От инфляции к рецессии

Каковы шансы глобального экономического спада

Аналитики сразу нескольких крупных банков предсказали высокую вероятность новой глобальной рецессии — второй за последние два года. Многие уверены в том, что она неизбежна, вопрос лишь в том, когда она случится, в этом году или следующем. Слишком много негативных факторов сошлось одновременно. Если же мировая экономика опять упадет в рецессию, риски для всех стран, включая и Россию, будут более чем существенные. Подробности — в материале «Известий».

Рост и реакция

Хотя последние полгода-год в мире были отмечены беспрецедентным за почти 40 лет ускорением инфляции, общий настрой в плане экономического роста повсеместно был всё же позитивным. В конце концов мировая экономика переживала восстановление после «пандемийного» кризиса, который был обусловлен чисто внешними событиями, не являясь циклическим или структурным. Даже инфляция воспринималась как явление, сопутствующее экономическому буму.

Сейчас, однако, стало ясно, что глобальная экономика находится близко к состоянию «идеального шторма»: сил, тянущих ее назад, слишком много. В первую очередь это та же самая инфляция. На данный момент она не только побила все рекорды с начала века в США, Европе и Азии, но и снизила реальные доходы населения, которые отстают от роста цен. Когда население беднеет, снижение реальных расходов является следующим шагом, и это верный знак будущего наступления рецессии.

В последние пару недель появились некоторые сигналы, что инфляция может замедлиться. Например, улучшилась ситуация с цепочками поставок в Северной Америке. Но это с лихвой компенсируется такими факторами, как рост цен производителей. Так, в Евросоюзе он составил в мае 30% (в 2019 году у производителей фиксировалась дефляция). Разумеется, в какой-то степени ритейлеры могут частично компенсировать этот рост, но рано или поздно он всё равно «просочится» в розницу в том или ином виде.

Из бурного роста цен вытекает необходимость и реакции на него. Это значит, что монетарная политика будет ужесточаться, причем резко и быстро. По такому пути уже идет ФРС США, на последнем заседании повысившая ставку сразу на 0,75%, чего не было как раз с 1980-х годов. В этом направлении, судя по всему, пойдут и другие центробанки, кроме, вероятно, японского. Что это может означать для экономики, которая более чем десятилетие привыкла жить в условиях сверхнизких ставок, можно только догадываться.

С чем столкнется мировая экономика

Одно из таких последствий — угроза нового долгового кризиса, когда заемщикам придется рефинансироваться по значительно более высоким кредитным ставкам. Это может коснуться как индивидуальных заемщиков, так и компании, и даже государства, особенно в Еврозоне, где не у самых стабильных Италии и Греции накоплены колоссальные в процентах от ВВП долги (у Италии 150%, у Греции свыше 200%). Многие государства в период пандемии занимали сотни миллиардов долларов, сейчас взятые средства придется возвращать. В условиях жесткой монетарной политики госдолг может перестать быть такой уж комфортной вещью.

Никуда не уходят и структурные проблемы в мировой экономике — дефицита топлива самых разных видов нет, но цены продолжают расти, и дальнейшие попытки изоляции российского ТЭК ситуацию будут только усугублять. Цены на продовольствие растут второй год подряд, и здесь ситуацию также исправить непросто. Между тем спрос на еду и топливо довольно неэластичен, и чем больше потратят на эти базовые вещи, тем меньше — на всё остальное, что в конечном счете также может подорвать мировой спрос.

Наконец, есть проблемы на рынках недвижимости в разных странах. С нынешних завышенных уровней они могут в любой момент начать обвал, потянув за собой и остальную экономику. Спад на биржах, где котировки также по-прежнему завышены, даже несмотря на коррекцию последних нескольких месяцев, тоже может рикошетом ударить по реальной экономике.

Справедливости ради, некоторые обстоятельства ограничивают потенциал и размах нового кризиса. К примеру, банковский сектор сейчас выглядит более сильным, чем в 2008 году, а прибыли корпораций по-прежнему высоки. Тем не менее угрожающих факторов всё-таки заметно больше.

Первые сигналы о замедлении экономики уже идут. Во-первых, крупнейшая экономика мира, США, испытала спад в первом квартале (–1,5%). Это еще не рецессия, поскольку спад был вызван неординарно высоким платежным дефицитом США, и во втором квартале, по общему мнению, ВВП вернется к росту. Но есть и другие индикаторы. Так, резкое падение стоимости большинства промышленных металлов (медь на прошлой недели подешевела до минимума с марта 2021 года) может говорить о быстро тающем спросе в индустрии, который скоро перейдет и на потребительский рынок.

Шансы растут

На данный момент Citigroup оценивает шансы глобальной рецессии в 50%. У Barclays прогноз более оптимистичный: в рецессию в четвертом квартале текущего года угодит только Еврозона, а ВВП США лишь замедлится до 1%. По прогнозу Всемирного банка, рецессия настигнет большинство стран мира, более того, развитые и развивающиеся страны столкнутся с проблемой продолжительной стагфляции.

По мнению вице-президента по экономическому анализу инвестиционного фонда ANIF Арама Налбандяна, глобальная рецессия возможна только в случае полного отказа от экспортных товаров из России.

— В первую очередь это касается энергоресурсов (Россия обеспечивает около 10% мирового производства нефти), металлов и зерновых. Этому способствуют также сбои в логистических цепочках. Таким образом, санкции против РФ приводят к росту цен, что может спровоцировать глобальную рецессию. При этом экономика России также зависит от экспорта энергоносителей, именно он обеспечивает приток валюты из-за рубежа. Получается, то, что плохо для РФ, — плохо и для глобальной экономики, — отмечает эксперт.

— Среди развитых экономик наиболее сложно сейчас складывается ситуация в ЕС, а значительное сокращение поставок газа из России с середины июня, которое «Газпром» объясняет техническими причинами и влиянием санкций, уже заставляет Германию объявить режим тревоги (второй этап чрезвычайного плана), вслед за которым могут вводиться квоты на поставки газа потребителям, прежде всего промышленным, — объяснила руководитель отдела макроэкономического анализа ГК «Финам» Ольга Беленькая. — В США, где до сих пор экономика показывала сильные темпы роста, появляются сигналы начала охлаждения, и риски связаны с анонсированным ФРС быстрым повышением ставок (до 3,25–3,5% до конца года и до 3,75–4% в будущем году), необходимым для снижения инфляции. Для развивающихся экономик-импортеров продовольствия и сырья ситуация значительно хуже, так как накопленных сбережений нет, заимствования становятся дороже, а у правительств, как правило, существенно ограничены возможности поддержки домохозяйств и бизнеса.

По словам эксперта по фондовому рынку «БКС Мир инвестиций» Евгения Миронюка, рецессия будет подразумевать не значимое снижение ВВП, а отсутствие роста развитых экономик, сопровождающееся инфляционным давлением и ростом безработицы.

— Рост мирового ВВП будут поддерживать при этом ведущие экономики Азии, несмотря на потенциальное снижение глобального товарооборота. Учитывая, что на текущий момент в экономике США нет значимых дисбалансов, как в 2008 году (ипотечный кризис), ожидаем, что рецессия в экономике будет непродолжительной, — отмечает аналитик.

Во всех предыдущих крупных рецессиях экономика России также терпела убытки. Что может произойти в этот раз, учитывая необычность сложившейся ситуации, в частности, сокращение импорта?

— Более слабая мировая экономика может сократить спрос на энергоресурсы и другие товары российского сырьевого экспорта. Это скажется на мировых ценах, а России и так приходится из-за санкционных, логистических, финансовых ограничений экспортировать свою продукцию со значительным дисконтом, — отмечает Ольга Беленькая. — С другой стороны, неопределенность связана с тем, будет ли реализовано одобренное ЕС частичное эмбарго на импорт российской нефти и нефтепродуктов с запретом страхования перевозок нефти, — это может усугубить дефицит энергоресурсов и не дать ценам существенно скорректироваться вниз. Такой сценарий усилил бы риски рецессии — и мы видим, что на саммите G7 лидеры спешно ищут альтернативы: сделать российскую нефть доступной, но ограничив предельную цену импорта. Реализация этого варианта пока выглядит туманно, так как попытки ограничить цену импорта российской нефти противоречат готовности азиатских стран покупать ее с дисконтом.

Как отметил Евгений Миронюк, для России наихудшим сценарием будет сохранение темпов снижения ВВП в 2023 и 2024 годах при дальнейшем сжатии экспорта и нормализации цен на сырьевых рынках.

Фото: Новые Ведомости

Дмитрий Мигунов

По материалам: “Известия”

Ранее

Не особо крупный

Далее

Изъятый элемент

ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ:
Рейтинг@Mail.ru