Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Суббота, 25 03 2017
Home / Политика / Михаил Ходорковский: жизнь после плена

Михаил Ходорковский: жизнь после плена

О ситуации вокруг бывшего главы ЮКОСа рассуждают эксперты.

8

Помилование Михаила Ходорковского стало событием года. И теперь, когда первый шок от этого известия прошел, многие эксперты пытаются понять, что же это было: акт милосердия со стороны Владимира Путина или тонкий пиар-ход в преддверии Олимпиады.

Даже само обнародование этого факта президентом было похоже на отличную постановку. Путин не сказал о грядущем помиловании за четыре с лишним часа общения с журналистами на своей ежегодной пресс-конференции, хотя вопрос о третьем уголовном деле против самого известного политзаключенного России там прозвучал. Но сразу после окончания официальной части встречи глава государства, подойдя к группе журналистов, сделал это сенсационное заявление, отвечая на вопрос о Ходорковском корреспондента интернет-издания LifeNews, которое, по мнению некоторых западных изданий, известно своими связями с российскими спецслужбами.

Путин ответил: «Я уже об этом говорил, Михаил Борисович должен был в соответствии с законом написать соответствующую бумагу — ходатайство о помиловании. Он этого не делал. Но совсем недавно он написал такую бумагу и обратился ко мне с прошением о помиловании. Он уже провел в местах лишения свободы более 10 лет, это серьезное наказание». И добавил, что Ходорковский «ссылается на обстоятельства гуманитарного характера,  у него больна мать. Я считаю, что, имея в виду все эти обстоятельства, можно принять решение, соответствующее, и в ближайшее время будет подписан указ о его помиловании».

«Это похоже на театральную постановку, да так оно и было», — прокомментировал эту ситуацию известный экономист, бывший ректор Высшей экономической школы Сергей Гуриев, вынужденный в этом году уехать в Париж из-за преследования властями.

Указ о помиловании Ходорковского был подписан на следующий день, 20 декабря. В тот же день узник был освобожден, из карельской колонии, где отбывал наказание, доставлен в Петербург, откуда частным самолетом улетел в Германию. Как сказал 22 декабря на пресс-конференции в Берлине Михаил Ходорковский, он узнал из теленовостей, что Путин подпишет прошение о помиловании, а ночью с 19 на 20 декабря его разбудил начальник лагеря: «Михаил Борисович, пожалуйста, собирайтесь».

Его арест смахивал на спецоперацию, а освобождение напоминало таковую еще больше. Собственно, это и была по сути спецоперация, с моментальным освобождением и выдачей загранпаспорта.

Как рассказал директор Российско-Германского форума, политолог Александр Рар, переговорами через тайные каналы немецкой дипломатии «выстроенные еще в 60-е годы» в течение двух с половиной лет занимался экс-глава МИД Германии Ганс-Дитрих Геншер. Его дважды принимал Путин. Александр Рар, как один из основных экспертов по России, будучи одним из ведущих экспертов по России, консультировал Геншера.

Странная история. Почему Ходорковский сразу полетел в Германию, хотя родители в это время была в России? Возможно, это тоже было условием освобождения.

Журналист и писатель Дмитрий Быков считает, что одним из условий освобождения Ходорковского было его обещание не участвовать в политике. более конкретен. «Есть ощущение, что он быстро уедет из страны. Здесь ему не дадут других возможностей. Думаю, что его неучастие в политике — одно из условий освобождения», — цитирует Быкова «Росбалт». «Михаил и так сделал для российского освободительного движения больше всех нас»,  добавил Быков.

Как считает главный редактор «Петербургского театрального журнала» Марина Дмитревская, это больше похоже на выдворение из страны, чем на освобождение.

«Вторые сутки думаю — отчего же такой смердящий осадок ото всей этой спецоперации по освобождению Ходорковского. Такой, что и радоваться трудно. Все-таки мастера «мочить» не пропили мастерства, — пишет она. — А драматургия, согласно которой в прошении человек пишет, что болеет мать, а его этапируют в другую страну, и больная мать вынуждена лететь туда — все это говорит о выдворении из страны, а не об освобождении. Запад, получи своего любимого и отвяжись от меня, мне некогда, у нас Олимпиада… И вопрос — почему он не полетел к маме в Подмосковье, а приземлился в Германии. Если свободен», — приводит слова Дмитревской «Росбалт».

Писатель и политик, лидера партии «Другая Россия» считает, что Ходорковский, написав прошение о помиловании, просто сдался.

«Я не виню Ходорковского, но это капитуляция. Одним решением полететь в Берлин он разрушил авторитет, который был заработан за 10 лет. Это все-таки побег», — сказал Лимонов, слова которого приводит «Интерфакс». «Если Ходорковский когда-то и вернется в Россию, возможно, он уже не будет никого интересовать. Он сделал выбор в пользу личной жизни, он согласился на неучастие в политике и бизнесе», — добавил он.

Однако сам Михаил Ходорковский приводит другие причины отъезда в Германию.

«С юридической точки зрения судебный иск ко мне по первому делу не закрыт. Там иск на 550 млн долларов, и по российскому законодательству это дает возможность не разрешить мне выехать за границу», — сообщила Ходорковский на пресс-конференции в Берлине. Если последует решение Верховного суда о снятии иска, это, по его словам, достаточным знаком, «демонстрирующим, что я могу приехать в Россию».

Почему именно сейчас Путин подписал указ о помиловании? Исполнительный редактор московского офиса финансового издания «Business New Europe» Бен Арис считает, что на это решение повлияла предстоящая Олимпиада в Сочи, во время которой внимание всего мира к России будет повышенным. «Господин Путин хочет показать лучшее лицо России, заявить: «Вот она – новая Россия, мы растем, мы – растущая экономическая держава в Европе, и мы хотим иметь дело с вами – на коммерческой основе, по крайней мере», — сказал Арис «Голосу Америки».

Руководитель Центра анализа международной политики Института глобализации Михаил Нейжмаков считает, что раньше для освобождения Ходорковского в России просто не было подходящих политических условий.

«Интересно, что именно те политические события, которые приветствовали сторонники освобождения Ходорковского, на самом деле были препятствием для такого решения. Большие надежды возлагались в данной среде на избрание президентом Дмитрия Медведева, но Владимир Путин вряд ли передоверил бы своему соратнику решение такого важного вопроса. Не могло произойти помилование Ходорковского и в период пика протестных митингов в столице, либо сразу после успеха Алексея Навального на выборах (даже если бы соответствующее прошение Михаила Борисовича поступило к главе государства). Ведь опыт показывает, что действующий президент практически никогда не принимает решений, которые выглядят, как сделанные под давлением», — поделился своим видением ситуации Нейжмаков с агентством «Регнум».

«Михаил Ходорковский свободен. После первой — огромной — радости пытаюсь оценить общественные последствия этого большого события. И вот что мне думается. Последние два года, начиная со знаменитых «бандерлогов», Путин вел себя в общественно-политическом смысле очень глупо, по временам истерично, я бы сказал, саморазрушительно. И вдруг теперь сделал чрезвычайно ловкий ход», — написал в своем Facebook известный писатель Борис Акунин. «Если вслед за Ходорковским, девочками из Pussy Riot и первыми «болотными» освободят остальных политических, тогда сторонники тотального игнора и бойкота власти вроде меня лишатся своего главного этического аргумента. Да, режим останется авторитарным, недемократическим и коррумпированным. Но Россия перестанет быть полицейским государством», — добавил писатель.

Политолог Александр Рар высказал иную точку зрения на этот вопрос. «Вы, возможно, не поверите, но если бы, не дай бог, с матерью Ходорковского что-то случилось в больнице, то этот аспект стал бы очень печальным. Я думаю, Путин руководствовался именно этим соображением», — сказал Рар «Газете.ру».

На берлинской пресс-конференции Ходорковский заявил, что ни политикой, ни бизнесом, ни, тем более, отсуживанием активов ЮКОСа, которые в основном перешли «Роснефти», он заниматься не собирается.

Председатель Московской Хельсинской группыЛюдмила Алексеева убеждена, что чем бы не занялся Ходорковский после освобождения, он все равно будет духовным лидером. «Михаил Борисович тянет на роль духовного лидера, на которого ориентируются в нравственном плане. Чем бы Михаил Борисович ни стал заниматься, это безусловный и такой необходимый нашему обществу духовный лидер. Такими был Ганди, Сахаров и Гавел», — передает слова правозащитницы «Интерфакс».

Михаил Ходорковский свое 10-летнее заточение рассматривает как пленение. Об этом он сказал на пресс-конференции: «Я старался смотреть на всю ситуацию как на некий вызов. Да, я попал в плен, но старался не зацикливаться на этом».

Геннадий ШАЛАЕВ

Рейтинг@Mail.ru