Банки с начала кризиса пошли на уступки по кредитам на 9,5 трлн руб

Объем кредитов, попавших под реструктуризацию с конца февраля, превысил 9,5 трлн руб., подсчитали в ЦБ. 88% этой суммы — долги крупного бизнеса. Масштабы пересмотра условий по таким кредитам уже превзошли показатели пандемии

С начала кризиса российские банки реструктурировали кредиты населению и бизнесу более чем на 9,52 трлн руб., сообщил представитель Банка России в ответ на запрос РБК. Наиболее значительная часть этой суммы приходится на ссуды крупному бизнесу.

В период с 19 февраля по 31 июля участники рынка пересмотрели условия по кредитам крупным заемщикам более чем на 8,4 трлн руб., что составляет 19% от их совокупного портфеля. Расчеты сделаны по данным 18 крупнейших банков, включая системно значимые.

За март—июнь под реструктуризацию попали долги малого и среднего бизнеса на 848,3 млрд руб., или 9,9% портфеля. Данные регулятору предоставили 36 банков, работающих в этом сегменте.

За тот же период банки изменили условия по 531 тыс. кредитов граждан на 267 млрд руб. (данные 44 игроков). На 1 июля доля реструктуризаций в розничном портфеле финансовых организаций составляла незначительные 1,1% портфеля против 3,4% на начало июля пандемийного 2020 года.

В отличие от розницы и сегмента МСП масштабы пересмотра условий по крупным корпоративным кредитам уже более чем на треть (37,7%) превзошли реструктуризации во время пандемии коронавируса. Так, с 20 марта 2020 года по 30 июня 2021 года банки реструктурировали крупные корпоративные кредиты на 6,1 трлн руб., или 16,5% портфеля. Тогда расчеты велись по 33 банкам.

Почему банкам пришлось давать так много послаблений

«Можно с уверенностью сказать, что отрасли, которую бы не затронул текущий кризис, не существует», — подчеркивает старший директор по банковским рейтингам агентства «Эксперт РА» Владимир Тетерин. К наиболее уязвимым он относит группы заемщиков из отраслей, которые «испытывали стресс» еще в пандемию, — туристический, отельный, арендный бизнес и авиаперевозчики.

«Нарушение логистических цепочек, скачки валютного курса, транзакционные риски, увеличение бюджетов проектов вследствие роста себестоимости, снижение спроса — пожалуй, это самые основные вызовы, с которыми столкнулся бизнес в ходе нынешнего кризиса и которые могли привести к реструктуризации долгов», — перечисляет аналитик.

Основной вклад в новые объемы реструктуризаций могли внести заемщики из сфер, где были сильны колебания цен базовых активов, считает независимый экономист Андрей Бархота: «Речь идет о нефтегазовой отрасли, операциях с недвижимым имуществом, ряде экспортно ориентированных отраслей с низкой добавленной стоимостью».

По его словам, масштаб реструктуризаций в этот кризис выше, чем в пандемию, поскольку ухудшение финансового состояния компаний «носит кросс-индустриальный характер». «В 2020 году основная проблема была с колебаниями спроса и доходов, тогда как сейчас речь идет о перестройке всех хозяйственных механизмов», — заключает Бархота.

В этом году, как и в пандемию, реструктуризация кредитов могла быть обусловлена факторами, напрямую не связанными с ухудшением платежеспособности крупных заемщиков, говорит руководитель группы рейтингов финансовых институтов АКРА Валерий Пивень. «К ним, в частности, относятся рыночные и разнонаправленные изменения процентных ставок, которые оформляются пересмотром условий договоров», — отмечает он.

После начала российской военной операции на Украине и ввода западных санкций Банк России внепланово повысил ключевую ставку до рекордных 20% годовых. Резкое ужесточение денежно-кредитной политики привело к пересмотру условий по корпоративным ссудам, выданным по плавающим ставкам, которые обычно привязаны к ключевой. В итоге под риском оказались заемщики, на которых приходилось порядка 40% корпоративного портфеля банков, оценивали в Минэкономразвития. Таким клиентам разрешили временно зафиксировать ставки по кредитам.

«Банки могли активно реструктурировать валютные кредиты, переводя их в рубли на фоне заметного снижения курса в мае—июле», — допускает управляющий директор рейтингового агентства НКР Михаил Доронкин. Конвертацию валютных ссуд ранее подтверждали глава ВТБ Андрей Костин и предправления «Открытия» Михаил Задорнов, оба банка одними из первых попали под блокирующие санкции США и ЕС и лишились возможности проводить любые операции в долларах и евро.

Как ситуацию оценивают сами банки

Спрос на пересмотр кредитных условий со стороны крупного бизнеса ненамного выше, чем в 2020 году, оценивает зампред правления Сбербанка Анатолий Попов: «Чуть более высокие объемы реструктурированных портфелей мы объясняем скорее успешным опытом 2020 года и большей популярностью инструмента сегодня, нежели чем реальной потребностью в реструктуризациях». По его словам, с конца июня доля реструктурированных ссуд находится на стабильном уровне, и в «Сбере» не прогнозируют ее роста до конца года. «Многие компании не столкнулись с серьезными трудностями благодаря нормализации процентных ставок и валютного курса, наличию запасов и переориентации на альтернативные рынки. Потому потребности в реструктуризации по клиентам, ранее не обращавшимся за ней, не ожидаем», — пояснил Попов.

В ВТБ интерес крупных клиентов к реструктуризации долгов тоже объясняют популярностью государственных программ поддержки. Только по одной из них — кредитных каникулах для бизнеса по 106-ФЗ — под реструктуризацию попали обязательства клиентов ВТБ более чем на 1 трлн руб., уточнил представитель банка. «Объем реструктуризаций рос достаточно динамично в первые месяцы, давать прогнозы в текущих условиях неопределенности по темпу до конца года, на наш взгляд, преждевременно», — добавил он.

Представитель оборонного Промсвязьбанка (ПСБ) сообщил, что спрос на реструктуризацию со стороны крупных заемщиков «остается на низком уровне». Он добавил, что крупному бизнесу сейчас интереснее получение финансирования в рамках господдержки.

Представитель «Уралсиба» сказал РБК, что запросов со стороны крупного бизнеса на реструктуризацию «практически нет», не раскрыв объемов. Остальные банки из топ-15 по корпоративному кредитному портфелю не ответили на запрос РБК.

Создает ли это риски для банковского сектора

До 31 декабря российские банки могут не ухудшать оценки качества и не создавать дополнительные резервы по кредитам заемщикам, которые пострадали от санкций. Речь идет о клиентах, чье финансовое положение ухудшилось после 18 февраля 2022 года. Кроме того, банки пока могут не формировать резервы по кредитам, которые уже были реструктурированы — например, в пандемию. Глава ЦБ Эльвира Набиуллина допускала, что послабления по резервам могут быть продлены, но не называла конкретных сроков.

«АКРА в настоящее время не видит масштабных реструктуризаций, связанных с ухудшением кредитоспособности заемщиков, которые могли бы привести к созданию резервов, угрожающих устойчивости банков», — говорит Пивень. Он отмечает, что не все реструктурированные кредиты в пандемию в итоге получили статус проблемных. По данным ЦБ, на 1 февраля 2022 года объем просроченных корпоративных ссуд составлял 2,95 трлн руб., на «плохие» долги приходилось 5,6% портфеля. После начала кризиса Банк России не раскрывает статистику о просрочке в секторе.

Большинство опрошенных РБК экспертов не стали давать оценок, какой может быть динамика реструктуризации крупных кредитов до конца года. В мае первый зампред Банка России Ксения Юдаева допускала рост кредитного риска в корпоративном сегменте, без конкретных прогнозов.

Как правило, на фоне кризиса доля ссуд низких категорий качества уверенно растет, но уходит много времени на то, чтобы банки в полной мере признали эти потери и абсорбировали их, отмечает Бархота.

По его словам, 30–40% реструктурированных ссуд обычно подвергаются повторной реструктуризации, затем возможен дефолт заемщика, если он по-прежнему не будет справляться с выплатами. «В текущих условиях эти процессы будут воспроизведены в ускоренном режиме», — говорит эксперт, оценивая, что до 50–60% реструктурированных в этот кризис корпоративных кредитов в итоге могут оказаться в категории проблемных. «Ситуация усугубляется тем, что банки не могут разбавлять старый обесцененный объем ссуд новыми выдачами в связи с шатким положением заемщиков в большинстве индустрий», — заключает Бархота.

Фото: Новые Ведомости

Юлия Кошкина

По материалам: “РБК”

Ранее

Гинцбург заявил о создании вакцины против трех новых видов «омикрона»

Далее

Минск вместо Милана

ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ:
Рейтинг@Mail.ru