Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Понедельник, 29 05 2017
Home / Общество / «Директор – гей, вожатый – его любовник»

«Директор – гей, вожатый – его любовник»

Работа с детьми в сегодняшних детских лагерях принимает экстравагантные формы.

636

«Одна из моих студенток поработала в летнем лагере вожатой и теперь хочет дать вам интервью», — сообщил мне психолог Марк Сандомирский. Лагерная история имела сексуальный подтекст… Студентка Мария П. даже свое имя раскрывать не хочет – боится мести со стороны своих бывших подопечных. Прошлым летом ее, будущего психолога, пригласили вожатой в христианский миссионерский лагерь для подростков.

 НВ – Почему ты все-таки решила рассказать эту историю для газеты?

Мария – Стать жертвой педофила сегодня может любой подросток, и не обязательно в летнем лагере. Как модно было раньше говорить, предупрежден – значит, вооружен. И получается, что в подобной ситуации «вооруженным» может быть только подросток, получивший должный уровень сексуального просвещения. Это касается и родителей.

НВ – Насколько мне известно, против директора лагеря было возбуждено уголовное дело, но потом оно было закрыто…

Мария – Да, один подросток отказался от своих слов, другой заявил, что вступил в связь с директором по достижении 16-летнего возраста – а это уже не является преступлением. То есть директор лагеря признался на допросах, что является гомосексуалистом, это имеется в материалах дела, однако после этого он не был уволен с должности директора. Следующим летом он будет преподавать слово Божие на берегу Черного моря следующим группам подростков.

НВ – Как ты узнала, что директор лагеря вступает в сексуальную связь с воспитанниками?

Мария – В середине смены ко мне обратился 14-летний мальчик с жалобами на директора лагеря – по его словам, директор поселил его отдельно от всех, в однокомнатный домик. Поздно вечером директор приходил к нему, гладил по руке и намекал на то, что между ними может быть любовная связь. Возможно, я бы приняла это за подростковые фантазии, но к этому времени до меня уже дошли слухи, ходившие по лагерю – говорили, что директор – гей, и один из вожатых лагеря является его постоянным любовником.

НВ – Не было мысли позвонить родителям мальчика и предложить им забрать его домой?

Мария – Тогда пришлось бы им всё рассказать, а это стало бы ударом для родителей, и повлияло бы на дальнейшую жизнь подростка – ему могли напомнить об этом через несколько лет, например. Бывали случаи, когда подростки в случае огласки кончали жизнь самоубийством. К тому же я наивно полагала, что смогу как-то влиять на ситуацию.

Я подошла к директору и предупредила его, чтобы он не смел соблазнять воспитанников, иначе я заявлю в полицию.

НВ – Как он отреагировал?

Мария – Засмеялся. Сказал, что это всё детские фантазии, к тому же у него якобы много врагов, которые специально распускают про него грязные слухи, чтобы уволить его и самим встать во главе лагеря.

НВ – Ты в это поверила?

Мария – Нет. Вскоре тот же подросток рассказал мне, что директор оставался у него на ночь, и между ними произошла первая гомосексуальная связь. По словам подростка, у него было плохое настроение, он с кем-то поругался, и это сыграло решающую роль – в этот момент ему нужна была чья-то поддержка, и директор сыграл роль такого «старшего брата», которому можно поплакаться в жилетку.

На следующий день, по словам мальчика, ему стало «тошно и плохо на душе, хотелось покончить с собой». Однако через какое-то время мальчик согласился пойти к директору «попить чайку», где у них снова произошла гомосексуальная связь…

НВ – В итоге ты все-таки заявила в полицию?

Мария – Заявила не я, а отец этого мальчика – вернувшись домой после лагеря, подросток неожиданно «осознал» себя гомосексуалистом, и даже завел себе любовника. О своей «неожиданно открывшейся» сексуальной ориентации он рассказал маме. Так родителям стала известна роль директора лагеря. Папа написал заявление в УВД, но в беседе со следователем мальчик отказался от своих слов.

Меня вызвали в качестве свидетеля. Выяснилось, что по делу проходит еще один подросток, который отдыхал в лагере – по его словам, он подвергался растлению не только со стороны директора лагеря, но также и со стороны его приятелей-гомосексуалистов. В ходе допроса он рассказывал следующее:  «Мы как сын и отец… Мы так обнимались и мне кажется, что вроде мы и не чувствовали, что сейчас происходит, и вроде все это и невинно… И непонятно на самом деле… Так вот лежим короче, он меня целует и у меня уже пошли химические реакции там в организме…»

НВ — Ты знаешь о том, что сейчас с этими подростками?

Мария – Знаю, что они оба считают себя гомосексуалистами. Когда мы встретились с одним из них в коридоре УВД, он бросил мне: «Я не понимаю как можно иметь влечение к женщине?… Меня тошнит от женщин».

НВ – Быть может, это какая-то предрасположенность? Директор выбрал тех, у кого это было на лбу написано…

Мария – Нет, это навязанный гомосексуализм. Это проблема современного общества, и проблема очень серьезная. Причем характерно, что растлители, вовлекающие в ряды гомосексуалистов подростков, остановиться сами не могут, потому что им постоянно хочется «свежего мяса»… Кстати, тот первый мальчик говорил мне, как директор лагеря рассказывал ему о том,  что его самого в подростковом возрасте так же совратили… И получается замкнутый круг, из-за которого страдает демография страны, женщины, которые влюбляются в гомосексуалистов и сами гомосексуалисты, которые заявляют своим психологам, что и хотели бы иметь семью и детей, но не могут, потому что из-за своего прошлого опыта теперь не способны строить отношения с женщиной.

НВ – А что же делать родителям? Отказаться от летних лагерей

Мария – Вряд ли это поможет. Точно такая же ситуация может случиться и в городе. В связи с остротой данной проблемы родители должны знать, что в условиях современной действительности гомосексуалист для реализации своих корыстных целей (удовлетворения своей похоти) может и необходимое ему образование получить (например, педагогическое) и маскироваться под человека традиционной сексуальной ориентации (даже жениться и ребенка  завести для прикрытия).

И потом идти работать в школы, в детские центры, или вожатым ехать в летний детский лагерь. Если воспитатель или директор проявляет интерес к вашему ребенку, следует принять все необходимые меры для того, чтобы хотя бы на одного «сделанного таковым», а не родившегося таковым, гомосексуалиста было меньше. Кстати, существует сайт о преодолении гомосексуализма, лесби-влечений и других проблем, связанных с полом:  http://www.overcoming-x.ru/

НВ – На этом сайте слишком много говорится о Боге. После случая в лагере у тебя не пропало желание работать в христианских и миссионерских организациях?

Мария – В этот лагерь я больше не поеду. Да меня и не взяли бы туда после того, как я проходила свидетелем по делу против директора. Думаю, что этим летом я поеду в другой какой-нибудь лагерь. Надеюсь, что это снова будет лагерь христианско-миссионерской направленности.

Александра АЛЕКСАНДРОВА

Рейтинг@Mail.ru