Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Пятница, 22 09 2017
Home / Общество / Черный день календаря

Черный день календаря

Послесловие ко Дню народного единства и согласия 

878979

Кто ходит в гости по утрам, тот поступает мудро. Третьего дня  я заглянул к соседу по хозяйственной надобности. Человек радушный и простодушный, он счел мой визит посланием свыше и предложил по маленькой. С какой стати? Праздник же сегодня! Ах, да!

— Вам  лишь бы шары залить,- привычно ворчала жена. Это входит в ритуал. Без  ее ворчания дело как-то не клеится. Видимо, тут включался элемент мужской солидарности и сопротивления тирании.

— Вы хоть  знаете, что за  праздник?

— А как же! День единения и приобретения… Тьфу, зарраза, как его?-  Стали дружно вспоминать, что же это за День такой. Мололи чепуху о каких-то поляках, о каком-то Гришке Отрепьеве, об иконе Казанской Божьей матери. Да что за черт!  На улицах бравурные марши, триколоры висят, девчата с шарами визжат. По телевизору дикторы улыбаются шире обычного, поздравляют кого-то с чем-то. А праздника нет, как нет. Во всем чувствуется какая-то натужность, неестественность, как смех от щекотки.  Видно, правду говорят, что праздник начинается не на улицах,  праздник начинается в душе. А тут какая-то раздвоенность, нехорошесть. Оно и понятно, все понимают, что нынешний  эрзац-праздник придуман с паскудной целью затоптать грядущий День 7-го ноября, красный день календаря. Отсюда и всеобщая конфузия, словно  празднуем  День похорон тещи. Тьфу, гадость, даже пить расхотелось.

А ведь какой был у страны праздник! Революционная сущность отходила куда-то в сторону. Готовились загодя, запасали нехитрые деликатесы. Сбрасывались вскладчину. Договаривались у кого на седьмое будем « гулять».  С утра вставали пораньше. Из шкафов доставались лучшие костюмы, новые галстуки. И обязательно шляпы, вместо будничных кепок. У нас на Дальнем Востоке октябрьские иногда бывали  и  морозными, приходилось утепляться новыми подштанниками, и ею, родимой, засунутой глубоко в карман. И жены не ворчали, у них тоже в душе был праздник. Всей семьей, с нарядно одетыми детьми, шли к месту сбора. А там уже наши, цеховые. Шире круг, баян наяривает. И вечно чумазая сварщица Алка  сегодня вся, словно Софи Лорен. Мечется профсоюзный  деятель, стараясь впендюрить то ли флаг, то ли портрет  какого–нибудь вождя. Брали неохотно, была нужда! Но все же брали. Свою колонну украшать  же надо. Вон швейники что удумали: бумажные гирлянды в каждой шеренге. А мы что, хуже? Вчерашние коллеги, надоевшие  в повседневных рабочих буднях, сегодня мы были  одной огромной семьей. И  общие дети веселятся до упаду. Калейдоскоп из кумача и бумажных цветов. Духовой оркестр сияет никилем, выдувая марш за маршем. Там-там, тра-та-там! Шум, гам, все целуются и  без конца фотографируются. Праздник же!

И пусть сдохнет тот, кто врет что это была всеобщая показуха, что  явку проверяли по спискам. Вранье это все, не верьте. Не пойти на демонстрацию – что плюнуть в лицо коллективу. Да и грех было упустить такую возможность красиво потусоваться в кипящей толпе. Мужики уже успели остограмиться. И жены не ворчат, тоже согрелись красненьким. Не пьянства ради, праздника для. Чтобы лучше пелось и плясалось.  И пусть эти швейники умоются своими гирляндами. Зато  мы громче крикнем  Урря! Чего урря, кому урря? Да какая разница! Нам урря, народу урря, родному заводу! И эти на трибунах тоже все в шляпах, и все улыбчивые. Наверное, тоже успели остограмиться. Сегодня даже они кажутся близкими и родными! Урря! Урря!

А после, уже часам к трем-четырем начинали подтягиваться на квартиры. Хозяйка мечется вся со своим фирменным холодцом,  салатом оливье, Генке-крановщику поручили раскупоривать бутылки, Борька-бабник охмуряет счастливую Алку. Для проформы первую поднимаем за День  Великой Октябрьской социалистической  революции, вторую — за присутствующих дам, третью — за квартальный план, за победу в Социалистическом соревновании, четвертую… И так вокруг стола, говорят все по очереди. Уже  многообещающе крякает баян, женщины не стесняясь целуют всеобщего любимца, кудрявого баяниста Александра Степановича. И понеслась душа в рай! Боже, сколько мы тогда знали песен! На Волге широкой, Каким ты был, Тонкая Рябина, Бежал бродяга с Сахалина…. Не расстанусь с комсомолом, орет пьяненький  слесарь  Федотыч, который и в комсомоле-то никогда не был. А Борька-стервец уже тискает и целует  в коридоре окосевшую от счастья Софи Лорен. Ну ухарь, на ходу подметки рвет! Уже Федотыч уснул в холодце, уже жены  теребят — пора и честь знать, а мы все гул-я-ям и гул-лям. И так  почти в каждой квартире, в каждом подъезде, в каждом доме, в каждой избе! Аж крышу от песен и гомона поднимает. И так по всей стране!

Ну и кому это все мешало? Тому кретину, что сидит в Кремле и высасывает из пальца новые праздники, надо руки-ноги поотрывать! Это просто какой-то вредитель, это воистину враг народа. Ты почто  обездолил народ? Ты зачем лишил страну  праздника? Мешал он тебе? Понятно, ты его всю жизнь ненавидел. Понятно, что некоторым людишкам Великая Октябрьская всю жизнь была как серпом по молоту, ну и что с того. Революция- такая штука, она обязательно кого-то обездоливает, кого-то огорчает. Зато миллионы других радует. Ведь дело, повторяю, не в революции, пусть она и называется Великой Октябрьской,  а в душевном всенародном празднике!

Ты пойми, раздолбай покровский, что ты наделал своим  решением. Ты и старый праздник изговнял, и новый не привнес. Ты пойми: людям наплевать, что чувствуешь конкретно ты к 7-му ноября. Тебе народ доверил власть, так и служи  народу. Что тебе стоило напрячь и вторую извилину в башке. Что тебе стоило влить молодое вино в старые меха, отнести все твои единения-примирения на три дня позже! Тем более от 7 ноября все равно не уйти, все равно будет военный парад в честь 41-го года. Баба твоя  мечется за платьем от Диора, так почему же ты не учишься у тех же французов. Ведь они давно забыли, что такое взятие Бастилии, а праздник у народа так и остался! А ты знаешь, что у них районы так  и называются комуннами, а жандармы так и называются комиссарами, хотя ни тех, ни других давно уже нет.

Человеческий череп — самая прочная крепость в мире. Ее не взять ни Указами, ни твоим  реформаторством. Вон большевики уж как ни старались, а не могли уничтожить Старый Новый год. На удивление всему миру. И людям наплевать, что это абракадабра, что это праздник арифметической безграмотности, упрямства и непослушания. Праздник и всё. И отвали со своими Указами. Вот так и с 4-м ноября. И десять и сто лет пройдет, а не приживется идиотская задумка. И через десять, и через сто лет люди будут праздновать 7-е ноября. Всякое действие равно противодействию. И чем упрямее будут насаждать свой День единения и примирения, тем явственнее люди будут ощущать, что их обманули, подсунули вместо  праздничного пирога картонку из пресс-папье. Получится обратный эффект. Казанскую Божью матерь только жалко, ей — то зачем такой позор на старости лет! Потому что День 7-го ноября, Красный день календаря вошел в народную плоть на генетическом уровне. Потому что это Россия, в ней все люди как люди, а ты как хрен на блюде.

С кем борешься? Со своим народом? Да пошел ты со своей демократией! Сегодня — Праздник. Сегодня не черный, а Красный день календаря. Телефон с утра разрывается. Так что подай, мать, белую рубашку и  новый галстук в полоску. Налей хоть стопочку! У страны, у моего народа  праздник!

Борис ПРОХОРОВ

СТАВРОПОЛЬ


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru