционные ожидания населения снизились до 12,5%, что на 6 процентных пунктов меньше, чем в марте. Последний раз такой показатель наблюдался летом 2021 года. Более того, они намного отстали от реальной наблюдаемой инфляции, что является исключительным случаем. Обычно ожидания превосходят уровень инфляции на несколько процентных пунктов.

Связано это с тем, что ожидавшийся рост цен уже реализовался. Кроме того, ЦБ отмечает, что люди в целом довольно оптимистично (естественно, в сравнении со страхами февраля-марта) оценивают перспективы экономической ситуации в стране. Наконец, в апреле рост цен в меньшей степени коснулся товаров первой необходимости. Именно они в первую очередь формируют картину инфляции у граждан, из-за чего и возникают известные искажения, на сей раз — в сторону ее недооценки.

Тем не менее о сокращении инфляционного давления свидетельствуют и объективные показатели. Весь апрель недельная и ежедневная инфляция замедлялась. К примеру, за неделю с 5 по 11 марта рост цен составил 2,09%, 19–25 марта — 1,16%, а 16–22 апреля — 0,25%. В начале мая цены продолжили расти, но скорость этого процесса упала еще сильнее, практически до нормальных в обычное время темпов.

По словам руководителя отдела макроэкономического анализа ФГ «Финам» Ольги Беленькойзамедление инфляции произошло с большим опережением ожиданий. По последним данным, недельная инфляция замедлилась до 0,12%.

— Сказывается существенное укрепление курса рубля: сейчас он фактически вернулся к доковидным временам, — отметила аналитик. — Кроме того, свою роль сыграли снижение спроса после ажиотажа конца февраля – начала марта (кто успел — сформировал запасы еще по старым ценам, с тех пор доступность кредитования сократилась, а часть наличности перетекла во вклады после повышения ставок).

С другой стороны, сократился и ассортимент доступной по цене продукции, а вместе с ней и спрос на нее (например, это может относиться к новым автомобилям бюджетных брендов). На этом фоне цены на телевизоры, смартфоны, лекарства умеренно снижаются после резкого повышения в феврале-марте. В то же время динамика цен на продовольственную продукцию, товары гигиены, бытовую химию остается повышенной, оказывают влияние и колебания цен на плодоовощную продукцию.

Траектория лучше прогнозов

Влияние сильных показателей российской валюты (близких к максимумам 2019 года) действительно огромно. Доля импортной продукции среди непродовольственных товаров на российском рынке превышает 50%, продовольственных — 20%. В обоих случаях речь идет об объемах в триллионы рублей, так что резкое падение курса доллара и евро во многом смягчает как санкции, так и проблемы с логистикой при поставках. Очевидно, что крепкий рубль может значительно замедлить инфляцию, о чем, кстати, постоянно говорилось в 2020–2021 годах, но регуляторы предпочли бороться с ростом цен иными способами.

Сейчас в экономике по-прежнему доминирует неопределенность: очень многое зависит от того, как будут развиваться события на Украине. Тем не менее кое-какие прогнозы можно дать уже сейчас. Главная проблема в этой области связана не со спросом, который после мартовского ажиотажа более или менее нормализовался, а с предложением.

— Сейчас траектория инфляции складывается лучше прогнозов, возможны новые скачки цен, связанные с исчерпанием запасов и дефицитом предложения товаров, сырья, комплектующих на фоне разрыва прежних экономических связей, — прогнозирует Ольга Беленькая. — Вклад в усиление инфляции могут внести увеличение расходов на логистику, параллельный импорт, высокая глобальная инфляция, ускоренное снижение банками депозитных ставок, стимулирующие меры бюджетной политики и льготных программ кредитования. С другой стороны, сдерживающими факторами для инфляции могут стать сокращение спроса и изменение его структуры (переключение на более дешевые и «простые» товары, услуги и комплектующие).

— Остаются и действуют драйверы роста цен, — констатирует главный аналитик TeleTrade Марк Гойхман. — Это уменьшение товарного ассортимента в торговле за счет снижения импорта и внутреннего производства, что поднимает цены на оставшуюся номенклатуру. Сохраняющиеся высокие инфляционные ожидания населения, провоцирующие повышение цен. Снижение уровня конкуренции на рынках из-за ухода многих игроков. Усложнившаяся и подорожавшая из-за санкций логистика, прерванные цепочки поставок и производственно-сбытовые связи, удлинение и удорожание транспортировки товаров.

Согласно прогнозу Ольги Беленькой, инфляция к концу года может составить около 20%, хотя последние данные увеличивают вероятность, что она может оказаться и несколько ниже.

— Пик инфляции в недельном выражении пройден, — отмечает начальник управления информационно-аналитического контента «БКС Мир инвестиций» Василий Карпунин. — Наблюдается ее замедление. Риски раскручивания инфляционной спирали снизились. Это открывает дорогу к дальнейшему смягчению ДКП Банку России. То есть уже на следующем июньском заседании регулятор может снизить ключевую ставку, например, с текущих 14% до 13%.

В последующие годы, отмечает аналитик, инфляция продолжит замедляться за счет трансформации экономики под новые условия с выстраиванием обновленных производственных и логистических цепочек, расширения предложения.

Структурная перестройка

Эксперты считают, что инфляция в данной ситуации является второстепенным вызовом в сравнении с экономическим спадом.

— Это фактически признается и в докладе ЦБ РФ по денежно-кредитной политике (ДКП) — что сейчас инфляция вызвана прежде всего шоками предложения, связанными с внешними ограничениями, — говорит Беленькая. А в этих условиях «проведение чрезмерно жесткой денежно-кредитной политики, направленной на скорейшее возвращение инфляции к цели, нецелесообразно — подавленный спрос не позволит производителям наращивать производство». В то же время ЦБ РФ, конечно, не отказывается от приоритета достижения ценовой стабильности и, допуская повышенный уровень инфляции на период структурной перестройки (2022–2023 годы), считает необходимым условием замедляющуюся инфляцию.

— Однозначно сейчас в фокусе именно процесс перестройки экономики, целью которой является адаптация к новым условиям. Фактор инфляции в этот период вторичен и не будет ключевым для ЦБ РФ. Финансовая стабильность и будущий экономический рост в приоритете. Если бояться инфляции и проводить чрезмерно жесткую ДКП, удерживая ключевую ставку очень высокой, в будущем мы всё равно получим высокую инфляцию, но уже со стороны ограниченного предложения. Сейчас важно одновременно стимулировать импорт и процесс импортозамещения, — заметил Василий Карпунин.

По словам Марка Гойхмана, необходимо бороться с обоими негативными трендами (ускорением инфляции и спадом в экономике) одновременно.

— Экономический спад и инфляция в России сейчас идут параллельно, причем сжатие экономики стимулирует рост цен. Поэтому нельзя сказать, что является большей опасностью. Это тот случай, когда «оба хуже». При этом в I квартале ЦБ России был вынужден ужесточать кредитно-денежную политику, повысить ставки в прямом и переносном смысле. Для предотвращения острых кризисных явлений, панической девальвации, разбалансировки экономики. Но такая политика, принесшая свои позитивные плоды, другой своей стороной имеет ограничение поддержки хозяйства, удорожание кредитов и инвестиций, снижение рентабельности компаний. Всё это — негатив для экономического роста, — резюмировал эксперт.

Дмитрий Мигунов

По материалам: «Известия»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru