Самый коварный шпион

Как разведка ФРГ получила тайну корабля «Буран»

В России продолжаются аресты учёных по подозрению в государственной измене. Только в Новосибирском академгородке за три летних месяца было задержано три научных сотрудника. В профессиональной среде говорят о возвращении к советской практике, где в интересах безопасности секретилась любая информация. Тем не менее даже при этой строгой системе находились очень простые лазейки, через которые за рубеж уходили строго охранявшиеся научные тайны.

16 июня 1986 года военный трибунал Московского военного округа рассмотрел уголовное дело в отношении Ильи Михайловича Суслова по обвинению в измене родине в форме шпио­нажа. Как водится, государственного преступника в зале суда охранял усиленный конвой. Впрочем, в данном случае он выглядел неуместно. На скамье подсудимых сидел нелепый маленький полноватый человек, чьи руки то и дело сводила судорога, а речь звучала настолько невнятно, что приходилось прислушиваться. Словом, вряд ли бы нашёлся хоть один человек, который мог бы заподозрить в Суслове шпиона. Тем не менее по уровню коварства, умению пускать пыль в глаза и мастерству подбора психологических ключей к собеседнику 41-летний научный редактор Агентства печати «Новости» (АПН) легко бы дал фору любому матёрому разведчику.

Племянник Суслова

У Ильи Суслова не было нормального детства. В юном возрасте он заболел полиомиелитом, на который наложились другие хвори. Потому пока другие дети бегали во дворе, Суслов читал и мечтал. Настойчивость помогла ему успешно окончить школу, а потом поступить в МГУ на факультет журналистики. В знаменитом здании на Моховой готовили элиту советской печати. Какими данными нужно обладать, чтобы добиться зачисления, будучи полунемым калекой!

«Он еле-еле ходил, он не выговаривал многих звуков (слушать его было мучительно, ибо он не произносил слова, а мычал), – позже вспоминал известный журналист Владимир Шахиджанян, – у него еле двигались ноги, странно выглядели руки. Но он много читал, много знал, терпеливо учился преодолевать трудности, организовал школу юного журналиста. Он мечтал работать на телевидении – и работал, конечно, не в кадре. Он создавал фильмы, он объездил весь мир. Он добился своего».

Впрочем, секрет невероятного успеха, возможно, объяснялся не только одним лишь упорством и силой воли. Позже отмечалось, что молодой журналист настырно создавал себе репутацию то ли племянника, то ли троюродного внука Михаила Суслова – главного идеолога партии. Коллеги верили. Ведь периодически к зданию студии подкатывала чёрная служебная «Волга», шофёр которой уважительно распахивал перед Сусловым дверь. Секрет раскрылся в ходе суда. Оказалось, что Суслов за 70 рублей в месяц подрядил возить себя шофёра председателя Госстандарта. Тот обслуживал семью чиновника, гоняя в магазины за продуктами, так что свободного времени имел много.

Сферой творческих интересов Суслова стал космос. Он готовил репортажи, бывал в Звёздном городке, встречался с космонавтами, инженерами, учёными. Успешную карьеру прервало ЧП: в 1983 году из студийного сейфа пропали плёнки с записями свежих запусков космических кораблей. Скандала, грозившего объяснениями с КГБ, никто не хотел, потому дело замяли, но с телевидения Суслова всё же уволили.

Именно в 1983-м, как позже будет отмечено в материалах дела, Суслов и начал свою шпионскую карьеру. Его контактом стал работавший в Москве представитель немецкой фирмы «Карл Шанценбах» Пауль Арсене, по совместительству с бизнесом выполнявший задания разведки ФРГ.

50 тысяч марок

Что самое любопытное, Арсене, похоже, тоже поверил в причастность своего агента к высшим государственным сферам. По крайней мере в приговоре указано, что в 1983 году коммерсант-разведчик передал Суслову 2 тыс. рублей за то, чтобы тот уладил якобы вопрос с обыском у его русской подружки. А позже передал ему автомобильный магнитофон «Пионер» ценой 1 тыс. руб­лей и импортную пишущую машинку за помощь в оформлении для той выездной визы. Вряд ли бы Арсене стал привлекать для таких задач простого редактора. Другое дело родственник Суслова, пусть даже к тому времени уже покойного. Ведь у «племянника» бывшего «серого кардинала» Кремля наверняка должны оставаться знакомые, близкие к государственным секретам. Как такого не завербовать.

Тем не менее опростоволосившись в одном, в другом немец всё же попал в десятку – секретными сведениями Суслов действительно обладал. «К космонавтике я имел отношение давно, практически со студенческой скамьи, – рассказывал он в ходе следствия и суда. – Я знал, что американцы при создании своих шаттлов решали проблемы с термозащитным покрытием кораблей, а также по созданию электромеханических приводов, обеспечивающих герметичность люков и отсеков. Так получилось, что это совпало с поручением издательства АПН начать выпуск альманаха «Советская наука и техника». Я был утверждён заместителем главного редактора. В состав редколлегии вошли видные учёные, инженеры. Я им задавал вопросы, но они подчас в своих ответах выходили далеко за рамки. Я их даже не заставлял отвечать. Они хотели создать впечатление, что у них нет конкурентов. Так они сообщали сведения, которые я не мог бы получить».

Контакты Суслова шли едва ли не до самого верха советской космической отрасли. Отмечалось, что он был лично знаком с генеральным конструктором НПО «Энергия» Валентином Глушко, а в 1984 году запросто обратился к лётчику-космонавту Валентину Лебедеву с просьбой дать ему бортовой дневник и без проблем получил его на правах старого знакомца, пишущего о космосе.

Всего, как следовало из приговора, Арсене передал Суслову 50 тыс. марок за полученные от него секретные и совершенно секретные сведения. Сумма более чем внушительная – для примера, знаменитому шпиону Олегу Пеньковскому американцы положили «оклад» всего в 2 тыс. долларов в месяц. За что же последовал такой гонорар? Бывший ведущий инженер 12 ГУ Минавиапрома СССР Евгений Копылов, работавший над созданием «Бурана», вспоминал: в 1986 году в министерстве состоялось совещание по вопросам обеспечения режима секретности разработки советского шаттла и усиления противодействия иностранным техническим разведкам. Как пояснял докладчик, Суслов продал западногерманской разведке секретные материалы по тематике МТКС «Буран».

Другой момент, как именно Суслов подбирал информацию для передачи. «Делал он это довольно просто, – рассказывал писатель Денис Драгунский. – Он брал интервью у крупных ученых – физиков, ракетчиков, самолётостроителей. Приносил машинописный текст в Главлит, а через неделю получал его обратно. Красным цензорским карандашом были отчёркнуты абзацы, которые печатать было нельзя, ибо гостайна. Затем попросту передавал эти вырезанные цензором кусочки шпиону-связнику. Вот и вся недолга. Как же пресекли его деятельность? Тоже очень просто. Суслов стал лихо гулять на деньги от продажи гос­тайн. Дорогие шмотки, девочки, курорты, попойки в ресторанах. А люди у нас бдительные. Нетерпимые к «чуждому образу жизни»…»

Сдал всех

Как именно удалось выйти на Суслова, на Лубянке уточнять не стали. Возможно, и правда поступил сигнал от доброжелателей. По крайней мере сложно представить, чтобы КГБ, зная о шпионской деятельности Арсене, позволил уйти за границу секрету покрытия корпуса «Бурана». К тому же Суслов, судя по всему, и правда любил черпать жизнь большой ложкой. В пропагандистском фильме, посвящённом его делу, отмечались его частые выезды на Рижское взморье и широкие застолья. Как бы то ни было, 24 июня 1985 года Суслова арестовали. Вместе с ним взяли и Пауля Арсене. На очной ставке бывшие партнёры яростно топили друг друга. Арсене с нескрываемой брезгливостью рассказывал о жадности своего контрагента, готового продать за деньги даже родную мать. Суслов, в свою очередь, говорил о порочности охмурившего его немца. Запираться Суслов не стал, рассказав не только о своих похождениях, но и вообще обо всех ставших известных ему по работе пикантных фактах. В частности, по свидетельству судьи в отставке Вячеслава Звягинцева, раскрыл дружески рассказанный ему космонавтами секрет доставки на орбиту алкоголя: тюбики, в которые помещалась космическая пища, перед полётом тайно заправлялись горячительным.

Тем не менее попытка выторговать себе прощение не удалась. Арсене просто выслали из СССР, а вот Суслова суд приговорил к 15 годам лишения свободы с конфискацией имущества. Впрочем, есть свидетельства, что уже спустя пять лет его досрочно выпустили. О том, что стало с Сусловым дальше, документальные свидетельства отсутствуют.

Фото: pixabay

Игорь Киян

По материалам: “Наша Версия”

Ранее

Смертельная "Ирония"

Далее

«Хуже мародёрства» – «слуги» против «слуг»

ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ:
Рейтинг@Mail.ru