Home / Экономика / Думать некогда!.. И некому

Думать некогда!.. И некому

Георгий МАЛИНЕЦКИЙ о блеске и нищете российской аналитики

45555

На одном из слушаний в Общественной палате была оглашена удивительная цифра – в органах государственной власти и в силовых структурах России не хватает 17 тысяч (17 000!) аналитиков. С другой стороны, в Государственной Думе имеет место филологическая и антикоррупционная экспертиза, но нет экспертизы по существу. Не знают наши законодатели (в отличие от своих собратьев во многих развитых странах) каких затрат потребует (или не потребует) выполнение (или невыполнение) предлагаемого закона, какие риски с ним связаны. Нет аналитики и всё тут. С третьей стороны, на «ситуационные центры», «штабы», «системы поддержки принимаемых решений» регулярно выделяются огромные суммы. Но идут они в основном на постройку зданий, обустройство залов и покупку экранов (которые с каждым годом становятся всё больше).

Не хватает денег только на экспертов, базы знаний, математические модели, одним словом, на мозги для всей этой машинерии. Недавно один из руководителей крупной компании, занимающейся установкой ситуационных центров для госструктур, объяснил мне, что расходов на научную проработку таких  систем у них просто нет: «Зачем нам возиться с этой научной мелочевкой?!» Всё как в известном анекдоте про сравнение обезьяны с аспирантом, который на предложение профессора подумать энергично отвечает: «Думать некогда! Работать надо!»

Последствия этой анекдотической ситуации очень грустные. Складывается ощущение, что первых лиц государства, а также законодателей, просто отсекают от больших блоков важной информации. Поэтому кажется, что их периодически «подставляют». Достаточно напомнить историю разгрома Российской академии наук, созданной в 1724 году Петром I и уничтоженной законом, принятым Госдумой 18 сентября 2013 года. Сейчас выясняется, что многие уважаемые ведомства, депутаты и сенаторы начали читать закон после того, как он был принят… Об обещаниях, дававшихся президенту РАН первыми лицами, тоже стоило бы сказать особо…

Цена отсутствия аналитики огромна. По данным Счетной палаты, «нецелевое использование средств», которого при разумной аналитике не должно было бы быть, ежегодно исчисляется сотнями миллиардов рублей. Это не только «Роснано» и «Сколково» и наш большой, очень большой спорт. Это оборонзаказ, при формировании которого многих экспертов, предлагавших более эффективные и дешевые решения, просто не услышали, и многое другое. Нет у нас пока серьёзной аналитики, на которую могло бы опираться российское общество и государство. В чем же дело?

Гайдар жил, Гайдар жив, Гайдар будет жить!

 

Дело в том, что социального заказа на серьёзную, объективную аналитику со стороны государства, правящих элит, общества и крупных корпораций пока не предвидится. Прописной истиной стало то, что наш экономический блок неукоснительно следует либеральному фундаментализму и основам гайдаровского учения. И это учение всесильно, потому что его представители уже 20 лет у власти, вопреки всем провалам российской экономки. Тем хуже для экономики! «Операция против воли больного», как назвал этот курс один из реформаторов, продолжается.

Непосредственно к аналитике имеют отношения два аспекта идей Гайдара и его последователей. Если «рынок всё отрегулирует», если «всё, что надо, купим», то можно не прогнозировать, не планировать, не отвечать за срыв планов. Тогда и большая серьёзная систематическая работа по управлению важнейшими сферами жизнедеятельности просто не нужна. Но в этом случае и в настоящей аналитике потребности нет.

И перед нами уже много лет разыгрывается один и тот же спектакль. За проработкой будущих решений правительство почти всегда обращается в известные места – в Высшую школу экономики (Е. Ясин и Я. Кузьминов) в Российскую академию народного хозяйства и государственной службы (В. Мау) или в ИНСОР (Институт современного развития). Те бодро рапортуют правительству – верной дорогой идёте, господа! Затем прогнозы этих структур проваливаются, а предлагавшиеся ими решения оказываются тупиковыми и ухудшают и без того нелегкое положение. И «не замечать» этого уже не удается. Тут лица, принимающие решения (или те, кому они это поручили), удивленно разводят руками и повторяют незабвенное черномырдинское: «Хотели как лучше, а получилось как всегда», а в кулуарах поясняют: «Только не надо никакой конспирологии и заговоров. Просто не получилось. Бывает».

Вторая беда состоит в том, что ещё в лихие 90-е, в расцвет гайдаровских идей, произошла приватизация информации. Ведомства не обязаны давать информацию для аналитической и прогнозной работы межведомственных и надведомственных структур. Письма от министров, вице-премьеров и поручения Президента тут, как правило, не помогают. И ведомства, сами не использующие важную информацию, которую имеют, обычно норовят её продать. Всё как в «Мёртвых душах», в которых Коробочка собиралась съездить на рынок, прицениться, почем сейчас ходят мертвые души…

При этом аналитика-то в России есть. Прогнозы и оценки С.Глазьева, М.Делягина, М.Хазина, В.Лепского, О.Смолина, В.Бабкина, Л.Ивашова, многих представителей Российской академии наук и Академии военных наук много лет подтверждались с завидным постоянством. Но…как-то все эти люди оказывались не у дел…

Выдающийся философ, логик, публицист Александр Александрович Зиновьев обозначил устройство новой России как «колониальную демократию». Посмотришь – вроде все необходимые демократические институты налицо, а на деле оказывается – имитация, симулякры. Вероятно, и аналитика у нас колониальная, призванная оправдывать уже принятые решения.

Цена этого – управленческий хаос. Левая рука не знает, что делает правая, и творит противоположное. Применение нехитрых аналитических инструментов к официальным результатам выборов показывает, что в одних случаях, скорее всего, вбрасывались миллионы голосов (в сети представлены детали подобного анализа). В то же время, в других случаях, тратились десятки миллиардов рублей, чтобы сделать выборы максимально прозрачными. То полный вперед, то полный назад…

Всё хорошо, прекрасная маркиза!

Впрочем, в развале аналитики в одних ведомствах и в её отсутствии в других есть и свои положительные моменты. В настоящее время в развитых странах широко используются технологии информационного и рефлексивного управления обществом. Сообщаемые количественные данные ориентируют (или дезориентируют) людей. Обсуждение прогнозов развития событий меняет вероятности реализации различных сценариев. Многие серьёзные организации (например, такие как ЦРУ США или DARPA) размещают часть своих аналитических материалов на открытых сайтах. Обществу полезно представлять свою перспективу и знать, куда идут деньги налогоплательщиков.

У нас, полагаю, это не делается исключительно из соображений гуманизма. Вспомним последние известия российских каналов. Привычные вести – катастрофы, маньяки, совещания с первыми лицами и светская хроника. Никаких цифр, деталей, досадных мелочей, аналитики, суеты, которые могли бы только огорчить.

Впрочем, есть и исключения. Например, научно-популярная передача «Мозговой штурм», которая уже больше года идёт на канале ТВЦ, предпринимает регулярные поползновения в область аналитики. Но идёт-то она после полуночи в понедельник. Кто же её увидит?

Цифры-то в основном грустные… Зачем народ беспокоить? Например, военный потенциал России в соотношении с оборонным потенциалом стран НАТО (без учёта ядерного оружия) относится как 1:60. По средней продолжительности жизни российские мужчины занимают 130 место в мире (из 150). Слабый пол – одно слово. И по качеству медицинского обслуживания мы стабильно находимся в первой половине второй сотни стран.

Особенно тяжко воспринимаются, например, сравнения натуральных показателей дореформенного 1985 года с благополучным 2009 годом. Добыча нефти сократилась в 1,1 раза, газа в 1,12 раз, угля – в 1,32 раза. Россия не кормит себя. И понятно почему – посевные площади за время реформ сократились в 2 раза, производство мяса в 2,2 раза, молока – в 3,5, поголовье крупного рогатого скота – в 3,7 раза. И с промышленностью многое становится ясно – производство грузовых автомобилей уменьшилось в 5,87 раза, зерноуборочных комбайнов в 14,1 раза, тракторов в 34, часов в 91, а фотоаппаратов в 600 раз … Гайдаровским курсом идём, господа! Удивляться нечему.

Зато с российскими миллиардерами, нашими людьми в списке Forbes, с инвестициями в экономику Кипра и Великобритании дела идут отлично. Жизнь-то налаживается! Важно только не давать аналитикам портить прекрасную общую картину. И никаких цифр, пожалуйста.

Впрочем, осознание реалий сейчас всё чаще начинает беспокоить лиц, принимающих решения. Вице-премьер, Д.Рогозин, курирующий оборонный комплекс, с крайней тревогой говорил 28.06.2013 года о технологическом прорыве в американской авиации, о неготовности российской армии защищать арктические рубежи страны и неподготовленности к кибервойнам. К сожалению, эти слова оказались довольно быстро забыты (не говоря уже об аналитических материалах, которые обращают внимание на эти проблемы уже более десятка лет). Как говорят англичане, счастье – это хорошее здоровье и плохая память. Только почему-то оно обычно бывает очень недолгим.

Умер Максим и пёс с ним …

Последний год с лишком вновь и вновь возникала мысль возродить или создать, консолидировать и укрепить аналитическое сообщество России. С удовольствием хожу на такие посиделки. Приятно послушать теоретиков, ведущих традицию аналитики от Аристотеля, посмотреть на моложавых генералов, послушать самоотчеты аналитических начальников. И думалось, а почему бы и нет? Народ-то разумный, заинтересованный, энергичный. Но количество подобных совещаний как-то незаметно перешло в качество. Стало видно, что много движений, но мало достижений. Полагаю, что сейчас шансов консолидировать аналитическое сообщество России, почти нет.

Одним из наиболее крупных, успешных и авторитетных аналитических центров в течение многих лет являлась Российская академия наук. В условиях развала обрабатывающей промышленности и многолетней деградации оборонного комплекса оценка крупных государственных проектов и программ, прогноз развития страны, мира, регионов мог бы быть одним из важнейших дел Академии. Это мнение, разделяемое многими сотрудниками научных институтов, высказывает и Президент РФ. В частности, в декабре 2001 года в качестве одной из двух ключевых задач перед РАН и научным сообществом России он поставил проблему независимой экспертизы принимаемых государственных решений и прогноза аварий, бедствий и катастроф в природной, техногенной и социальной сферах. К сожалению, это решение Президента и соответствующие инициативы Академии не нашли понимания у сменявших друг друга правительств России.

Тем не менее, ряд крайне важных аналитических работ за последние десятилетия был выполнен. Можно обратить внимание на прогноз научно-технического развития до 2030 года, выполненный по инициативе Президиума РАН и научно-организационного управления Академии. На мой взгляд, от аналогичного документа ВШЭ, подготовленного по государственному заказу, он отличается как небо от Земли. Институты Южного научного центра РАН регулярно представляли прогнозы развития социально-политической ситуации на Кавказе, высоко оцененные рядом силовых структур. Сотрудниками Института мировой экономики и международных отношений РАН (ИМЭМО) мировой финансово-экономический кризис 2008-2009 года был предсказан за 4 года до его наступления с точностью в несколько месяцев. В мире много аналитических центров. Среди 1000 ведущих в мировом рейтинге фигурирует упомянутый ИМЭМО, а также  Институт США и Канады РАН, причем  входят они в первую тридцатку.

Казалось бы, ликвидация такого института или РАН в её прежнем понимании, угроза её ведущим институтом (и аналитике, которой в них занимаются) могла бы заинтересовать людей, планирующих сложить аналитическое сообщество страны, их начальников, а то и, чем черт не шутит, лиц, принимающих решения. Может быть, шевельнулась в душе корпоративная солидарность или здравый смысл подсказал бы, что стоит вступиться за собратьев по цеху? Однако не шевельнулась и не подсказало… И, пожалуй, самое конструктивное на посиделках было связано с обсуждением того, в каком зале выступать, как организовать кофе-брейки, и где издавать сборник тезисов… При таком подходе надеяться на консолидацию аналитического сообщества не приходится.

Мне вспоминается интервью премьера одного из российских регионов (позже переброшенного на олимпийские стройки). На вопрос о принципах его управленческой деятельности он ответил: «Кто смел, тот и съел», «Как потопаешь, так и полопаешь», «Любишь как душу – тряси как грушу». Может быть, и наше аналитическое сообщество сегодня таково?

Впрочем, надежда всегда остается… В честь одной из побед российского флота была отчеканена медаль с надписью: «И небывалое бывает!». Может быть, и правда, бывает?

Георгий МАЛИНЕЦКИЙ,

Член Экспертного совета при Военно-промышленной комиссии РФ

Рейтинг@Mail.ru