Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Вторник, 19 09 2017
Home / Общество / Перед лицом зла

Перед лицом зла

Гибель журналистов всегда трагедия и шок, а убийство — больше, чем преступление: это знак беды, кричащее свидетельство всеобщей беспомощности.

12

Игорь Корнелюк и Антон Волошин никогда не вернутся с редакционного задания. Не расскажут коллегам за дружеской рюмкой о курьезах и опасностях командировки, не поделятся с близкими своими переживаниями.

Их больше нет.

Их убили под Луганском.

Что бы ни говорили о том, что в зоне конфликта убивают не только репортеров, а в мирное время в борьбе с коррупцией полицейских и бизнесменов гибнет больше, чем газетчиков-расследователей, смерть журналиста всегда и везде остается особой страшной меткой нашего всеобщего поражения. Хотя бы потому, что журналист едет в мирный город или на поле военных действий с единственной целью — рассказать правду о происходящем.

И если кто-то мешает ему узнавать и рассказывать правду, этот «кто-то» совершает преступление против общества и должен понести наказание. О чем ясно написано в законе, в котором прописана степень ответственности препятствующих.

К сожалению, этот самый закон, принятый (и даже усовершенствованный) нашими парламентариями и призванный защитить наших коллег, крайне редко применяется. А десятки и сотни настоящих преступников — тех, кто мешал журналистам работать, в том числе организовывал и оплачивал нападения на них и даже убийства — остаются в полной безнаказанности (наказание понесли единицы).

Самые громкие убийства до сих пор не расследованы до конца, главные заказчики не попадают на скамью подсудимых, судят исполнителей. Дела тянутся годами, оставляя шлейф неразрешенных вопросов и все меньше надежд, как случилось, в частности, с делом Политковской. Расследование нередко тормозят сами правоохранители на местах, и даже давление из федерального центра не всегда помогает ускорить исполнение правосудия. Ни одно из 17 убийств журналистов в Дагестане в последние годы должным образом не расследовано, несмотря на то, что последние были взяты под особый контроль, собраны десятки тысяч подписей граждан и направлены письма от имени сотни депутатов ГД с требованием ускорить и довести расследования до конца…

Как ни страшно это признавать, наша аудитория привыкла к тому, что журналистов бьют, запугивают, иногда убивают и в массовом порядке привлекают к суду по несправедливым обвинениям за любое слово критики в адрес тех, кто принимает решения в городе, поселке, регионе или в огромной стране. В то же время те, кто хотел и хочет заткнуть критикам рот, чувствуют себя вполне комфортно. О чем красноречиво говорит статистика базы данных Союза журналистов России и Фонда защиты гласности — число избиений, нападений и прочих нарушений законных прав журналистов в последние годы стабильно высоко и не имеет тенденции к снижению. И безразличие общества, отсутствие понимания того, что свобода слова и защита журналистов — прямой и непосредственный интерес каждого гражданина, гарантия его собственной свободы выбора и защищенности перед законом, это безразличие способствует насилию не меньше, чем коррупция следственных органов или отсутствие политической воли в решении вопроса.

Трагедия под Луганском привлекла значительно больше внимание СМИ и политиков, чем убийство Галжимурада Камалова или Ахмеднаби Ахмеднабиева в Махачкале. Хотя суть происходящего одна: это пули в тех, кто пришел рассказать о происходящем. Но оправдания гибели ни тех, ни других нет и не может быть! И должны быть найдены убийцы всех! Президент Путин говорил о погибших сотрудниках ВГТРК с президентом Порошенко, и тот обещал проконтролировать расследование. Это знак надежды на то, что и все другие убийства и преступления рано или поздно будут раскрыты, убийцы наказаны, а результаты преданы гласности. Только так мы сможем покончить с насилием.

В зонах конфликта к журналистам относятся по-разному. Корреспондент НТВ на Ближнем Востоке Руслан Гусаров рассказывал, что по сравнению с Северным Кавказом, где он руководил бюро канала 10 лет, в Израиле и Палестине к работающим там журналистам даже в самые напряженные моменты все стороны противостояния относятся подчеркнуто уважительно. Так, увы, не везде. И наши коллеги гибнут в «горячих точках» мира — и в ходе расследований — в последние годы чаще, чем когда бы то ни было за всю историю журналистики. Об этом с тревогой говорили на Дне свободы слова ЮНЕСКО в мае, а совсем недавно ООН посвятила проблеме безопасности журналистов специальное заседание в Женеве. И российская делегация выступила с очень точным докладом, напрямую увязывая свободу слова и безопасность журналистов с преодолением безнаказанности.

Восточная Украина сегодня — зона бедствия. Десятки коллег из разных стран, не только россияне, столкнулись с неправомерными действиями властей, но чаще всего — самоорганизованных групп, причем как прокиевских, так и антикиевских. Четверо погибли. Итальянец Андрея Рокелли, его переводчик фрилансер Андрей Миронов, и вот теперь сотрудники ВГТРК Игорь Корнелюк и Антон Волошин…

Вечная им память. Мы должны сделать все для того, чтобы это не повторилось.

А еще для того, чтобы прекратились потоки ненависти и злобы, которыми полны СМИ России, Украины и многих других стран. Именно слова нередко направляют пули и пушки. В то же время, именно они, слова, могут произвести в воспаленных умах спасительные перемены. И пробудить разум. И привести в конце концов к миру, который всем нам так необходим.

Надежда АЖГИХИНА

ведущий колумнист «НВ»

секретарь СЖ РФ

NB!

Союз журналистов России (СЖР) выразил искренние соболезнования родным и близким журналиста ВГТРК Игоря Корнелюка и звукорежиссёра компании Антона Волошина, погибших в результате целенаправленного минометного обстрела украинскими карателями под Луганском.

В своем заявлении СЖР призвал властные структуры России, а также Совет по правам человека ООН, Совет Европы, ОБСЕ и ЮНЕСКО принять незамедлительные и решительные действия, направленные на обеспечение безопасности работы сотрудников СМИ, работающих в зоне риска.

Как убивали журналиста Михаила Бекетова и других наших коллег – см. в медиабуклетах на http://nv.antikontrafakt.ru


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru