Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Понедельник, 24 07 2017
Home / Общество / Так куда же идут русские? И откуда?

Так куда же идут русские? И откуда?

Вышла очередная книга о русском народе

578

На днях воронежский писатель и журналист Александр Лапин презентовал в Москве свою книгу «Куда идут русские?»

Лапин написал о русском народе уже немало книг, в том числе «Русский крест».

Куда идут русские, из книги не понятно – русскому человеку с прошлым-то пока не удалось разобраться: «Помимо отсутствия единого прошлого нет у нас и общего будущего. Мы никак не можем понять, что же нам все-таки нужно – рыночная экономика или социализм».

 С настоящим у русского народа тоже сплошная путаница. Да и каков он – русский народ? «За границей о нас сложилось представление, как о людях, в питии не очень воздержанных. Жизнь в России, видите ли, настолько сумасшедшая, что разобраться в ней без ежедневной поллитры никому не под силу. И с подачи наших иностранных «друзей» мы сами поверили в этот миф, также как в мифы о русской лени и русском невежестве».

Автор пытается доказать в книге, что русские исторически очень мало пили – якобы пьянство возникло на Руси уже при коммунистах: советское государство, по словам Лапина, ввело монополию на водку и стало спаивать русский народ, чтобы «решать денежные проблемы за счет здоровья собственных граждан».

Правда, автор забывает тот исторический факт, что в Российской империи уже до коммунистов действовала монополия на водку, а началом пьянства на Руси историки называют не советский период, а времена русского царя Ивана Грозного, застроившего всю страну кабаками, которые Иван Грозный позаимствовал у татаро-монгол для своих опричников.

Затем автор переходит к другим неблаговидным качествам русского народа. Например, за границей русских считают завистниками. Бытует мнение, что именно из-за зависти к богачам русский пролетариат устроил в свое время революцию.

Но и это снова не их вина – зависть русским людям нарочно привили революционеры-космополиты, пишет Лапин. До прихода этих зловредных космополитов русские никогда не завидовали, дружно жили общиной, уверен автор. Не понятно, правда, как быть с русской поговоркой: «У соседа корова сдохла – пустячок, а приятно». Наверно, такие вот русские пословицы и поговорки тоже сочинили космополиты из вредности.

Одним словом, все вредные качества русских – либо миф, либо происки космополитов и Запада. Стоит русскому народу только задуматься о собственной идентичности, и он вернется к своему исходному состоянию – станет непьющим, трудолюбивым, независтливым.

Другая проблема русских – межполовые отношения. С ними тоже надо срочно разбираться. Русский мужик «лишний раз не приласкает женщину, не проявит к ней элементарного внимания», «тысячи россиянок погибают от домашних побоев, более половины разведенных мужчин не платят алиментов».

«Стоит ли удивляться, что любой затертый европеец, который совершенно не пользуется спросом у себя на родине, — предел мечтаний многих наших женщин?» — спрашивает автор.

И если русский мужик не ласков, то русская женщина в борьбе за дефицитных мужчин озлобилась и ожесточилась. Ее жизнь стала войной против всех, пишет автор: «И, конечно, такая ситуация не делает женщину лучше… Когда же несостоявшаяся жена и мать остается одна, у нее начинаются всевозможные заскоки».

Заскоки у русских женщин участились также после революции 1917 года, уверен автор. До этого заскоков почти не было. Теперь же некоторые русские дамы ударяются в феминизм, «сама их ментальность перестраивается на новый эгоистичный лад». Автор обвиняет русских женщин в том, что они не хотят рожать – с таким русским женским самосознанием мы скоро дойдем до того, что «бесследно растаем, развеемся по миру, в котором по-прежнему будет звучать звонкий смех, но уже чужих детей с нерусскими именами».

Не понятно, правда, как русской женщине перестраивать свое сознание и начинать рожать по пять детей с такими русскими мужчинами, которые лишний раз не приласкают, алиментов не платят, пьют, бьют и убивают?

Что касается русской любви, то это, по мнению автора, одно сплошное страдание. Этим мы отличаемся от всех народов мира: «То, что для других народов является теплом, светом и радостью жизни, мы почему-то неизменно превращаем в страдание».

Русский человек, в отличие от европейца, ставит объект любви на недосягаемый пьедестал (чтобы пострадать побольше), а потом начинает вести себя просто дико, пугая окружающих «своими необузданными страстями».

Только русский человек способен бросить все свои силы на то, чтобы от избытка любви насмерть замучить окружающих: «Тещи «боготворят» дочерей, а расплачиваются за их любовь зятья. Свекрови «души не чают» в сыновьях и мучают снох. В общем, все любят друг друга. И все мучаются».

Есть в книге и другие любопытные главы, например, «Сталин и Путин», «Дураки на дорогах», «О мрази».

В целом впечатление о русском народе по книге складывается так себе – женщины у нас ожесточенные, одинокие и с заскоками, мужики – грубые равнодушные пьяницы, и при этом все они только и делают, что изводят друг друга любовью, а потом клепают доносы на соседей, ненавидят и завидуют.

И над всем этим страданьем возвышается одинокий несчастный вождь, Владимир Владимирович Путин, который рад бы стать Сталиным, да вот только грехи (пардон, олигархи) не пускают: Сталин-то быстренько всё окружение перестрелял, а этих не перестреляешь – у них собственность, производство, активы, переживает автор.

Алла ВАСИЛЬЕВА

Рейтинг@Mail.ru