Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Суббота, 23 09 2017
Home / Политика / Дагестанский тупик

Дагестанский тупик

Пора уже Кремлю браться за дело, а не сотрясать воздух требованиями борьбы с разжиганием межнациональной розни

63

В последнее время инциденты с участием уроженцев  солнечного Дагестана стали в России практически ежедневными. Весь русскоязычный интернет заполнен сообщениями о дагестанских вербовщиках, обманом заманивающих россиян в свою некогда гостеприимную республику, где их превращают в бесправных рабов. Преступления, совершаемые выходцами из Дагестана у всех на слуху. Другие кавказские республики, входящие в состав Российской Федерации, также вносят свой вклад в криминальную статистику, но Дагестан настолько явно лидирует, что есть смысл рассмотреть проблемы этой республики отдельно и тщательно.

Попробуем понять, возможно ли в нынешних российских условиях и при нынешней власти добиться декриминализации этого региона.

Нет смысла рассматривать ситуацию в Дагестане абстрактно, в отрыве от российской реальности. Не вызывает сомнения, что в США или Великобритании дагестанские правонарушители были бы приведены к законопослушности практически мгновенно. Но Россия в плане криминогенности страна исключительная, как сказал бы Барак Обама.

У нас криминальная и теневая среда не просто следствие социальных перекосов. Они являются важной  частью политического механизма, позволяющего нынешним элитам общества обеспечивать перманентное накопление капитала и подтверждать тем самым свой элитный статус. В кавказских же республиках системная коррупция и криминал абсолютны.

В соседних с Дагестаном Чечне и Ингушетии удалось все же в какой-то мере стабилизировать социальную ситуацию и обеспечить управляемость местных социумов, хотя и весьма относительную, и держащуюся только на немалых бюджетных вливаниях центра. Но это, тем не менее, несомненное достижение, обеспеченное в первую очередь благодаря сильным лидерам — харизматическому Рамзану Кадырову и кадровому военному, герою приштинского марш-броска Юнусбеку Евкурову.

Скажем сразу, в Дагестане даже такая относительная стабильность невозможна. В республике идут непрекращающиеся боевые действия, взрывы и выстрелы стали привычным фоном обыденной жизни. Самих дагестанцев это абсолютно не устраивает, они покидают свою малую родину и переселяются в российские города и села, вливаясь в ряды местной диаспоры, контролирующей те или иные торговые  структуры России.

В итоге мы имеем гражданскую войну высокой интенсивности в самом Дагестане и вызывающую все больший протест криминализацию практически всей России.

Причина неуправляемости Дагестана не только  в его мультинациональности. Многонациональность дагестанских селений, безусловно, породила множество конкурирующих между собой семейных кланов, которые и генерируют непрекращающуюся ни на минуту ожесточенную войну за административный ресурс и обеспеченную этим ресурсом теневую и криминальную ренту. Доход приносит практически любой административный пост, но лидируют, понятно, силовые структуры. Не случайно, практически любой, задержанный в Москве или ином городе России  дагестанец имеет при себе удостоверение сотрудника республиканского МВД, используя его как своеобразный карт-бланш.

Дагестанские силовики и чиновники — это и есть генератор перманентной вражды и междоусобной войны. Именно они являются предводителями  криминальных структур, проворачивающих свои преступные проекты на всей российской территории. Достаточно вспомнить находящегося сейчас под следствием бывшего мэра Махачкалы Амирова. Амиров попал под федеральную «раздачу» в силу своей неуправляемости, непредсказуемости и слишком большой власти. В Дагестане любой чиновник или полицейский мечтает занять его место, если не в буквальном смысле, то в части масштабов «экономической» активности.

Подобная криминальная практика, ставшая основой выживания дагестанского социума, была бы невозможна без «взаимовыгодных» контактов с российскими силовиками и чиновниками и дагестанскими бизнесменами, внедрившимися в экономику российских регионов. Овощная база в Бирюлево — это классический пример такого симбиоза.

Есть ли выход из сложившейся ситуации? Можно ли вырваться из коррупционно-криминальной ловушки или Россия обречена превратиться в бандитское государство, где правят бал вожди криминальных кланов?

Похоже, что близко к ответу на этот вопрос подошел Директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин в комментарии на сайте km.ru по поводу миграционной политики.

Он отметил, что «в решении миграционного вопроса власть пока не может позволить себе быть самостоятельной:

 – Объективно существуют два полюса. С одной стороны, во всех крупных российских городах мы наблюдаем явный рост антимигрантских настроений, которые потом выливаются в свои локальные «бирюлева», а с другой стороны, есть интерес бизнеса в сфере строительства и ЖКХ, который получает свои сверхприбыли как раз за счет использования труда мигрантов.

Причем, если говорить о строительстве, это очень серьезная лоббистская сила, поскольку многие представители так называемой питерской правящей группы за последние пять лет очень плотно вошли в строительные проекты и сегодня фактически подминают под себя строительный рынок Москвы. Это действительно очень серьезные деньги, это прибыль, исчисляемая миллиардами долларов в год. И власть, безусловно, эти интересы тоже никак не может не учитывать. И, видимо, пока что рост антимигрантских настроений не достиг той критической точки, не перевесил, образно говоря, фактор сверхприбылей».

После бирюлевских событий  взаимосвязь кавказских  «деловых кругов» и трудовой армии гастарбайтеров можно считать доказанной. И вывод Павла Салина правомерно будет расширить и аргументированно утверждать о серьезной зависимости и соучастии определенной части российской правящей элиты в «кавказском» и «дагестанском»  бизнесе, каким бы он ни был.

Достаточно вспомнить, чья поддержка помогла стать олигархами  таким сомнительным личностям, как Сулейман Керимов и Ахмед Билалов.

Если они заручились поддержкой нынешнего премьер-министра, то более мелкие кавказские бизнесмены встают на крыло, опираясь на протекцию российских чиновников более мелкого разбора.

Единственной мотивацией для наведения элементарного порядка как на Кавказе, так и на всей российской территории является протестная активность населения.

Россия вообще не нуждается в трудовых мигрантах. Это убедительно доказано властями Кронштадта, пригласившими на работы в сфере ЖКХ и других отраслях городской экономики жителей российской провинции. В Кронштадт весьма охотно перебрались трудовые мигранты из Псковской области, например, где уже давно установилась застойная структурная безработица. Кронштадское руководство сумело преодолеть нешуточное сопротивление коммунальной мафии и положило конец мифу о незаменимости азиатских работников.

Думается, что доказывать возможность обойтись без уроженцев Кавказа в сфере торговли необходимости нет. Нужна лишь политическая воля нашей власти, которая созревает только  при росте социальных протестов.

Что будет происходить в республиках Северного Кавказа, когда эти протесты вынудят центр ограничить ареал торговых империй, контролируемых выходцами, скажем, из того же Дагестана?

Не исключено, что при таком раскладе здесь просто вспыхнет массовый бунт. Хотя то, что сейчас творится в Дагестане, ничем не отличается от гражданской войны. И получается, что в сегодняшней ситуации российским властям приходится выбирать между Сциллой бунта миллионов россиян и Харибдой неконтролируемого социального протеста на Кавказе.

И чтобы хоть как-то контролировать Кавказ, необходимо уже сейчас начать настоящую чистку  местных правоохранительных структур, причем не только МВД.

Чем раньше в Дагестане будет введено де — факто чрезвычайное положение, тем больше шансов на успех.

Почему я говорю только лишь о шансах, а не о непременной победе над коррупцией и криминалом? А потому что никакой гарантии такой победы не существует и нужно смотреть правде в глаза.

Почему я не говорю о необходимости борьбы с терроризмом и религиозными фанатиками?

Потому что нынешние власти и силовики Дагестана этим не занимаются и заниматься не будут.

Добавить к сказанному нечего. Пора уже Кремлю браться за дело, а не сотрясать воздух требованиями борьбы с разжиганием межнациональной розни. Межнациональную рознь генерирует сам нынешний политический механизм России.

Меняйте систему, господа, или она заменит вас самих.

Владимир ПРОХВАТИЛОВ

Фонда реальной политики ( Realpolitik)


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru