Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Вторник, 27 06 2017
Home / Общество / В российских тюрьмах вербуют террористов

В российских тюрьмах вербуют террористов

ФСИН нашел новый рассадник экстремизма

34234

В этот четверг, 21 ноября, по инициативе ФСИН России состоялась Всероссийская конференция на тему: «О мерах по противодействию распространению в исправительных учреждениях радикализма, религиозного экстремизма».

Как заявило в ходе мероприятия руководство ФСИН, проблема этого самого распространения стала в местах заключения чрезвычайно острой.

Заместитель директора ФСИН РФ, генерал-майор Анатолий Рудый привел статистику, согласно которой сегодня в тюрьмах и колониях находятся 1119 осужденных за религиозный экстремизм. И каждый из них «способен за короткий срок привлечь в ряды своих сторонников пять — семь и более человек».

Хотелось бы спросить аналитиков ФСИН РФ – что это у вас за статистика такая? Что такое «короткий срок»? Месяц, год, три года? И что значит цифра «пять-семь и более»? Насколько более?

Согласиться с генералами ФСИН можно только в одном – уголовная среда действительно может стать благоприятным источником вербовки в свои ряды «новых воинов джихада». И в первую очередь – из-за российской «безнадеги». Россиянин в своей стране и так-то никому не нужен – ни родственникам, ни государству, а уж отсидевший никому не нужен тем более.

Бороться с экстремизмом ФСИН предлагает методом Саудовской Аравии.

Все слушатели конференции, конечно, сразу напряглись, ожидая услышать новый заморский метод, который оказался старым советским – после освобождения заключенным надо помогать с жильем и с работой.

А если он за время отсидки не проникся идеями исламского экстремизма, ему помогать, получается, не надо?

Тем временем докладчики от ФСИН продолжали рассказывать страшные вещи —  последователи радикальной религиозной идеологии объединяют осужденных в организованные экстремистские ячейки, выписывают экстремистскую литературу из-за рубежа, которая приходит прямо в колонии и в тюрьмы по почте. Тут опять хотелось бы спросить – как это она приходит? Посылки в колониях что ли не досматривают?

Впрочем, хватит удивляться – во всех историях с терроризмом в нашей стране всегда много чего удивительного.

Четыре экстремистских книжки изъяли в местах лишения свободы в Рязанской области, четыре – в Тверской, и 15 – в Челябинской, всего же за год экстремисткой литературы изъяли 97 единиц.

Религиозные экстремисты, как выяснилось в ходе конференции, «используют идеологию радикальных течений для укрепления своего положения в неформальной тюремной иерархии».

Но и сотрудники ФСИН без дела не сидят – такие осужденные ставятся на профилактический учет, за ними закрепляются наиболее опытные сотрудники воспитательных служб. В этом году, к примеру, на учете стоит на 40% больше, чем в 2012 (426 человек), при этом число сидящих за подобные преступления выросло за год всего лишь на 5%.

Откуда такой прирост в 40%? Дело не только в наплыве экстремистов, но и в новой ведомственной инструкции, которая «закрепляет норму обязательной постановки на профилактический учет лиц, изучающих, пропагандирующих, исповедующих или распространяющих экстремистскую идеологию».

Всё бы хорошо, если не вспоминать о том, что одновременно идет повальное сокращение психологов в местах лишения свободы – такая вот оптимизация, и без психологов перебьются, чай не в Америке, считают во ФСИН.

Зато в рамках борьбы с экстремизмом заключенных объединяют в православные общины, в колонии №8 в Пензенской области, к примеру, 51% осужденных  (428 человек) состоят в православной общине. Мусульман тоже объединяют в традиционные общины, плюс отправляют на курсы традиционного ислама – в данный момент на таких курсах занимаются более 7800 человек.

Тем временем многие политологи и востоковеды сходятся в том, что официальной российской идеологии сегодня нечего противопоставить радикальному исламу.

«Если смотреть правде в глаза, то идеологическую войну с исламским радикализмом мы проиграли полностью, — говорит член Общественной палаты РФ Георгий Федоров. — За 15 лет в Дагестане убито сорок имамов, а традиционное духовное управление мусульман представляет собой вооруженную крепость. Всё больше и больше русских и украинцев переходит в радикальный ислам, и их даже никак не отличишь на улицах. После развала СССР мы потеряли светскую политическую идеологию, но ничего другого взамен не нашли. Вот и появляются на пустом месте экстремистские религиозные течения».

По словам политолога Сергея Маркедонова, мы проиграли потому, что традиционные духовные управления мусульман стали министерствами: «Произошло их сращивание с властью, с коррупцией». Все беды происходят от неумения федерального центра работать с регионами, а «не от того, что темные силы нас злобно гнетут», уверен политолог.

Александра АЛЕКСАНДРОВА    

Рейтинг@Mail.ru