Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Суббота, 22 07 2017
Home / Общество / Петра и Ольхон

Петра и Ольхон

История 65-летней жительницы Германии, связавшей свою судьбу с судьбой байкальского острова

1134

Погоня за деньгами и власть разрушают этот чудесный остров — к такому выводу пришла простая немецкая пенсионерка, вызвавшаяся стать хозяйкой на чужой земле.

Я встретил эту одинокую женщину в доме у моих давних друзей — Симоны и Леонида, к которым заглянул однажды «на чаек». Тогда-то я и узнал, что у истории Петры Бушельберг (в дословном переводе с нем. — убежище в горах. — Ред.) есть своя предыстория — долгий путь к Ольхону.

После той встречи я еще не раз общался с Петрой на ломанном немецком и с помощью словарика. Она из той редкой породы людей, которым не просто вдруг захочется что-то рассказать, а излить душу, подчас с надрывом. Даже если слов говорится и мало.

— Миша, у меня есть подозрение, что Ольхон будет уничтожен, — на таком же ломанном, но русском пытается объяснить мне Петра. — Туризм разрушает ландшафт. Люди более не общаются трепетно с землей. Охота за деньгами (Петра хотела сказать «погоня». — М.Ю.) и власть разрушают землю. У меня есть это видение. Как мне относиться к обрушившейся на меня такой данности?

Зная, что ничто в этом мире не случайно, я смотрел на Петру, как на оракула, будучи немало удивлен ее глубинным расспросам и дотошному вниманию. А совсем недавно она буквально сразила меня своими дневниковыми записками. Оказалось, немецкая пенсионерка всерьез (и, видимо, надолго) озаботилась тем, что творится на Ольхоне. Мусор просто зарывается в вырытую посреди острова яму. Трамбуют. Может, вывозят, а может — нет. Ничего особенного, когда вы привыкаете к помойкам вокруг себя с детства. Но для тех, кто к этому привыкнуть не сможет никогда, — это просто ужас.

Суть дневника Петры в следующем: собирая палые дрова для своего домика в селе Харанцы, немка почувствовала дурной запах вблизи Хужира. А пойдя на него, наткнулась на самую настоящую варварскую зловонную яму, в которую периодически бульдозером закапывают мусор.

Но будучи полноценным жителем государства, в котором самоуправление идет снизу, а не спускается сверху, Петра решила не просто поохать и идти своим путем, а помочь в меру сил хотя бы сбором токсичных пластиковых бутылок и отделением стеклянной тары от общей кучи зловоний.

Не секрет, что мусор с Ольхона, кроме периода навигации (а это с мая по сентябрь), практически не вывозится! Самое парадоксальное в том, что данной ситуацией возмущен сам мэр Ольхонского района Сергей Копылов, но найти управу на власть в Хужире, столь заправски-цинично решающую вопрос с утилизацией, даже он оказался не в силах.

Оценив ситуацию, Петра решилась на добровольное участие в решении этой проблемы. Ей важно было показать своим личным примером местным жителям, как важна сортировка отходов еще дома. Детям в школе нужно изучать экологию, нужно бы это все преподавать, из года в год, а в летний туристический сезон дети собирали бы мусор с берегов.

«Огромный склад мусора, — пишет Петра, — всё в длинных рядах, всё там смешалось, и частично горело. Какой-то человек что-то искал в кучах мусора, смешанных с песком. Помимо древесины (спилов со строек) в свалке находились и крупные металлические детали, и иные бытовые отходы… Совсем не удивительно, что дым от сгоревшего хлама жутко пах. Большой трактор с лопатой перемешивал мусор, приглаживал его, грузил на грузовичок, который уезжал, но через очень короткое время возвращался вновь. Куда он вывозил свой груз и где сгружал? — я очень хотела бы знать.

Меня охватило чувство гнева, продолжает Петра, готовность действовать и при этом — полное бессилие, ведь это не просто строка в списке объектов Всемирного наследия, а живой остров — и он задыхается от мусора!..

Я видела там двух мужчин с граблями и лопатой, они бегали по территории и друг другу что-то говорили, а иногда и на свалку показывали. Я сказала им нечто и представилась. Они сказали мне, что большая часть мусора лежит там уже 40 лет, целый Союз Свалки, так сказать, и всё это валится в кучу, которая уже смешана с песком и на которой уже пустынные растения проросли. Но куда идет этот мусор? Для пользователей стеклянных и пластиковых бутылок зарабатываются деньги — и очень много денег. Поэтому если бы этот мусор все собиралии в мешки — его было бы проще вывозить. Но у власти не хватает денег. А у простых людей — здравого смысла и решимости менять что-то самим, а не ждать чудес сверху…».

Такая вот она — Петра из Германии. Вы скажете мне: ну, и что с того? А ничего! — отвечу я вам. Просто мне захотелось донести крик души весьма сознательной чужестранки не до равнодушных верхов (им, похоже, на всё и на всех наплевать), а хотя бы до самого среднего отечественного обывателя. Ведь проблема замусоренности обжитых территорий в нашей стране крайне велика, а лишь упованием на мусоросжигающие заводы проблем не решить.

Михаил ЮРОВСКИЙ

NB!

 

Под занавес минувшего года по информационным ресурсам Приангарья прокатилась новость: «Следственный комитет РФ по Иркутской области возбудил уголовное дело в отношении главы поселка Хужир Ольхонского района Григория Огдонова, а также трех директоров местных коммерческих предприятий, которые подозреваются в незаконном получении крупной суммы средств из федерального бюджета».

Уточним: «крупная сумма средств» — это 15 миллионов рублей, выделенных на вывоз мусора с Ольхона, большая часть которых, по версии следствия, «осела» в карманах подозреваемых. Очевидно, мусор при этом остался лежать там, где лежал.

Рейтинг@Mail.ru