Home / Общество / Где твой черный пистолет?

Где твой черный пистолет?

Защитит ли россиян короткоствольное нарезное оружие?

547

31 октября в Москве прошла международная конференция по проблемам оборота гражданского оружия. Речь шла в основном о разрешении в России свободной продажи короткоствольного нарезного огнестрельного оружия — пистолетов и револьверов.

Почему именно короткостволом в основном начинаются и заканчиваются все дебаты о свободном владении оружием в нашей стране? Потому что пистолеты удобны для скрытого ношения и применения в случае опасности. К тому же, относительно длинноствольного оружия — охотничьих и спортивных ружей и карабинов, — особых вопросов нет, да и интересуют они в основном охотников. Получи охотничий билет, что сегодня сделать нетрудно, возьми медицинскую справку об отсутствии противопоказаний, как для вождения автомобиля, справки из психоневрологического и наркологического диспансеров, что не состоишь там на учете. И со всеми этими документами можешь отправляться в лицензионно-разрешительный отдел полиции за лицензией на право приобретения гладкоствольного охотничьего ружья. Через пять лет, если не будет административных нарушений, связанных с хранением и ношением своего ружья, получаешь право приобрести нарезной карабин — тоже, конечно, по лицензии разрешительной системы.

Конечно, это занятие довольно муторное, и здесь есть возможности для совершенствования системы лицензирования. Но то, что система учета оружия нужна, у большинства людей не вызывает сомнений.

Кстати, именно к охотникам у правоохранительных органов меньше всего вопросов по оружию, поскольку люди, чье увлечение напрямую со стволами, дорожат правом их иметь. История «аптечного убийцы» Дмитрия Виноградова — юриста компании «Ригла», расстрелявшего в прошлом году в офисе шесть человек -похоже, первый резонансный случай, когда человек из своего легального охотничьего оружия совершил массовое убийство.

А вот другой массовый убийца — «белгородский стрелок»Сергей Помазун, который весной этого года тоже застрелил шесть человек, относится к другой категории — ружье для убийства он украл у своего отца, а затем, застрелив продавцов в охотничьем магазине, взял стволы и там.

После развала Советского Союза оружейное законодательство в России было заметно либерализировано. В частности, гражданам разрешили приобретать сначала газовые пистолеты, а позже и травматические.

Сейчас у 5 млн россиян на руках около 6,5 млн единиц официально зарегистрированного оружия. Из них около 2 млн штук травматических и газовых пистолетов, хотя точной цифры по стране почему-то не знает никто. По данным начальника Центра лицензионно-разрешительной работы ГУ МВД России по Москве полковника полиции Николая Боева на май 2013 года, в городе было 461 тысяча владельцев гражданского оружия, у которых имелось 653 тысячи стволов. Ежегодный прирост официальных обладателей оружия составляет 3 %. Владельцев короткоствола в Москве — 170 тысяч человек, у них на руках более 249 тысяч травматических и газовых пистолетов и револьверов.

Именно травматика доставляет основную головную боль правоохранительным органам. Многие владельцы, особо не задумываясь о последствиях, используют их в любой  конфликтной ситуации, начиная от пьяных разборок на улице или в кабаке и заканчивая выяснением отношений при ДТП. С 2005 по 2010 годы с использованием травматического оружия в России было совершено 1500 преступлений, в результате которых 60 человек погибли и около 600 получили ранения.

Поэтому в 2010 году власти решили ужесточить оборот травматического оружия. В результате в закон об оружии были внесены поправки, согласно которым гражданин может владеть не более чем двумя единицами травматического оружия (раньше было пять штук), и каждые пять лет при перерегистрации стволов он обязан сдавать экзамен по правилам хранения, ношения и применения своего пистолета. Тогда же травматика была переименовала в «гражданское огнестрельное оружие ограниченного поражения».

Интересно, что в том же 2010 году первый вице-спикер Совета Федерации, член Национального антитеррористического комитета Александр Торшин предложил легализовать в России продажу короткоствольного нарезного оружия. «Надо разрешить покупать в России боевое оружие легально для самообороны», — говорил он тогда. При этом сенатор выступал за полный запрет продажи травматических пистолетов. «В отличие от боевого, травматическое оружие — безответственное, оно не дисциплинирует его владельца, который не всегда отдает отчет в том, что оно может нанести очень серьезный вред», — отмечал Торшин.

Инициативу сенатора поддержали тогда многие, в том числе и общественная организация «Право на оружие», которая последовательно выступает за легализацию в стране короткоствольного нарезного оружия. Ее председатель Мария Бутина считает, что прежде нужно изменить отношение к такому оружию власти, которая почему-то считает, что если у граждан появится настоящие пистолеты, они непременно перестреляют друг друга.

Классическим примером свободного владения оружием являются Соединенные Штаты Америки. «Демократия — это договоренность между хорошо вооруженными джентльменами», — любил повторять один из отцов-основателей США Бенджамин Франклин, портрет которого с1928 года украшает стодолларовые купюры.

Впрочем, сегодня и в самой Америке отношение к оружию не такое уж однозначное. Хотя по-прежнему подавляющая масса американцев считает его неотъемлемым правом свободного человека, участившиеся в последние годы массовые расстрелы в людных местах, в том числе и школах, настраивают власти на введение некоторых ограничений, например, на продажу автоматического оружия. Убийцы, устраивающие бойни, стреляют там, как правило, из легального оружия.

Между тем, опыт США и других стран, в том числе и бывших «наших» Эстонии и Молдавии, где разрешено иметь пистолеты и револьверы, говорит о том, что наличие оружия у населения является сдерживающим фактором для злоумышленников и способствует снижению уровня преступности. Считается, что бандит, замышляя преступление, прежде хорошенько подумает, — а вдруг у его потенциальной жертвы в кармане пистолет?

Хотя российские противники свободной продажи короткоствольного оружия уверяют, что неподготовленный человек, каких из нас большинство, при внезапном нападении не сумеет оказать должного сопротивления бандиту, несмотря даже на наличие пистолета.

Кстати, травматика во многих странах в свободной продаже запрещена и является оружием для спецслужб.

Минувшей весной на Украине, где собирались разрешить продажу травматических пистолетов, разгорелись нешуточные дебаты по этому поводу. Многие были против, в том числе и председатель наблюдательного совета Ассоциации владельцев оружия Георгий Учайкин, который назвал соответствующий законопроект «большой ошибкой». «Травматическое оружие портит сознание людей, поскольку они думают, что из него нельзя убить. На самом деле это не так: выстрел с близкого расстояния смертелен. Кроме того, у пуль, выпущенных из травматического пистолета, отсутствует возможность идентификации. У нарезного оружия есть нарезы в канале ствола, которые оставляют индивидуальный отпечаток, у травматического оружия такого нет. К тому же перед продажей нарезное огнестрельное оружие обязательно отстреливается, и образцы пуль и гильз сохраняются в картотеке. Нас ожидает гарантированная пальба, как в России, где из травматического оружия убивают и калечат каждый день», — такие аргументы привел Учайкин газете «Коммерсантъ — Украина».

Некоторые российские юристы считают, что дело не столько в легальном приобретении оружия самообороны — травматического пистолета или гладкоствольного ружья, — сколько в последствиях после его применения. «Практика самообороны с использованием оружия нередко создает проблемы для обороняющегося. Взять хотя бы нашумевшее «дело Лотковой» – хрупкая девушка, выстрелившая в нападающих, была осуждена и приговорена к реальному сроку лишения свободы, несмотря на отсутствие сколь бы то ни было тяжких последствий применения ею легального средства самообороны», – сказал «Независимой газете» юрист юридической компании «Лемчик, Крупский и партнеры» Антон Алексашин.

Высказались о вопросе владения короткоствольным нарезным оружием и российские ученые. Отвечая на вопрос корреспондента «Газеты.ру» по поводу того, как поведут себя автолюбители в конфликтах на дорогах, имей они пистолеты, как предложил минувшим летом избитый в дорожной ссоре депутат Госдумы Роман Худяков, известный психиатр-криминалист, доктор медицинских наук Михаил Виноградов сказал: «Да. Уличная конфликтность, безусловно, снизится. В этом можно убедиться на примере Польши, где уличная преступность после того, как гражданам разрешили владеть оружием, снизилась на 40%. В Чехии этот показатель составил 20%. И даже в Молдавии, где, будем говорить прямо, общий уровень культуры ниже, чем в странах Западной Европы, тоже снизилась уличная преступность на 30-40%.

У исполняющего обязанности директора Центра социальной и судебной психиатрии им. Сербского, доктора медицинских наук Зураба Кекелидзена этот счет прямо противоположное мнение. «Посмотрите, что у нас творится на дорогах? Извините за это слово — «мордобой». Но что будет, когда решение проблем мордобоем не будет оканчиваться, а будет иметь продолжение с использованием огнестрельного оружия?» -приводит его слова интернет-издание «Столетие». «Кому мы предлагаем оружие? Данные здравоохранения говорят о том, что каждый пятый болен психическими заболеваниями. По данным Всемирной организации здравоохранения, каждый четвертый человек не болен, но страдает психическим расстройством», — добавил Кекелидзе.

Опрос, проведенный в апреле 2013 года Всероссийским центром изучения общественного мнения ((ВЦИОМ) показал, что почти каждый второй россиянин считает — травматическое оружие приносит его владельцу скорее вред, чем пользу. «Иметь травматическое оружие хотели бы 17% россиян — в основном это москвичи и петербуржцы (20%), 18-24-летние респонденты (28%). Большинство же опрошенных (79%) не имеют такого желания — прежде всего жители крупных городов (84%) и пожилые респонденты (88%)», — сообщил ВЦИОМ. 48% считают, что травматическое оружие приносит своему владельцу больше вреда, чем пользы. В обратном уверены 15% респондентов. А четверть опрошенных россиян считают, что от травматического оружия нет ни пользы, ни вреда.

Вообще, на каждый аргумент как в пользу разрешения владения пистолетами, так и против, всегда можно найти контраргумент. Однако в любом случае надо помнить, что стреляет не оружие, а стреляет человек.

Геннадий ШАЛАЕВ 


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru