Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Вторник, 17 10 2017
Home / Статьи / Бэкпекером в Крым

Бэкпекером в Крым

КАК ПАРОЧКА ЧУДАКОВАТЫХ СТУДЕНТОВ ДОБИРАЛАСЬ К МОРЮ АВТОСТОПОМ

 Москва-Крым, полторы тысячи километров. «Поездом? Да это для безбожно скучных!», — решили мы с Никитой. И отправились на море автостопом. Во-первых — бесплатно, а во-вторых – это не просто переезд с места на место, а целое путешествие.

Ранним утром, взвалив на спины громоздкие походные рюкзаки, набитые вещами, банными принадлежностями, спальными мешками и палаткой, вышли из метро и, проехав немного на скрипящем автобусе, оказались за МКАДом на Симферопольском шоссе.
Первое правило хитч-хайкинга (по-простому – путешествия автостопом): ехать надо в паре «мальчик-девочка». Больше двух человек в машину не посадят, а одному – страшно – бандитов на больших дорогах много. Таково обоюдное недоверие водителя и стопующего.
ДЕНЬ ПЕРВЫЙ
Стоим на трассе. Я – у рюкзаков, Никита вытягивает руку с поднятым вверх большим пальцем и смотрит в лобовые стекла машин, водителям в глаза. Отмечу, что мы не ловим такси, а просим подвезти. Машины проносятся, но на самом-то деле водитель видит нас издалека и решает — остановиться ему или промчаться мимо. Второе правило: вставать нужно на хорошо просматриваемом участке дороги, чтобы тебя заметили и с кустом не спутали.
Женщины боятся сажать к себе в автомобиль незнакомцев, поэтому, проезжая, пытаются смотреть в другую сторону или строго вперед – только не на хитч-хайкеров. С мужчинами-водителями дело обстоит лучше. Одни разводят руками или скрещивают их, показывая на семейство в машине (дескать, места нет ни для вас, ни для вашей ноши), другие мигают фарами или поднимают вверх большой палец – выказывают уважение, третьи водят указательным пальцем по кругу – это значит, что они едут на небольшое расстояние и подвозить нас нет никакого смысла.
Как правило, подбирают автостопщиков водители-одиночки, заскучавшие в пути и по голосу человеческому соскучившиеся. Тут система бартерная – услуга за услугу. Они нам — место в автомобиле, мы им – развлечение. Правило третье: первыми разговор лучше не начинать (можно нарваться на неприятности, человек-то перед вами незнакомый). А вот если водитель сам вопросы задаёт и на диалог напрашивается, то тут уже, делать нечего, придется повиноваться и удовлетворить его праздное любопытство.
Вот останавливается машина. Никита подбегает к ней (именно подбегает, а не идёт, лениво покачивая бёдрами, как к московскому таксисту). И говорит: «День добрый! Подбросите в сторону Тулы? ». Четвертое правило: пунктом назначения нужно называть ближайший крупный город. Оказалось, что мужик сам туда едет, и дорогу до Тулы мы мирно проспали в его мягкой машине, правда, временами просыпаясь от орущего в ней «блатняка». Так уж водится, что московские студенты по природе своей скорее напоминают сонную сову, нежели бодрого жаворонка, особенно поутру. Этим мы нарушили пятое правило хитч-хайкинга: если уж приспичило вздремнуть, заниматься этим надо по очереди. Один из напарников по автостопу обязательно должен бодрствовать и контролировать ситуацию.
На повороте к Орлу нас высадили. Пообедали мы за 100 рублей в придорожном кафе (суп, салат, горячее) – находка для людей, щепетильно относящихся к своему рациону. До Орла мы добирались на двух машинах. Первым нас подбросил насупившийся старик, всю дорогу говоривший о правилах дорожного движения. А вот безумные муравьи в его машине бегали по нам безо всяких правил. Вторым оказался молодой весельчак в очках. Этот попутчик воодушевленно рассказывал о своих путешествиях и авантюрах, не забывая попутно справляться и о нашей поездке.
В Орле стоповать пришлось мне, и вскоре остановившегося водителя я попросила подкинуть до Курска. По пути выяснилось, что он едет аж в Белгород! Тихо ехали и доехали, игнорируя попытки нерешительного хозяина автомобиля высадить нас. Чего он только не перепробовал: и в реке искупаться предлагал, и в поле за подсолнухами гнал, а совсем отчаявшись, даже убеждал нас в том, что граница России с Украиной в обратной Белгороду стороне. Ночевать пришлось в кафе на въезде в город, уподобившись двум официанткам, спящим на сдвинутых стульях. Каждый раз, когда мы проходили мимо, одна из них недовольно приподнималась со своей самодельной кровати и чертыхалась.
ДЕНЬ ВТОРОЙ
Чуть свет выбрались из окраинного кафе и встали на трассе. До границы нас подбросил мужичок на фургончике, едущий на рыбалку. Границу проходим пешком в обход очереди из машин. Нужно лишь заполнить бланк и показать таможеннику паспорт. Вещи не смотрят, лишь дают бумажку на выезд из Украины, которую требуется сохранить до конца поездки, и на прощание кричат: «Пейте, только траву не курите!».
Мы на Украине!
Тут пришлось долго сидеть на рюкзаках – уставшие стоять на границе водители пролетали мимо, обделяя нас хоть каким-нибудь вниманием. Знакомимся с уборщиками, моющими разделительную полосу дороги. Они – ребята простые и веселые – окатили нас водой из поливательной машины, чтобы стоять на пекле не так тошно было.
Но вот, словно услышав молитвы наши, останавливается красная иномарка и везет нас в Харьков. Город большой, европеизированный. Можно и в пиццерию сходить, и мороженное грейпфрутовое скушать, и по сторонам поглазеть. В городе мы задержались, и к ночи доехать удалось лишь до поворота на Днепропетровск. Вез приветливый учитель, поведавший нам о бахчисарайских персиковых садах, в которые, если попроситься у хозяина-татарина, могут и пустить. Заночевать пришлось в палатке у дороги на пару с повсеместно растущей колючкой, липнувшей к Никитиным ногам (еще несколько дней автостопа — и они прилипли бы к моим).
ДЕНЬ ТРЕТИЙ
Главное неудобство ночевки в палатке – засыпаешь в холоде, а просыпаешься в невыносимой духоте. На дорогу выползли поздно, в самую жару. А водой закупиться забыли! Солнце стоит в зените, а мы на дороге, в пыли. Спустя несколько часов мучений, два мужика нас приютили и в Днепропетровск доставили. Тут я, не выдержав, с неуверенным видом поплелась просить воды у добрых людей, живущих в домике у дороги, – выручили. Затем несколько километров провез молодой хохол, причем умудрился впихнуть на переднее сидение не только нас, но и наши габаритные рюкзаки. Стоим, автостопим. И, о чудо, останавливается фура «MAN» (грузовой транспорт, как известно, стоящих на дороге подбирает крайне редко, существует даже мнение, что им запрещено это благородное занятие).
Дальнобойщик оказался человеком неразговорчивым и резким. Никита уселся на неудобный диванчик позади кресел, а я справа от водителя. Пространство, в котором мы оказались, представляло собой скорее дом, нежели машину: множество забавных и не очень игрушек лежало-висело у лобового стекла, часть была разбросана по кабине в понятном только водителю беспорядке. А над головами у нас висела гирлянда с изображениями голых девиц. Интересно, что у всего грузового транспорта в Украине есть внутренняя связь, а называют дальнобойщики друг друга не иначе как «братишками». Фуры, как известно, едут на дальние расстояния, и к вечеру мы оказались в Джанкое.
Мы в Крыму!
Ночью машины обычно не останавливаются. И мы, танцуя на ногах случая, безо всякой надежды встаем на дороге в свету бензоколонки и пытаем эту самую надежду. Но не тут-то было, перед нами тормозит ещё одна фура! Добрый на вид турок, коряво говорящий по-русски, закидывает нашу ношу и нас самих в машину. Он и улыбался, и яблоками угощал, потом сходил за пивом и, остановившись в переулке, разложил столик и накормил перченой дыней и острой турецкой едой. Оказалось, что едет он в Евпаторию. Делать нечего – едем с ним, хотя путь мы держали на мыс Фиолент, что под Севастополем. И вот приезжаем на стоянку для грузового транспорта на въезде в город. Тут наш добрый турок предлагает Никите водку, параллельно справляясь, жена я ему или нет. От водки отказался, женой назвал – на том и распрощались.
До Евпатории пришлось тащить рюкзаки на себе. Город противный и наглый. Всё для туристов: до центра доехать на такси – дорого, из центра выехать – ещё дороже. Мыться пришлось на заправке «Лукойл», откуда нас выгнали с криками «Что вы тут натворили?! ». Еще одну ночь провели в палатке среди улиток.
ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ
Поутру решили бежать из Евпатории. Местный таксист с друзьями вывез нас из города забесплатно. А потом повстречался нам добрый мужичок на белом мерседесе, который сначала завез нас в гипермаркет «METRO», где затерялся в толпе и пошатнул тем самым мою нервную систему (благополучно оставшиеся в машине рюкзаки с деньгами и документами могли также легко затеряться). Но попутчик не подвел и привез нас-таки в Симферополь на автовокзал, откуда мы уже на автобусе добрались до Севастополя. Здесь за гроши местный таксист доставил нас, уставших и сонных, на мыс Фиолент, где мы собственно и поставили палатку, обложив ее камнями (чтобы ветром, что называется, не сдуло).
Проснулись у моря. Вот тебе скалы, нависающие над водой, вот тебе кони, скачущие по полю. А на четвертой линии домов с двумя собаками живет добродушная тетя Рая, у которой можно снять комнату всего за 150 гривен в день. В переводе на русский – это около 600 рублей.
Рюкзаки на пол, и в Севастополь съездить можно — выпить «Змеиных слез» в Q-bar, и в бахчисарайские сады заглянуть — персики пособирать (татар там, как оказалось, нет, а только уставшие ленивые охранники, сидящие на вышках). Правда, перемещаться по стране уже хочется не автостопом, а на автобусах – так спокойнее.
Юлия ЧЕРНОВА

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru