Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Четверг, 21 09 2017
Home / Статьи / Поддержка или все же протест?

Поддержка или все же протест?

Тысячи уральцев пришли 28 января к екатеринбургскому железнодорожному вокзалу, чтобы «защитить честь человека труда» от «тупого офисного планктона». Такова была официальная, почти месяц звучавшая с газетных полос и с телеэкранов версия. На деле же со сцены призывали голосовать за Владимира Путина, хотя до законного старта агитационной кампании оставалась неделя…

Нижний Тагил, Первоуральск, Пермь, Златоуст и Екатеринбург – география приехавших и привезенных, пришедших и согнанных на митинг была поистине велика! Для общественного транспорта и частных машин привокзальную площадь перекрыли накануне – здесь уже шел монтаж сцены и огромных видеоэкранов, а с раннего субботнего утра завезли десятки биотуалетов, несколько военно-полевых кухонь. Уже к полудню территорию вокруг заняли сотрудники ОМОН. Тем временем дорожные инспекторы направляли машины в объезд, виновато разводя руками – «здесь парковаться нельзя».

Площадь наполнялась людьми. Умеренный мороз и бледное солнце словно решили испытать уральский характер на прочность, тем более что именно эта тема активно муссировалась организаторами. Последние достойны особого рассказа. Так до конца и не удалось понять, кто же стоял у истока этого не то митинга поддержки действующего премьера, не то акции в защиту самих себя, «униженных и оскорбленных». Сначала ответственность за организацию взяли на себя рабочие Уралвагонзавода в лице начальника одного из цехов Игоря Холманских, затем, когда стало очевидным, что простым рабочим такое «из ряда вон» мероприятие ни за что не подготовить, заговорили об областной Федерации профсоюзов. Но как только первые робкие голоса стали рассуждать – а на политические ли «нужды» люди ежемесячно отдают часть своих зарплат и не правильнее ли направить миллионы на социальную поддержку трудящихся – руководителем митинга вдруг объявил себя… свердловский совет ветеранов.

— Нам два отгула начальник пообещал, — гордо делился с коллегами кто-то в толпе.

— А нас вот просто обязали ехать, три часа сюда тащились, сейчас постоим и обратно поедем – вся суббота пропала! – в сердцах сетовал другой.

Однако общее настроение толпы было, скорее, лирическим. Еще бы – не каждый же день перед тобой, пусть и под фонограмму, выступают звезды эстрады – Николай Расторгуев и Надежда Бабкина. За несколько дней до митинга с экранов телевизоров они наперебой приглашали уральцев поддержать «обиженного» человека труда. Особо подчеркивалось, что приезжают они на Урал за свой счет, то есть безвозмездно.

Депутаты, бизнесмены среднего звена, рабочие – в этой обойме не хватало, пожалуй, только директоров крупных предприятий. Им-то, немало потрудившимся в деле «нагона толпы», присутствовать здесь было не по чину, пришлось дистанцироваться. Пока одни нескладно кричали плохо отрепетированные речевки, другие явно разрывались между хлебом и зрелищами: ароматный дым из полевых кухонь обещал вкусное лакомство – гречневую кашу с хлебом и горячий чай, которые раздавали всем желающим, а зазывные крики ведущих митинга обещали хиты «от любимой группы самого Путина». Общий же политический настрой толпы сводился вовсе не к тому, к чему призывали анонимные организаторы, стремясь убедить общество в готовности поддержать на выборах «кандидата номер один» и в том, что «простого рабочего обидели офисные крысы», а к самому простому и банальному – «оставьте вы нас в покое».

Вот на митинг пришел ветеран одного из уральских заводов, не побоявшийся заявить о своей позиции, которая разительно отличалась от официальной. Табличка на его груди гласила: «Я против Путина».

Полицейские наотрез отказались пускать пожилого человека «в зону отцепления», явно «защищая» от него рабочий класс. Вовремя подоспевший депутат-коммунист свердловской облдумы Андрей Альшевских тут же объяснил стражам порядка, что никакого нарушения в действиях ветерана нет. Того впустили. Но вот парадокс: как только депутат отходил от старика, люди в штатском и активисты набрасывались на него, пытаясь выгнать.

— Но закаленный ветеран ни на шаг не отступал, — написал позже коммунист в своем блоге. – Мы с ним разговорились, и я выяснил, что ему 82 года, всю жизнь проработал на оборонном заводе, и считает, что правительство неправильно начисляет людям пенсии.

На часах было 14.00 – время начала митинга. Почти сразу на сцену вышел Николай Расторгуев. На 15 минут ему удалось увлечь людей – его песни слушали, удерживая на ветру транспаранты и, должно быть, за ночь придуманные лозунги, вроде таких – «Пусть те, кто называет нас быдлом, посмотрят в зеркало», «Мы за стабильность» и все в таком же духе…

Он уже готовился уйти со сцены, и чуть было не оставил о себе благоприятное впечатление, отчего многие даже зашептались: «Надо же, агитировать не стал». Но все-таки певец не удержался и напоследок предложил всем 4 марта голосовать «за Путина». Не зря же приехал!

Народ проголосовал тут же, «ногами» — толпа у сцены мгновенно поредела.

— Мы не позволим называть себя «быдлом», мы простые рабочие, делаем лучшие танки и хорошо знаем, что такое труд, — повторил свой давнишний тезис Игорь Холманских, к которому на митинге было повышенное внимание.

Были и еще несколько выступающих. Пожалуй, самыми заметными – два пенсионера и, по совместительству, оба депутаты Госдумы. Единоросс от сохи, депутат госдумы Валерий Якушев, уже давно ставший символом того, как простой ветеран может сделать головокружительную карьеру, лишь один раз вступив в прямой диалог с действующей властью, высказал слова поддержки проводимой Правительством политики. Вторым оратором, выступление которого многих заставило грустно усмехнуться, а других вообще уйти с площади, стал пермский токарь Валерий Трапезников. Он также в декабре стал депутатом Госдумы и, похоже, воодушевленный и раззадоренный, на минуту-другую вышел из-под контроля.

— Настало время сказать «нет» этим клоунам с Болотной площади! Давайте этих козлов сюда, на Урал, в рабочие коллективы! Мы сделаем их! – кричал он в азарте. – Мы – рабочие от Народного фронта! Я 40 лет отстоял у станка, и я считаю, что мы – это власть народа! И я предлагаю речевку: «Урал! Россия! Путин!»

Но даже многократно повторенная, эта мысль не нашла никакого понимания у собравшихся, а многие усмотрели в его словах разжигание социальной розни. Когда на подмостках в трогательно-красной шали появилась Надежда Бабкина, люди вновь оживились. А потом ее «Валенкам» хором подпевала вся площадь – и лишь в этом одном не было никакой фальши. Единения хватило аккурат до гимна, которым Надежда Георгиевна завершила свое выступление, и, похоже, более чем искренне высказалась о своих политических пристрастиях.

Через час после начала площадь опустела, а злые языки стали говорить о том, что на митингах оппозиции никогда такого не было. Еще около часа кучковались люди лишь там, где продолжали раздавать кашу,  — здесь же изучали газеты и листовки,— как в поддержку Владимира Путина, так и против него. А на выходах стояли девушки с коробками – еще перед началом митинга людей просили прийти со своими старыми рабочими варежками, а взамен раздавали новые, с просьбой сдать свои на выходе, чтобы потом отправить их «для устрашения» в Москву – «Навальному и прочим блогерам». Но прагматичные уральцы затею успешно провалили, оставив при себе и свои, и полученные новые – пролетарских варежек в картонных коробках можно было по пальцам перечесть.

Позже организаторы отчитывались о 15 тысяч пришедших, журналисты и политологи же называли куда меньшие цифры – от 5 до 8 тысяч человек. Апогеем этих «дебатов» стало заявление областного главка о намерении вручить инициаторам митинга извещение о допущенном в ходе акции нарушении – дескать, вместо заявленных 10 тысяч человек ее посетили 15. Якобы для реального подсчета людей полицейские использовали счетчики металлоискателей. Политологи же в один голос утверждают, что это не более чем пиар-ход для отчета перед избирательным штабом Владимира Путина, который и стоял за организаторами. Эксперты также заметили, что екатеринбургский митинг стал самым неоднозначным массовым мероприятием последнего времени, поскольку изначально не был ясен его смысл, да и оппонентам он принес куда больше дивидендов, чем самим организаторам.

 

Максим ГУСЕВ | cобкор «НВ» | ЕКАТЕРИНБУРГ


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru