Home / Политика / Последний политзек?

Последний политзек?

Освобождение Платона Лебедева: курс на либерализацию или маневры власти — мнение экспертов.

546

Верховный суд 23 января освободил «зека номер два» — бывшего совладельца ЮКОСа экс-руководителя МФО «Менатеп» Платона Лебедева. Он, как и помилованный ранее президентом Михаил Ходорковский, теперь на свободе. Некоторые уже поспешили назвать Лебедева последним известным политзаключенным, в символическом, конечно, смысле.

Что это, на самом деле политическая оттепель или же тактические маневры власти в преддверии Олимпиады?

С одной стороны, череда освобождений: помилование Ходорковского, амнистия участниц группы «Pussy Riot» Алехиной и Толоконниковой, гринписовцев с ледокола «Арктик Санрайз», сельского учителя Ильи Фарбера, части «болотников» и самого Лебедева, — может быть знаком того, что Кремль наконец-то отказался от жесткой позиции по отношению к оппозиционерам, посчитав, что за решеткой они представляют бо́льшую угрозу стабильности системы, являя собой некие символы произвола авторитарного режима, нежели на свободе.

С другой, части тех же фигурантов «болотного дела» прокуроры требуют назначить до шести лет лишения свободы. Кроме того, инициированные Госдумой недавние законопроекты о борьбе с терроризмом, которые серьезно наступают на права и свободы россиян, тоже не способствуют политической либерализации общества.

Эксперты по-разному оценили действия власти, предпринимаемые в последнее время по отношению к «сидящей» оппозиции.

Лидер партии «Гражданская платформа» Ирина Прохорова с осторожным оптимизмом оценивает нынешнюю ситуацию.

«Конечно, хочется надеяться, что политические узники как категория в нашей стране перестанут существовать. Хотелось бы надеяться, что это новый тренд. Сегодня мы занимаемся вопросом (временно отстраненного мэра Ярославля) Евгения Урлашова. Если он будет освобожден, это станет подтверждением наших надежд», — приводит слова Прохоровой сайт партии.

Руководитель фонда «Эффективная политика» Глеб Павловский считает последние освобождения, в том числе и Лебедева, не наметившимся курсом, а лишь избирательной гуманностью власти.

«Если бы она не распространялась на драконовские приговоры участникам митинга на Болотной, то можно было бы говорить о курсе. Дело в том, что власти часто ошибаются с дозировкой. Власть – очень плохой дозировщик», — сказал политолог «Независимой газете».

 «Это более широкий процесс, — добавил Павловский. — Путин выстраивает и апробирует новую систему взаимоотношений с обществом, и вряд ли можно сказать, что у него есть план. Но он нащупывает несколько иную форму правления страной, чем та, которая сложилась в первые десять лет его президентства. Эта система заставляет Путина совершать резкие зигзаги в политике – чтобы не попасть в руки одного из кланов, сложившихся за предыдущее десятилетие. Я это называю политикой зигзагов. Он предпринимает какие-то действия, нагоняя жути, а потом, когда все уже подготовились к худшему, неожиданно разряжает обстановку. Этот метод в России работает. Когда правитель действует таким образом, он постоянно притягивает внимание. Все время ждешь, что оттуда придет гроза или солнышко выглянет. Это нельзя назвать ни авторитаризмом, ни вертикалью власти. Это своеобразная зигзагообразная политика».

Однако адвокат Вадим Прохоров считает, что в преддверии предстоящих Олимпийских игр власть имитирует либеральные послабления в стране.

«Решение ВС лежит в общем русле послаблений к Олимпиаде в Сочи, это попытка создать иллюзию некоторой политической оттепели, которой на самом деле нет. Платон Лебедев отказался писать прошение о помиловании, и, видимо, первые лица государства поставили перед ВС задачу решить этот вопрос», — приводит слова адвоката «РБК daily».

Последние изменения не стоит связывать только с одной Олимпиадой, считает директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ политолог Павел Салин. По его мнению, в отношении потенциальных оппозиционных угроз власть сделала переоценку.

«Подобные тактические соображения, вероятно, имеют место, но главное — изменилось представление власти об угрозах, с которыми она сталкивается, —  сказал политолог «Русской службе Би-Би-Си». — В начале 2012 года у власти был шок, но теперь она убедилась, что белоленточная оппозиция для нее не опасна. Несколько тысяч радикалов в Бирюлево — намного более серьезный вызов стабильности системы, чем несколько десятков тысяч респектабельных граждан на Болотной площади». «Опасна выплескивающаяся снизу социальная и националистическая оппозиция, готовая выйти на улицу, чтобы защищать свои жизненные интересы, как она их понимает, а не абстрактные свободы. С либералами удобно вести диалог и периодически идти на мелкие уступки, потому что это ничем не чревато», — добавил Салин.

По мнению президента Института национальной стратегии Михаила Ремизова, освобождение совладельцев ЮКОСа сняло остроту вопроса о политзаключенных в России как внутри страны, так и за ее пределами.

«Безусловно, помилование Ходорковского можно считать способом снять претензии к Кремлю со стороны либеральной общественности внутри страны и общественного мнения за рубежом. Несмотря на то, что иногда звучат жесткие заявления Ходорковского, тема продолжает обсуждаться, но, безусловно, она не является уже болевой точкой в отношении Кремля с Западом», — сказал эксперт РИА «Новости».

Кроме того, не стоит забывать, что выпустив Ходорковского и Лебедева, тот же Верховный суд не снял налоговые претензии к ним в виде 17,5 миллиардов рублей, которые адвокаты вчерашних узников считают незаконными. Таким образом, власть предпочла держать бывших оппонентов на поводке, застраховав себя от их «неправильного» поведения.

«Освобождение Ходорковского было торгом, и, видимо, одним из моментов торга было то, что Ходорковский не будет продолжать предъявлять претензий по поводу активов ЮКОСа. И он честно выполняет это обещание, — считает доктор политических наук, профессор НИУ ВШЭ Юлий Нисневич, которого цитирует «РБК daily». — Ведь власть, которая никому не верит, она должна иметь какую-то зацепку. И миллиарды, как бы не уплаченные, они и остаются такой зацепкой. Этим долгом Ходорковского выталкивают из страны: пока требование висит, он в Россию не въедет. Лебедев, видимо, тоже в связи с этим будет вынужден покинуть страну, потому что жить под дамокловым мечом невозможно».

Ходорковский, узнав о решении Верховного суда, сказал в интервью журналу «The New Times»: «Я публично поставил вопрос — мне публично ответили, отказавшись исполнить решение Европейского суда. Это значит только одно: в России мне не рады».

В чем эксперты единодушны, так это в однозначной положительной оценке освобождения Платона Лебедева. Узнав о решении Верховного суда, лидер «Гражданской платформы» Ирина Прохорова, например, написала в своем блоге: «Какими бы мотивами ни было продиктовано подобное решение, для родных Лебедева, да и для него самого это, несомненно, огромное событие. Я искренне радуюсь, что еще один политический узник скоро выйдет на свободу».

Геннадий ШАЛАЕВ

Рейтинг@Mail.ru