Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Четверг, 19 01 2017
Home / СЛАЙДЕР / Made in Russia, или «Сделано в тюрьме»

Made in Russia, или «Сделано в тюрьме»

Промышленность разовьется у нас за решеткой.

155

ФСИН объявил о создании собственного торгового дома. Благодаря этому продукция мест лишения свободы повсеместно захватит российский рынок – торговый дом будет участвовать в конкурсах, и распределять выигранные заказы между исправительными учреждениями.

Сами учреждения делать этого не могут – у них, например, нет банковских гарантий. Поэтому до сих пор получение заказов исправительными учреждениями шло через «прокладку»: «Есть определенные коммерсанты, которые выигрывают крупные торги в том же МВД, Минобороне, затем они приходят к нам и мы им шьем… и вот чтобы эта прокладка ушла, этот торговый дом и создается», — рассказал начальник финансово-экономического управления ФСИН Олег Коршунов.

Да и зачем осужденным и их надзирателям какая-то прокладка, когда «мы все тут рядом находимся». Всего в местах заключения производят сейчас 100 тыс. наименований товаров на 32 млрд. руб. в год, имеется примерно 1 тыс. учреждений и 600 тыс. осужденных, из которых, правда, всего 30% работают. Для остальных работы нет.

Так что при правильном подходе к делу ФСИН имеет все шансы увеличить производство в три с лишним раза. Здесь не лишне вспомнить, что были времена, когда именно труд заключенных являлся значительнейшим вкладом в общий ВВП. Сегодня труд заключенных по-прежнему стоит копейки: «Минимальный один МРОТ 5,45 тыс. руб. – мы к нему подводим заработную плату осужденного», — заметил Олег Коршунов, уточнив при этом, что на некоторых производствах заключенные получают и по 20, и даже по 30 тыс. руб. Но это сегодня, скорее, исключения.

Немало скандалов в системе ФСИН случилось за последний год из-за Алехиной с Толоконниковой, которые рассказывали СМИ, что их заставляют шить по две смены подряд, не пуская даже в туалет.

«Что значит — не пускают в туалет? – не верит Коршунов. — Да, есть нарушения, не могу сказать, что все они работают по восемь часов. Не работают в две смены? Работают. Потому что есть производства, которые нельзя вообще выключать».

Например, во Владимире открывается производство перчаток, там стоит 250 станков, которые работать будут без перерыва, в три смены.

«Это было изначально условие, когда пришел к нам коммерсант. Сказал — у меня станки не выключаются. Вы мне можете обеспечить три смены?» — пояснил Олег Коршунов.

Не ясно, правда, почему нельзя сделать перерыв на ночь в пошиве перчаток – это что, атомный реактор? Но представителю ФСИН, конечно, видней.

«Или приходит коммерсант и говорит — мне нужен такой-то заказ, и мне надо сделать его за месяц. Вы можете сделать его за месяц? Мы в одну смену его не сделаем. И тогда возникают вот эти вторые смены. Люди, которые работают больше, они идут и пишут заявления о том, что хотят заработать больше денег, я текст не помню. Но я прошу, чтобы я работал больше одной смены», — отметил Олег Коршунов.

Да и жалуются в основном лентяи, рассказал представитель ФСИН – в местах заключения, по его словам, таких не мало.

Еще одна проблема тюремного производства – модернизация. Более 43 тыс. швейных машин нуждаются в замене на более современные. Но и эту проблему удастся решить при помощи торгового дома, уверен Олег Коршунов.

Продвижением продукции теперь займутся вплотную – будут организовываться выставки всего того, что производит «сидящая Россия». А затем в крупных городах откроют специализированные магазины.

Ведь продукция заключенных – она недорогая, и уже потому конкурентноспособная. Например, в Великом Новгороде есть колония, где сидят кузнецы, сообщил Коршунов: «И там делаются уникальные вещи. Они делают лавочки, фонари, мангалы, я замучился делать заказы на эти мангалы, все мои друзья как увидят – будь добр, закажи. И по цене, поверьте мне, совсем не та цена, которая должна на этом мангале стоять – мангал ручной работы с большими колесами, сверху виноградная гроздь огромная красивая, он стоит 18 тыс. руб. Что такое сегодня 18 тыс. рублей?»

Он спросил в колонии – почему у вас очередь не стоит? Оказывается, нет никакой рекламы, «кто знает, тот приезжает».

Теперь и пиар, всё будет. Представители ФСИНа даже поездили по миру по обмену опытом, и увидели, что в отдельных странах пользуется популярностью специальная марка «Сделано в тюрьме».

«Пусть коммерсанты приходят в торговый дом и делают заказ. А то потом нас ругают – мы берем взятки, не взятки», — пояснил Коршунов.

Форму у ФСИН уже напрямую заказало МВД и пожарная служба. Какой еще продукцией порадуют тюрьмы россиян? Будет большой ассортимент изделий из дерева, металлообработка: «Люки, стоки для воды чугунные, они очень сложные, там очень много труда ручного. Львиная доля всех люков, которые выпускаются в нашей стране, сделаны у нас. Это серьезное литейное производство. У нас во многих наших колониях внутри находятся доменные печи».

Заключенные производят большой объем строительных материалов, в том числе бордюрную и тротуарную плитку. Многие качели и горки для детей во дворах сделаны сидельцами: «Или зайдите в любой сувенирный магазин, возьмите самый дорогой нож булатный и посмотрите, где он сделан – будет написано: город Челябинск ИК-2», — рассказал Олег Коршунов.

В исправительных учреждениях делают пожарные машины на базе ЗИЛ, передвижные поликлиники для дальних районов, «чтобы можно было приехать в любую деревню и осуществить лечение». В российских тюрьмах также шьют солдатское белье, телогрейки и рабочие рукавицы. На Кузбассе изготавливаются костюмы для кинологов, в Тюменской области — чумы для населения тундры, а в швейной мастерской в исправительной колонии под Челябинском — одежду для новорожденных.

В дальнейшем ФСИН планирует равняться на бразильские тюрьмы, которые шьют высокую моду и продают ее в Америке, Канаде и других странах.

Так что и Россия со своими чумами далеко пойдет.

Александра АЛЕКСАНДРОВА

Рейтинг@Mail.ru