Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Суббота, 27 05 2017
Home / Статьи / Высокая нота

Высокая нота

К обмену мнениями о коррупции между музыкантом и президентом

Я вам так скажу: хана этой коррупции. Сам долго не верил, хотя бескомпромиссная борьба с ней все усиливалась и ужесточалась на моих, практически, глазах, законов напринимали – ужас, комиссий грозных насоздавали, а я все иронизировал, но теперь вижу: хана.

В дело вступили главные силы. Макаревич и Путин.

Один, будучи музыкантом и в силу этого постоянно ездя по стране, оглянулся вокруг, уязвился душой, «не могу молчать!» — вскричал неравнодушно и кинулся к компьютеру…

«Владимир Владимирович! Будучи музыкантом, я постоянно езжу по стране и встречаюсь с самыми разными людьми. То, о чём я хочу Вам рассказать, Вам наверняка в принципе известно, но, подозреваю, Вы не представляете себе масштабов бедствия. Вам, конечно, хорошо знакомо слово «откат». Ещё 5-6 лет назад средний откат по стране составлял 30%. Плакали, но платили. Сегодня это 70%. Мне достоверно известен случай, когда откат составил 95%. Об этом сегодня знает вся страна. Знает и молчит, так как одна часть населения с этих откатов и кормится, а другая (значительно большая) боится потерять и оставшиеся тридцать…»

Понимаю, Андрей очень торопился, когда писал. Видно, что-то сильно поразило его воображение во время очередной поездки по стране (полагаю — случай с 95-ю процентами отката). Так торопился, что перед обращением «Владимир Владимирович» не поставил «Глубокоуважаемый» (но это — от тщательно скрываемого вольнодумства).

И вообще… Как-то неловко получилось с фразой: «Подозреваю, Вы не представляете себе масштабов бедствия» и – сразу за ней: «Вам, конечно, хорошо знакомо слово «откат». Ты, блин, думай все-таки, хоть и музыкант, – откуда президенту быть знакомым с таким словом? Но, надеюсь, это не со зла, просто забыл, что Шевчук (тоже музыкант, Юра зовут) Владимир-Владимировичу уже о корруции как-то рассказывал, но пресс-секретарь Владимир-Владимировича сразу ответил, что никакой новой информации Юра не сообщил, масштабы бедствия известны, беспокоиться не о чем, все под контролем.

И вот теперь – Макаревич.

Спасибо, большое человеческое спасибо. Открыл глаза, как говорится. Еще раз спасибо.

А то ведь, и правда, как мы при таких-то откатах, на жалкие тридцать процентов «собираемся крепить оборону, строить дороги, развивать промышленность, медицину и образование и проводить лучшую в мире олимпиаду?» Вот какими вопросами задается Макаревич, хоть ответ и запредельно ясен: так и собираемся. И оборону укрепим, и дороги построим (хотя бы ту, по которой, только построенной, Владимир-Владимирович лично рассекал сразу на трех канареечных «ладах», а она все равно сразу же после его проезда развалилась). Про промышленность, медицину и образование не скажу, но олимпиаду — проведем. И потом ненужные субтропическому Сочи спортивные сооружения перенесем туда, где в них нуждаются, в Качканар какой-нибудь, Великие Луки, Устюг, тоже Великий… Но – за отдельную плату. Эту замечательную идею, помнится, сам Владимир-Владимирович и высказал. А значит чудотворные строители сочинских объектов и после 2014-го не останутся без куска хлеба. Несмотря на учрежденное «под Сочи» специальное управление Генпрокуратуры, которое и сейчас работает с полным напряжением сил. А первоначальные сметы на олимпийское строительство уже превышены много-многократно, даже некоторые из успешно сдавших ЕГЭ таких цифр не знают. И все это – те самые жалкие тридцать процентов, и этих жалких тридцати процентов, пусть Макаревич не волнуется – хватит, не для того мы так тщательно поднимались с колен, чтоб у нас на Олимпиаду не хватило. Хватит!

В случае чего подтянем резервы. Вот, скажем, в Думу вносится революционный законопроект, согласно которому все наши чиновники и депутаты обязаны до Нового года распродать все свое находящееся за границей имущество и вложить деньги внутри России, здесь они ой как необходимы (прав Макаревич).

Иначе – сядут, вор должен в тюрьме сидеть, а не по заграницам барствовать, очень правильный законопроект, мне нравится.

Другое дело, кто б объяснил, почему на наворованные деньги можно барствовать — внутри России? А если не на наворованные – то почему нельзя хоть в Праге квартирку прикупить, хоть целый дом в австрийских Альпах, хоть остров в Средиземном море?

Вот взять генерал-полковника Бастрыкина, которого Генпрокуратура по поручению президента сейчас проверяет на предмет как раз квартирки в Праге. Не сомневаюсь, что будет установлено, что покупал он ее на честно заработанное. Но ведь (тоже не сомневаюсь) никто не задаст Бастрыкину вопроса, почему он, чтоб квартирку купить и чешский вид на жительство выправить, создал фиктивную фирму и надул туземное правительство? Понимаю, чехи вступили в НАТО, так что надувать их сам Бог велел, не будем же мы еще и их законы соблюдать, когда на свои времени не хватает, честное слово, смешно даже. И все-таки.

Нет, за генерал-полковника Бастрыкина я совершенно не беспокоюсь (как и за олимпийские объекты в Сочи). Еще до того как стал генерал-полковником, Бастрыкин учился в Ленинградском университете, на юрфаке, в одной группе с Владимир-Владимировичем и даже был у него старостой. Проверенный, то есть, человек. Так что ничего про него Генеральная прокуратура не нароет, пусть бы лучше выяснила, откуда у собственного начальника (Чайки) такая строится дача, на жену записанная с определенными ухищрениями и каким-то образом не попавшая в официальную декларацию? Впрочем, это дело, наверное, поручат расследовать Бастрыкину, кому еще?

…Но вернемся к собственно борьбе с коррупцией, мужественно инициированной музыкантом Макаревичем.

Владимир Владимирович ему ответил (в беседе с журналистами), и ответ его обнадеживает меня еще больше, чем все остальное. Помимо ожидаемых слов о том, что с коррупцией, безуспешно борются во всем мире, президент дал чисто практический рецепт: Макаревичу, раз такой умный, «второе письмо следовало бы адресовать и представителям бизнеса, потому что это в значительной степени и с их подачи происходит провоцирование ситуации подобного рода». Надеюсь, музыкант уже занят выполнением этого политического заказа.

Напишет – и коррупции хана. Неминуемая и немедленная.

А Путин, как злорадно заметил писатель Проханов, поучив вольнодумца, отправился слушать «Любэ».

* * *

Все свои заметки во «Вторнике», касающиеся новаций в борьбе с коррупцией и их, на мой взгляд, неминуемого провала, я заканчивал одинаково. Вот и сейчас напишу.

Бороться с коррупцией можно только в случае, если опираешься на Закон, и закон этот един для всех участников процесса. Иначе сотрясать воздух можно сколько угодно, ничего, кроме растущего раздражения, это сотрясание воздуха вызывать не будет. Начинать надо не с врагов, а с друзей и близких – как это ни печально. Зато это сильно упростит дело.

И второе. Никакая борьба с коррупцией невозможна сама по себе, в качестве отдельного мероприятия или даже комплекса отдельных мероприятий. Она невозможна без независимого суда, например. Без подлинного политического плюрализма. Без действенного местного самоуправления. Без ответственности принимающих решения за то, что они принимают. Без прозрачной экономики… А это, в свою очередь, абсолютно пустой звук без независимой прессы…

В общем-то, немного и надо. Спасибо за внимание.

 

Павел ГУТИОНТОВ

Рейтинг@Mail.ru