Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Воскресенье, 22 10 2017
Home / Статьи / Все свое ношу с собой?

Все свое ношу с собой?

От перестановки чиновников сумма взяток изменяется – к худшему

Со студенческих лет мне помнится латинское изречение: «Omnia mea mecum porto», буквально – «Все свое ношу с собой». Оно означало и скромность в обладании материальными благами, и ценность духовного богатства, и то, что знания и ум человека важнее и ценнее любого имущества. Теперь это изречение обрело какой-то иной, своеобразный и даже странный смысл.

Владимир Владимирович Путин, перекочевывая из кабинета премьер-министра в кабинет президента, видимо, произнес то самое изречение и захватил с собой чуть не всех бывших соратников-министров, а Дмитрий Анатольевич Медведев, не знаю уж с теми же словами или молча, соответственно, потащил с собой прежде всего печально известного организатора политического застоя Суркова и еще некоторых любимых деятелей президентской администрации

Таким образом, при каждом из двух наших долгоиграющих правителей возникло как бы СВОЕ правительство.

Кто-то возмутился этим у нас, кто-то, как, например, The Wall Street Journal (Уолл-стрит джорнал), усмехнулся за рубежом. Что не удивительно: им это не понятно, у них давно уже сложился иной порядок. Но наши руководители отбились полюбившейся им в последнее время фразой: «Это нормально!».

На латынь она пока не переведена, но произносится регулярно тогда, когда кто-то обращает внимание как раз на что-то, что у нас явно ненормально.

Скажем, вышли вдруг люди на Болотную площадь. Говорят: протест граждан в форме митинга это нормально. Но разве нормален повод для такого протеста – то, что власти не считаются с мнением граждан, и граждане чувствуют себя униженными и оскорбленными? К тому же после всего их заподозрили в действиях, совершенных под влиянием западных спецслужб, начались непонятные обыски…

Это – тоже нормально?

Да, по числу правительств и дублирующих друг друга чиновников мы, наверное, теперь впереди планеты всей. Ну, скажем, в США всё сосредоточено вокруг президента, он глава исполнительной власти государства, у него есть администрация, и ни о каком дополнительном правительстве речи не идет.

В ФРГ президент исполняет скорее представительские функции, а подбирает правительство и руководит им канцлер. Это правительство реально управляет всем и вся, а президент не вторгается в деятельность министерств. Во многих иных странах функции президента и правительства тоже строго распределены, они не дублируют друг друга.

А наша нынешняя структура напоминает скорее советскую: политбюро ЦК КПСС с мощным самостоятельным аппаратом, с отделами по всем направлениям, и правительство, тоже могучее по аппарату, с отраслевыми министерствами. Между этими двумя структурами, их аппаратными работниками шла постоянная борьба, они часто не столько помогали, сколько мешали друг другу.

Это особенно заметно сказалось в пору экономических реформ, которые называли косыгинскими, что генсеку и генсековцам было поперек горла…

Не получится ли и теперь нечто похожее? Не возникнут ли конфликты просто даже на основе амбиций? Ну, а главное – на хрена нам, простите, два правительства? На хрена столько чиновников? Тем более, что мы знаем: умножение числа чиновников неизбежно умножает число взяток – это просто закон функционирования управленческой сферы!

Говорят, что бывшие министры – это ценные кадры, обладающие большими знаниями и опытом. Конечно, нецелесообразно такими кадрами разбрасываться. Но почему они должны обязательно оставаться во властных структурах? Разве не могли бы они быть советниками президента, работая, скажем, в научных или учебных заведениях? Как советники они не потеряют от этого цену, более того — еще сыграют и полезную, значимую роль в развитии науки, в подготовке новых кадров.

Дело, конечно, же в том, что им хотят сохранить статус государственных служащих, который несравненно выше, чем у столь же ценных научных работников и профессоров. Последним не тягаться с чиновниками ни в доходах, ни в статусе, позволяющем преуспевать в бизнесе, в иных выгодных сферах деятельности. Наши высшие руководители просто стремятся сберечь преданных им людей в составе правящего класса, правящей элиты – на пользу себе, но едва ли с выгодой с точки зрения народных интересов.

«Уходя уходи» — гласит принцип, применяемый в странах развитой демократии. У нас иное: «бывших гэбистов не бывает», и этот принцип переносится на весь или, по крайней мере, основной чиновничий аппарат. И это тоже идет от прошлого, от пресловутой номенклатуры, которая сохраняла в своем составе даже проваливших дело чиновников и даже такого уровня, как директор бани или председатель сельпо. «Новый класс», который выявил в социалистической системе югославский политик и ученый Милован Джилас, бережно относился к каждому деятелю из своего состава, если только тот хранил ему верность. Она и была главным критерием при подборе кадров.

Конечно, мне могут сказать, что у меня нет или недостаточно сегодняшних реальных фактов, доказывающих, что все получится так, а не этак, и в тексте сплошные предположения. Да, но как раз наше прошлое, наша собственная история дает для них очень серьезные основания.

 

Александр ВОЛКОВ|

доктор исторических наук|

политический

обозреватель “НВ”


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru