Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Пятница, 22 09 2017
Home / Политика / Борьба с коррупцией: в ожидании Плохого…

Борьба с коррупцией: в ожидании Плохого…

Спасет ли страну от эпидемии мздоимства новая президентская структура?

44

3 декабря 2013 года Владимир Путин создал в администрации президента новое ведомство — антикоррупционное управление.

Сразу напрашиваются два вопроса. Первый — зачем? Ответ вроде бы заложен в самом названии управления — противодействие коррупции. Но, во-первых, правильное название новой структуры — «управление по вопросам противодействия коррупции», что подразумевает несколько иную позицию, чем противодействие как таковое. А во-вторых, по информации руководителя центра антикоррупционных исследований и инициатив Transparency International Russia Елены Панфиловой, сегодня в стране коррупцией занимаются 12 федеральных ведомств. Зачем еще одно понадобилось, не проще ли было усилить те, которые уже существуют, если они не справляются, — а они, очевидно, не справляются, — со своими задачами?

Глава президентской администрации Сергей Иванов разъяснил журналистам, что основная задача нового управления — обеспечить деятельность президента по реализации политики в области противодействия коррупции.

«Сразу после своего избрания президентом в 2012 году Владимир Путин поставил перед администрацией задачу активной и последовательной борьбы с коррупцией», — напомнил Иванов. «В течение всего этого времени работа по противодействию коррупции была сосредоточена в одном из самых больших по численности сотрудников подразделений — управлении по вопросам госслужбы и кадров. На его базе и создано новое управление, причем без какого-либо увеличения штатной численности и фонда зарплаты администрации президента», — отметил глава ведомства.

В задачи новой структуры входит контроль за исполнением антикоррупционных законов, подготовка предложений по искоренению коррупции в госорганах, законодательные инициативы, координация взаимодействий госорганов и органов местного самоуправления в борьбе с мздоимством, проверка достоверности деклараций чиновников об их доходах и расходах.

И тут уместен второй вопрос — почему? Почему борьбу с коррупцией в рядах чиновников опять доверяют самим чиновникам? Неважно, что они из другого ведомства, — ворон ворону глаз не выклюет. Зачем изобретать велосипед, когда во многих странах давно уже выработан единственный рецепт борьбы с этой заразой — гражданское общество. Точнее, в тех странах, где действительно хотели искоренить взяточничество. Только неправительственные организации, общественный контроль могут эффективно противостоять коррупции в госорганах. Но гражданское общество у нас по-прежнему находится в том же зачаточном состоянии, что и пресловутый средний класс — призывы к формированию идут уже многие годы, но дальше разговоров дело не идет. Вернее, не дают идти те же аппаратные чиновники.

Эксперты считают, что эффективность нового антикоррупционного управления будет понятна уже через два-три  месяца после начала его работы. Какие первые шаги сделает 45-летний глава ведомства Олег Плохой? Он, кстати, тоже бывший чекист, и, говорят, тоже из питерских. С 1999 года работает в администрации президента. Начинал консультантом отдела в управлении кадров, перед последним назначением трудился заместителем начальника управления по вопросам госслужбы и кадров, из которого и выросло управление по вопросам противодействия коррупции.

«Если начнутся показательные наказания отдельных чиновников — значит, борьба с коррупцией будет вестись выборочно, и новое управление всего лишь усилит правоохранительные полномочия президентской администрации», — заявил «Коммерсанту» президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов. По его словам, позитивный момент наступит тогда, когда новая структура увидит причины коррупции «не в плохих чиновниках, а в избыточных функциях государства».

А заместитель директора центра Transparency International Russia Андрей Жвирблис уверен, что в стране существует круг неприкосновенных лиц, которых невозможно проверить. «Сможет ли эту проблему решить новая структура — у меня есть сомнения, но если сможет, то очень хорошо», — цитирует слова эксперта РИА «Новости».

Примечательно, что появление нового управления в президентской администрации произошло на фоне очередного коррупционного скандала в Госдуме. Депутаты отказались проверять декларацию о доходах вице-спикера нижней палаты, секретаря генерального совета «Единой России» Сергея Неверова. Запрос, который направила в комиссию ГД по контролю за доходами главный редактор газеты The New Times Евгения Альбац, был основан на информации главы Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального.

Оппозиционер уличил единоросса в том, что несколько участков в Истринском районе Подмосковья, которые находятся в пользовании Неверова в дачном партнерстве «Сосны», задекларированы неправильно. Точнее, задекларированы только два из пяти кадастровых участков. Остальные числятся за женой, тещей и самим дачным партнерством. Цена только одного тещиного участка, по оценке Навального, равна 90 миллионам рублей.

Неверов, конечно же, убедил комиссию в том, что все задекларировано правильно, а три не попавших в список надела он просто не успел внести.

Отказалась комиссия рассматривать и декларацию соседа Неверова по даче — председателя комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству, члену президиума генсовета «Единой России» Игоря Руденского.

Возьмется ли за работу по проверке деклараций этих депутатов управление по вопросам противодействия коррупции? А будет ли проверять другие громкие разоблачения того же Навального, например, дворец с «шубохранилищем» и прилегающими территориями главного железнодорожника Владимира Якунина? Кстати, бывшего соседа Владимира Путина по пресловутому кооперативу «Озеро».

Между прочим, в середине ноября глава государства еще раз подтвердил, что намерен и впредь бороться с основным злом страны — коррупцией.

«Мы и дальше будем самым серьезным образом, повторяю еще раз, вне зависимости от должности и партийной принадлежности, с корнем вырывать эту заразу. Пусть все об этом знают», — сказал президент.

Об этом, безусловно, знают все. И все знают, что есть каста неприкасаемых, для которых законы неписаны. Точнее, которые пишут их для других, а сами живут по понятиям. И борьба с коррупционерами, — то есть, с самими собой, — в эти понятия не входит.

Геннадий ШАЛАЕВ

PS 3 декабря — в день, когда президент подписал указ об образовании управления по вопросам противодействия коррупции — международная организация Transparency International опубликовала ежегодный рейтинг «Индекс восприятия коррупции». Россия заняла в нем 127-е место из 177 возможных.


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru