Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Суббота, 25 03 2017
Home / СЛАЙДЕР / Пустыня… и новая индустриализация

Пустыня… и новая индустриализация

Экспертный доклад на заседании Комитета по валютно-финансовой и денежно-кредитной политике «ДЕЛОВОЙ РОССИИ»

3568

Финансирование новой индустриализации

Финансовая система России сложилась ситуативно при трансформации бывшей советской экономики в постсоветскую. Она слишком проста и нефункциональна, всё еще носит черты перестроечной чрезвычайщины и не удовлетворяет требованиям модернизации. Капитал дорог и недоступен. Россия  не только не может профинансировать новую национальную инфраструктуру, но и постоянно находится под угрозой потери экспортных доходов, а с ними – перспектив на развитие. Предыдущая финансовая политика сделала своё дело – теперь она должна уйти в прошлое. Перефразируя Нобелевского лауреата Пола Самуэльсона можно сказать – эта финансовая политика, как автомобиль с одной только первой скоростью, помогла вытащить страну из грязи, но не годится, чтобы мчаться по дороге модернизации. Нужна новая финансовая модель, гораздо более мощная, построенная не на валютном обмене, а на плановой эмиссии под будущий спрос и будущую капитализацию.

ПРОЕКТНАЯ МОЩНОСТЬ ФИНАНСОВОЙ СИСТЕМЫ

Мы считаем, что минимальное количество рабочих мест мирового уровня, которые нужно создать в ближайшие годы – 25 000 000. Если же мы сможем повысить производительность труда в российском несырьевом секторе до среднеевропейского уровня, то есть в 3-5 раз, то при сохранении емкости рынков сбыта и объемов продаж промышленной продукции возникнет необходимость в трудоустройстве до 40 000 000 человек, которые высвободятся в процессе модернизации производства.  Дальнейшее трудоустройство этих людей во вновь создаваемой современной экономике c необходимой инфраструктурой потребует 100 000-500 000 долларов  на одно рабочее место.  Взяв среднее между этими значениями– 300 000 долларов, получим, что цена модернизации составляет 12 трлн. долларов, что превышает накопленную разницу в ВВП Китая и России за последние 20 лет.

ЭКСПОРТ – НЕ ОПОРА

Если провести модернизацию за 10 лет, то объем инвестиций должен составлять около 1 200 000 000 000 долларов в год, вчетверо выше, чем в 2010 году. Для оплаты «счетов модернизации» понадобится увеличить российский экспорт нефти и газа в 3,5 раза по сравнению с нынешним уровнем, что нереально ни по отраслевым возможностям, ни по доступной ёмкости экспортного рынка.  Мы здесь учли лишь модернизацию промышленности с обеспечением сохранения занятости и не учитывали средства, требуемые на модернизацию армии, ЖКХ, пенсионной системы и других программ, от которых государство не может отказаться. Следовательно, реальная «стоимость модернизации» окажется гораздо выше, а дефицит денег ещё острее.

ИСТОЧНИК ДЕНЕГ

Где берут деньги страны, ВОВСЕ не экспортирующие или экспортирующие мало по сравнению с производимым ВВП? К последней группе принадлежат США, обеспечивающие финансирование ВСЕГО МИРА при сравнительно небольшой доле экспорта в ВВП. Как же они это делают? Развитые государства значительную часть своих денег СОЗДАЮТ сами с помощью развитых финансово-банковских систем. Речь идет не о пресловутом «печатании денег» в обывательском понимании, а о целом комплексе государственных и частнокорпоративных институтов. Цель их существования – создавать, преобразовывать в разные формы активов и капиталов  интеллектуальные, трудовые, сырьевые и другие ресурсы, питающие силу национальной финансовой системы, и вовлекать их в оборот в товарной форме или в форме предоставляемых услуг, включая здравоохранение, образование, науку, культуру и т.д. Сильные финансовые системы подчиняют себе страны богатые ресурсами, но не обладающие финансовыми ресурсами, и эти подчиненные, вовлечённые богатства становятся дополнительным обеспечением валют, эмитируемых сильными государствами. Эти деньги СОЗДАЮТСЯ под обеспечение ресурсами, и их себестоимость, с точки зрения трудозатрат для создателей практически нулевая. Развитая финансовая система порождает стоимость.

СТРАНЫ ВТОРОГО СОРТА

Деньги развивающихся и финансово зависимых стран, в том числе России, создаются через покупку их центральными банками валют развитых стран на открытом рынке посредством обмена своих реально произведённых товаров на чужой нематериальный актив. Дороговизна превращения реальных ресурсов в виртуальное денежное обязательство делает неконкурентоспособными как сами национальные валюты, так и капиталы, образующиеся на их основе.

РОССИЯ – ФИНАНСОВАЯ ПУСТЫНЯ

Россия всегда находится в состоянии дефицита денег и её финансовое благополучие всецело зависит от конъюнктуры цен на энергоносители. Показатель монетизации М2/ВВП России в полтора раза ниже, чем в США и в 5 раз ниже, чем в Китае. Зато обеспеченность эмиссии золото-валютными резервами зашкаливает, приближаясь к 80 процентам, как будто нам совсем никто не доверяет. Прежде всего, мы не доверяем сами себе. Нет доверия – нет кредита.

КАК КРУТЯТСЯ ДЕНЬГИ В РОССИИ

Почти весь денежный оборот российской экономики проходит через госбюджет. Объём денежной массы М2 примерно равен доходной части консолидированного бюджета Российской Федерации. Остающиеся в обороте рубли увеличили ВВП за последние годы на 16 триллионов рублей, что свидетельствует о чрезвычайно высокой скорости оборота дефицитных денежных средств в экономике. Рост ВВП по сравнению с 2004 годом на 94 процента вследствие увеличения внешнеторгового оборота вызвал опережающий рост валового накопления на 125 процентов и налогов на товары и услуги на 105 процентов. При этом реальные инвестиции в основной капитал в сопоставимых ценах выросли всего на 58 процентов. Таким образом, государство оказалось не в состоянии продуктивно использовать «избыточные» бюджетные доходы, которые лишь расходовались на скупку валюты у банков и у населения и выводились из национальной экономики.

РОССИЯ – ИНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ ПУСТЫНЯ

Казалось бы, в условиях сравнительно высокой скорости денежного оборота Россия должна была бы стать Меккой мирового инвестиционного капитала. Однако в отсутствие национального и территориального планирования, а также  эффективной антимонопольной политики возможность снижения риска путём повышения прибыли есть только у уже сложившихся крупных и сверхкрупных компаний. В результате происходит вымывание общественного капитала из мелкого и среднего бизнеса, мелких и средних населённых пунктов и возникновение инвестиционных пузырей в отраслевом разрезе – в горстке «голубых фишек» и в территориальном – Москве, в особенности в московской недвижимости. Всё это затрудняет доступ нового капитала в экономику страны. Характерно, что богатейшие российские бизнесмены держат значительную долю своих капиталов в низкоприбыльных, но в то же время низкорисковых зонах западных экономик. Так же поступает и Минфин России.

НУЖНО ИЗМЕНИТЬ ПОЛИТИКУ

Никакие ухищрения с бюджетом и отдельными проектами не помогут запустить самостимулирующий маховик модернизации, пока не произошло принципиальное изменение – переход от эмиссии путём скупки экспортных доходов к ПОЛНОЦЕННОМУ СОЗДАНИЮ рубля.

Необходимость оторвать инвестиционный процесс от валютных поступлений давно назрела и перезрела. Долгосрочные инвестиции в инфраструктуру и основные отрасли промышленности должны финансироваться за счёт долгосрочных обязательств российского государства, а не купленных обязательств других государств. Ликвидные резервы Минфина должны рассматриваться только как обязательные резервы суверенной национальной финансовой системы. Государственные инвестиции должны быть увязаны с планируемыми результатами. Только тогда экономический рост продолжится, а инфляция останется в приемлемых рамках.

БЕЗ ПЛАНА КАК БЕЗ РУЛЯ

Все развитые страны планируют свою экономику. Современные системы национального планирования выросли из инфраструктурных проектов, поддержанных государством, – будь это французские АЭС или американские междуштатные автомагистрали. Трудоёмкое и капиталоёмкое строительство инфраструктуры помогло странам, которые сегодня лидируют в мире, создать десятки миллионов новых рабочих мест. Особенностью инфраструктурных отраслей является сочетание высокого уровня капитальных затрат и сравнительно низких эксплуатационных издержек. Чем больше сфера обслуживания, тем шире база окупаемости капитальных затрат. Поэтому развитие инфраструктуры ведёт к снижению общественных издержек и общему повышению производительности труда. Развитие этих отраслей возможно только благодаря стимулированию спроса на ЕЩЁ НЕ ПРОИЗВЕДЁННУЮ продукцию, что невозможно на хрестоматийном «стихийном» рынке.

УПРАВЛЯТЬ ДЕНЬГАМИ

Должны быть созданы каналы вливания многомиллиардных государственных инвестиций в экономику, как на стороне предложения, так и на стороне спроса. Такими каналами могут быть крупные инфраструктурные и сбытовые КОРПОРАЦИИ федерального значения. Государство должно коренным образом улучшить свою политику в отношении крупных корпораций. Малый и средний бизнес продуктивны только тогда, когда они работают на корпоративный спрос или пользуются корпоративными ресурсами и технологией. Для этого нужно грамотно управлять корпорациями, стимулируя их рост, но не допуская монополизма и раздувания издержек. Определив объёмы и направления государственных инвестиций и корпоративные каналы, по которым эти инвестиции будут вливаться в экономику, необходимо ещё создать и механизм администрирования государственных инвестиций. По нашему мнению, нужно заменить бюджетное финансирование проектным контрактным финансированием, то есть перейти к системе государственных контрактов, когда исполнитель государственного контракта обязан представить удовлетворительные материальные гарантии выполнения контракта. Директор и государственного и частного предприятия, включая весь топ-менеджмент и финансовые подразделения, должны давать личное поручительство – примерно так же, как российские и иностранные банки требуют сегодня от российских частных заемщиков, будь они даже «олигархами». Условия госконтрактов должны быть сверхжесткими – как по деньгам, так и по срокам. Тогда можно ожидать, что планируемые результаты будут получены.

НАЦИОНАЛЬНЫЕ ЭМИССИОННЫЕ ГАРАНТИИ

Базой для планирования инвестиционной эмиссии должны быть планируемый спрос и будущая капитализация. В  советской экономике планирование велось со стороны производства, проблемы сбыта как бы не существовало. Однако именно сбытовые перекосы подорвали экономику СССР. На протяжении нескольких десятилетий накопился огромный «навес» дефицита, который в конечном счёте смёл эту систему с лица земли. Мы считаем, что планирование должно вестись под достоверную оценку потребительских возможностей рынка. Даже простое импортозамещение может существенно простимулировать рост отечественной промышленности. Но при этом не будет происходить рост уровня и качества жизни, сопоставимый с ситуацией открытого рынка. Мы же считаем, что именно РОСТ УРОВНЯ ЖИЗНИ населения должен стать основой окупаемости инвестиций. Очевидное возражение – но у населения нет денег. Мы отвечаем: да, можно продолжать раздавать населению деньги, напечатанные взамен долларов, изъятых у экспортёров, и при этом не будет ресурсов ни для развития инфраструктуры, ни для экспортных отраслей. Но это тупиковая политика. Об этом свидетельствует нарастающий кризис вокруг социальных налогов и пенсионных фондов. Мы считаем, что можно и должно эмитировать деньги под БУДУЩИЕ НАЛОГИ и под БУДУЩУЮ ЭКОНОМИЧЕСКУЮ АКТИВНОСТЬ и КАПИТАЛИЗАЦИЮ, тем самым решая социальные проблемы не через бесконечную делёжку одного и того же общественного «пирога», а через его громадное увеличение.

Над документом работали: Игорь ЛАВРОВСКИЙ, Дмитрий ГОЛУБОВСКИЙ, Анатолий ОТЫРБА, Евгений БАЛАЦКИЙ, Гиви КИПИАНИ, Михаил ЧУРКИН, Юрий ЕГОРОВ, Лола КАБИЛОВА

Рейтинг@Mail.ru