Местами «Град»

Как артиллеристы поддерживают наступление в Марьинке

Поселок Марьинка на западной окраине столицы ДНР — место едва ли не самых тяжелых боев на всем донецком направлении. За последние несколько суток ВС РФ удалось освободить многоэтажную — центральную — часть поселка, теперь бои идут за частный сектор. Продвижение российских частей и подразделений здесь сопровождается почти непрекращающейся канонадой. Корреспонденты «Известий» побывали на позициях артиллеристов, поддерживающих наступление в Марьинке. А после пообщались с врачами 1-го армейского корпуса. Военные рассказали об особенностях боевых действий в городских условиях и изменениях, которые опыт СВО внес в работу как артиллеристов, так и медиков.

Пристрелка с перелетом

— Впереди вместе с одним из пехотных командиров находится наш разведчик-корректировщик, командир взвода. Он может оперативно донести информацию о выявленной цели, снять артиллерийские координаты и выдать их нам на батарею. До СВО такого разведчика впереди не было, и зачастую тяжело было «срастить» запрос пехотного командира на местности и артиллерийскую цель, — рассказывает Макс, офицер-артиллерист 5-й бригады «Оплот» 1-го донецкого армейского корпуса, о том, как изменилось ведение огневой поддержки за время СВО.

Замаскированное в лесопосадке 152-мм орудие «Гиацинт» ожидает приказа на открытие огня, пока мы обсуждаем новшества в боевой работе. Собственно, это оружие и само по себе одно из новшеств, оно появилось у донецких артиллеристов в ходе замены 122-мм орудий на более мощные калибры уже в ходе СВО. Кроме мощности боеприпаса, важен и фактор дальности: «Гиацинты» работают на дистанциях, сопоставимых с иностранными гаубицами противника.

Бригада получила большой опыт наступательных боев и в городской застройке, и в бою на поле. С учетом инженерной подготовки противника и его насыщенности противотанковыми средствами без мощнейшей артиллерийской поддержки продвижение вперед становится невозможным. Поэтому артиллеристам приходится оказывать своим войскам непосредственную огневую поддержку на поле боя.

— В наступательных боях мы работаем точечно рядом со своей пехотой, очень близко иногда приходится. Пехота выходит на противника на расстоянии 100–200 метров, запрашивает нашу огневую поддержку, и нам приходится очень точно поражать цели, — продолжает свой рассказ артиллерист.

В ближних городских боях, когда противник находится через улицу или дом от наступающей пехоты, важно не нанести удар по своим, действуя на минимальном удалении. Для этого используют множество приемов, например ведут пристрелку с перелетом дальше цели. А потом по докладам корректировщика переносят огонь, подводя его к заданной точке «сзади» для безопасности своих войск.

Приходилось артиллеристам использовать и другие приемы, когда этого требовала тактическая обстановка. При наступлении под Попасной ставили «огневой вал» перед наступающей пехотой. Это одна из самых сложных артиллерийских задач, которую даже на учениях могут выполнить немногие подразделения. Перед наступающими войсками ведется огонь по переднему краю противника, который сдвигается в глубину с той же скоростью, с которой техника продвигается вперед. Но под Донецком это невозможно, слишком неравномерная скорость «рывков» вперед от укрепления к укреплению, от дома к дому.

Получена команда — и «Гиацинт» делает пристрелочный выстрел, а потом три беглых. Пороховой дым смешивается с паром, идет холодный мелкий дождь, и орудие, и трава вокруг мокрые. Бойцы маскируют орудие и уходят в блиндаж, а джип с журналистами с трудом выбирается по размокшей дороге, буксуя в колеях, оставленных артиллерийскими тягачами.

Работает «Архангел»

Тактика работы РСЗО «Град» отличается от буксируемой артиллерии, их преимущество в подвижности и скорости, отстрелялся — ушел. А вот цель та же — поддержка наступления в Марьинке и контрбатарейная борьба. Среди боевых машин в укрытии бросается в глаза «Град» с надписью «я твоя карма» на клыкастом бампере грузовика «Урал». А нам предстоит работать с машиной «Архангел».

Командир машины с позывным Рыча рассказывает, что сейчас работают часто и активно, почти как во время боев за Мариуполь. За день боев выпускают до пяти «пакетов», как называют полные заряды реактивной системы. Периодически ведут огонь и отдельными снарядами, всё зависит от цели. При нас «Архангел» выпускает пять реактивных снарядов, уход полного «пакета» сегодня мы не видели.

Ближе к передовой располагаются 152-мм орудия Д-20, обладающие большой разрушительной мощью, но меньшей дальностью ведения огня. Несмотря на большие потери в опытном личном составе у украинской стороны, контрбатарейный огонь ведется достаточно часто. Командир орудия Шум считает, что украинцы компенсируют проблемы с подготовкой стрелков более дорогой и совершенной техникой, которую получают с Запада.

— Каждую тысячную надо правильно подводить, и это надо быстро делать, потому что своей пехоте поддержка нужна вот прямо сейчас, — рассказывает Шум о сложностях своей работы в текущих боях. Его расчет проверит всё, например стал еще внимательнее следить за герметичностью гильз. Даже небольшое попадание влаги в порох может сказаться на точности стрельбы.

Шум говорит, что добивался точности попадания в семь метров одним из первых выстрелов, что с учетом мощности 152-мм снаряда означает гарантированное уничтожение даже хорошо защищенной цели.

Медицинский совет

В Донецке гуманитарный фонд «Великое отечество» проводит распределение большого груза медикаментов и медицинского имущества для подразделений, действующих на фронте. Помещение большого склада напоминает супермаркет, несколько десятков военных медиков внимательно осматривают ряды ящиков и отбирают необходимое, периодически сверяясь с офицерскими блокнотами. Как и у артиллеристов, в работе медиков многое изменилось за время СВО.

— Слава богу, что начала вводится так называемая тактическая медицина. То есть бойцов стали больше обучать использованию аптечки и дополнительных средств, отрабатываются навыки эвакуации с поля боя нового типа. Конечно, большое спасибо тем, кто снабжает войска средствами эвакуации, — рассказывает Скальпель, врач в одном из штурмовых подразделений, действующих под Донецком. Он подчеркивает, что каждому солдату необходимо обратить внимание и максимально получить навыки самопомощи. В таких тяжелых боях, как сейчас, среди штурмовых подразделений это может иметь решающее значение.

За соседним рядом ящиков погрузкой имущества занимается Руслан, техник медицинской роты полка. Всего пять дней назад, вывозя раненого, он попал под артиллерийский обстрел, получил два ранения, а медсестра — травму руки. Сегодня они уже в строю — продолжают заниматься эвакуацией.

— Отдохнем тогда, когда выиграем войну и вернемся домой, сейчас нет времени отдыхать,— заканчивает свой рассказ об этом эпизоде Руслан.

Он в зоне СВО с первого дня, с 24 февраля, за это время уже сбился со счета, сколько совершил эвакуационных выездов. Пытается вспомнить и говорит, что в 750 выездах он уверен. До недавнего ранения он уже получал контузию.

— Бывало, что летели и 120 км/ч и при этом оказывали первую помощь, делали всё, не останавливались, чтобы человека довезли, — с гордостью рассказывает Руслан о работе группы.

За всё время лишь двое из тех солдат, кого с поля боя смогли донести до уазика Руслана, в дальнейшем умерли в больнице. Остальных удалось спасти, включая и многих тяжелораненых. Но, когда он рассказывает про двоих погибших, даже сейчас заметно, как он переживает.

— До СВО у нас были стандартные твердые носилки, а сейчас появились мягкие. Стало намного легче вытаскивать ребят. Бинты и медикаменты стали более качественными. И жгуты поначалу были чуть-чуть суховатыми, сейчас уже более качественные, — перечисляет Руслан. Многое из этих изменений — заслуга волонтеров.

Возле склада в медицинский микроавтобус грузят медикаменты представители подразделения, наступающего на направлении Пески – Нетайлово. Там идут едва ли не самые ожесточенные бои. Им сейчас в первую очередь необходимы дополнительные противопростудные лекарства. Продвигаясь вперед в такую погоду, солдатам приходится подолгу находиться на отбитых у противника позициях. А быстро наладить бытовые условия под огнем не получается, отсюда и много простывших и большой дополнительный расход медикаментов.

Возле полного грузовика медицинской помощи, уходящего в одно из мобилизационных подразделений, военный врач Камыш рассказывает о других изменениях в медицинском обеспечении, с которыми он столкнулся в ходе СВО. Во время мобилизации армия пополнилась людьми, которые в среднем старше штатных военнослужащих и не проходили настолько жесткий отбор по здоровью, как солдаты мирного времени. Поэтому, по словам Камыша, медицинское снабжение сейчас подстраивается под эти изменения.

Интересно, что, как и во многих других воинских специальностях, за время СВО военные медики стали носить «мотивационные» нашивки с ироничными изображениями и лозунгами. Днем раньше у артиллеристов мы наблюдали ставшие уже известными «работаю удаленно» и «ландшафтный дизайнер». А вот у медиков на рукавах курток и бронежилетах свой пестрый набор скелетов, делающих переливание крови, черепов с надписями «карательная медицина» и других примеров военного юмора.

Фото: pixabay

Дмитрий Астрахань

По материалам: “Известия”

Ранее

Репутация Байдена снова под угрозой

Далее

Выиграли сбор

ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ:
Рейтинг@Mail.ru