Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Суббота, 25 03 2017
Home / Общество / Кто не с нами, тот — против?

Кто не с нами, тот — против?

Какой патриотизм нам все-таки нужен.

12

23 июня 2014 года в DI Telegraph* состоялся круглый стол «Патриотизм на продажу: как торговать патриотизмом и внедрять его в массы». Организаторами дискуссии — выступили Генеральная дирекция международных книжных выставок-ярмарок и проект Bookmate.

Участие в дискуссии приняли протоиерей Всеволод Чаплин — председатель Синодального отдела Московского Патриархата, писатели Денис Драгунский, Сергей Чекмаев и Тамара Крюкова, руководитель издательства Clever Александр Альперович, исполнительный директор Ассоциации интернет-издателей Владимир Харитонов, военные историки Григорий Пернавский и Артём Драбкин, глава правозащитного центра Всемирного русского народного собора Роман Силантьев и другие. Предлагаем вниманию чителей стенограмму состоявшегося обмена мнениями (публикуется с сокращениями).

Открывая заседание круглого стола, его ведущий, Максим Макаренков, руководитель пресс-центра Генеральной дирекции международных выставок-ярмарок, подчеркнул, что в последнее время тема патриотизма не сходит со страниц СМИ, она всё более востребована рынком, однако ее подача порой принимает самые неожиданные формы. Так, немало книг, адресованных прежде всего молодёжи, рисуют противостояние России с дальними и ближними врагами, воспитывая таким образом «патриотизм от противного»: кто не с нами, тот против нас.

Но патриотизм не может быть сужен до противостояния — эта тема гораздо шире, считают эесперты. «Я убеждён в том, что мы должны воспитывать гражданина не агрессором, но победителем», — уверен Отец Всеволод (Чаплин), считающий, что с понятием победы тесно сопряжено понятие успеха: «Успех — это не домик у моря или масса денег, — говорит он. — Настоящий успех — это способность отдать свою жизнь за вечные идеалы — за веру, за отечество, за близких людей. Этим идеалам должны соответствовать и литературные герои. Не потому, что это чей-то проект, а потому, что это естественно вообще для человека — жить героизмом, а не потребительством, жить не ради кошелька и брюха, а ради настоящего успеха, который не прекращается с моментом твоей кончины…».

Роман Силантьев отметил, что патриотизм, конечно, не сводится только к патриотизму военному, однако именно такие примеры более всего воздействуют на сознание людей.

Ему возразил Денис Драгунский, который убеждён, что нельзя ставить знак равенства между понятиями «посвящённый военному подвигу народа» и «военно-патриотический». И книги, и фильмы могут быть военно-историческими («Освобождение»), приключенческими («Подвиг разведчика»), лирическими («На семи ветрах»), философскими («Проверка на дорогах») и патриотическим и, безусловно, тоже — («Восхождение» по повести «Сотников» Василя Быкова).

Григорий Пернавский вспомнил о патриотической пропаганде в СССР 30-х годов: «если она пыталась воспитать победителя на каких-то доступных примерах, то сейчас государственная пропаганда отсутствует. Я говорю о государстве за последние 20 лет: всё носит характер чистой импровизации и это очень плохо, потому что на импровизации сложно строить какую-то систему».

Артём Драбкин охарактеризовал засилье военного патриотизма как «низшую форму патриотизма, эксплуатирующую достаточно простой посыл». На его взгляд, воспитание патриотизма трудового, патриотизма «малой родины», патриотизма «любви к культуре и искусству» в разы сложнее, но это как раз и должно быть востребовано: это важнейшая задача государства. Его мысль подхватила Тамара Крюкова, вспомнившая небывалый всплеск высокого патриотизма, вызванного полётом Гагарина в космос. Что касается литературы, то сейчас появляется немало переводных (что особенно поразительно!) книг, проникнутых ненавистью к России. Как это вообще можно выпускать? Григорий Пернавский объяснил эту нелепую ситуацию отсутствием цензуры: продукция издательств «на 99 процентов является маячком вкуса главного редактора или лица, которое принимает решения… В издательском бизнесе царит полная свобода».

Но у такой свободы всегда две стороны: это не только развал самоидентификации, про который так много говорят, но и развал в сознании людей исторических фактов, исторических событий.

Ведущий круглого стола Максим Макаренков напомнил, что в стороне остались проблемы воспитания патриотизма у детей: неужели сегодня нет достойных издательских примеров? Владимир Харитонов заверил — есть, приведя в пример прекрасную серию «Пешком в историю». А Сергей Чекмаев вспомнил непреложную истину: «Для того чтобы воспитать патриотичных детей, мы должны сначала воспитать родителей-патриотов». И добавил, что как раз в сфере работы с молодой аудиторией невозможно ориентироваться лишь на коммерческий успех: здесь чрезвычайно важен такой «антирыночный» фактор, как морально-нравственная ценность текста. В качестве примера Сергей назвал недавний сборник «Беспощадная толерантность». Задача таких работ — вбросить темы для обсуждения, инициировать дискуссию — разумеется, не среди детей, а среди родителей.

Григорий Пернавский обратился к опыту собственного детства, признавшись, что вырос как раз на военно-патриотической литературе. «Для меня лично Родина ассоциируется с государством. И его игнорировать никак нельзя. Соответственно, воспитание любви к Родине — задача прежде всего государства, которое должно понимать, ЧТО и КАК оно хочет воспитать… При этом не важно, воспитывается ли ребёнок на военной истории, на истории промышленности или на чём-то ещё». А что касается халтурных псевдопатриотических «произведений», то это, по убеждению Силантьева, вовсе не проблема патриотизма, а проблема криворуких авторов.

Подводя итоги круглого стола, Максим Макаренков попросил каждого из участников кратко ответить на вопрос: «Какой патриотизм нам нужен?».

Драгунский: Нам нужна хорошая, качественная литература. Если она правдиво описывает жизнь, она по определению будет патриотичной — про победы, про поражения, про преодоление. Ничего патриотичнее «Войны и мира» на сегодняшний день я не читал.

Харитонов: Патриотизм рассказов Василия Макаровича Шукшина. Патриотизм романов Юрия Валентиновича Трифонова. Это патриотизм, который к войне не имеет никакого отношения. Это про свободу человека, про то, что человек может сделать для других людей… Это и есть, как мне кажется, правильный вариант патриотизма. Потому что все остальные варианты очень хорошо используются политиками, военными…

Крюкова: Что для меня патриотизм писателя? Я должна в своих книгах нести частицу России. Ценно, когда ты несёшь читателю то, что имеешь, знаешь и любишь. Книги должны нести эту любовь, этот дух, чтобы тот, кто читает, мог этим проникнуться…

Силантьев: Мне кажется, патриотизм в первую очередь должен быть эффективным. То, что востребовано обществом, и должно «коваться» с отличным качеством — и фильмы, и литература, и даже компьютерные игры, основанные на исторических событиях. Есть спрос на военную тему, все остальное, на мой взгляд, вторично. Освоение космоса, победа над природой, трудовой подвиг — всё это вещи достойные, но они сами по себе патриотизм не способны породить.

Альперович: Мы уникальная страна: у нас 80 процентов продаж, особенно детских — классика, самый популярный писатель страны — Чуковский. Так что не надо иллюзий, мы по-прежнему советские люди, и для меня по-прежнему самое патриотическое произведение — рассказ Виктор Драгунского «Сражение у чистой речки»… Но у меня как издателя другой патриотизм! Я против войны. Я считаю, что основной посыл должен быть таким: патриотизм — поиск общности между людьми. Что-то общее есть во всех — и диалог не может быть построен на боевых действиях. Мы не можем, как герои Драгунского, стрелять в экран — это кажется смешным, но сейчас получается то же самое — так много войны на наших экранах… Я считаю, что патриотизм должен быть направлен на любовь к родине, а не на любовь к войне и на ненависть к кому-то.

Артём Драбкин: Патриотизм — любовь к матери, к природе, к искусству… Причём здесь война? Да, проще всего воспитывать патриотизм на противопоставлении: вот враг, стреляй. Намного сложнее воспитать патриотизм в любви. Вот чем надо заниматься.

Григорий Пернавский: Могу только добавить, что патриотизм — ещё и знание своей Родины, её истории. Для этого мы можем выпускать качественную историческую литературу, а государство должно максимально этому способствовать.

Сергей Чекмаев: Буду краток — нам нужен такой патриотизм, за который не стыдно.

Подготовила Людмила СЕМИНА

Рейтинг@Mail.ru