Главная / В Мире / В Ереване — протест, а не электромайдан.

В Ереване — протест, а не электромайдан.

 Директор Института политологии и права Российско-Армянского (Славянского) Университета  Лариса Алавердян о событиях в Армении

thumb

Первый омбудсмен Армении и директор Института политологии и права Российско-Армянского (Славянского) Университета в Ереване Лариса Алавердян о событиях на проспекте Баграмяна и площади Азатутян в центре армянской столицы.

Есть ли все-таки «электромайдан» в центре Еревана?

Нет! В Ереване есть однозначно озвученный социальный протест. Его озвучила протестная публика. Что его отличает от политического? Демонстранты не требуют смены чиновников, министров, правительства.

Поэтому это не политический протест. Люди на улице страстно защищают социальный характер протеста.

Требуют только отменить решения о повышении тарифов, потом снизить их и, конечно, наказать полицейских, применивших чрезмерное насилие в отношении демонстрантов. Речь идет об уголовной ответственности, поскольку полиция превысила свои полномочия.

Что вы можете ответить тем экспертам, которые узрели в этом социальном протесте «электромайдан»?

Любой самозваный «эксперт» может сказать, что в основе протеста – проблема политического характера. А я считаю, что это протестное движение – отражение кризиса управления партии власти. Однако речь идет о социально-экономических неудачах.

С точки зрения политического анализа, можно прогнозировать, что если не последует адекватной реакции со стороны властей, протест может быстро превратиться в политический.

Тогда его носителями будут уже не только смелые молодые люди, но и оппозиционные политические партии, и широкие народные массы.

Разделяете ли вы мнение некоторых наблюдателей и журналистов, считающих, что протестное движение подходит к концу?

Нет! Никоим образом! Ведь решение о повышении тарифов официально не отменено! Сегодня, кроме устного заявления президента, нет правового акта об отмене нового тарифа. А аудит не просто так делается. Это довольно сложная процедура. Поживем, увидим его результаты. Между тем у президента есть полномочие приостановить повышение тарифов. Он этого не сделал. Никто не знает, откуда правительство в дальнейшем возьмет деньги для компенсации новых цен. Надо знать, что правительство не имеет права использовать внебюджетные средства. И причем тут Минобороны? Или этот наглец Бибин, или другой, или «Электросети»?

Если есть экономические нарушения, тут надо завести дело. Слово «аудит» никому не понятно. Он уже проводился один раз. Кто заплатит за повторный, который стоит очень дорого? Надо было просто приостановить повышение тарифов и начать расследование. Надо знать, есть или нет материал для уголовного дела. Появились публикации об огромных долгах крупных армянских предприятий, а также о том, что КРОУ оштрафовала «Электросети» на копейки. Верно все это или нет? Надо выяснить вопрос.

Как отразится протест в целом на развитии армянского общества?

Хорошо! Общественность в целом и интеллигенция в частности продемонстрировали новые качества. Самое главное из них – независимость. А также высокий уровень цивилизованности. Весь мир был удивлен: не было поджогов, ничего не разбили, не уничтожали материальных и культурных ценностей. Попытки приписать им наличие и применение оружия закончились ничем.

Демонстранты ничего не разбивают: они подметают за собой. К полиции относятся с уважением. Даже благодарят ее за терпение и выдержку.

Вы в качестве первого омбудсмена Республики Армения какие нарушения прав человека увидели с той или с другой стороны?

Права человека нарушаются как действием, так и бездействием. Когда власть бездействует – это нехорошо. Тогда возможны еще большие нарушения. Поэтому требуется активность властей.

Как этот социальный протест может отразиться на отношениях Еревана с Москвой?

Проблема в том, что российские СМИ неадекватным образом отреагировали на развитие ситуации. Они больше слушали посторонних лиц. Слава богу, что директор Института Стран СНГ Константин Затулин расставил все по местам. Надо понять, что любые неоправданные решения частных организаций могут поставить под вопрос российскую политику в Армении. Сейчас опять частично может проявить себя недовольство из-за ситуации с убийцей армянской семьи Валерием Пермяковым. Грамотная реакция властей на предыдущие негативные явления быстро нивелировала подобные настроения.

Здесь, конечно, есть прозападные группы, однако есть и очень сильные группы, выступающие за дружбу с Россией. Это соотношение сил останется на очень долгий период.

Все зависит от умения властей вести диалог с демонстрантами и в целом с общественностью на равных. Так смогут проявиться и голоса против антироссийских настроений.

Георгий Коларов

Фото: focus.ua

По информации: rabkor.ru


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru