Home / Политика / Евгений ГИЛЬБО: Измены в Донецке не будет

Евгений ГИЛЬБО: Измены в Донецке не будет

Как бы ни добивался этого Кургинян.

768

Между борьбой амбиций, борьбой за власть, политической борьбой за интересы с одной стороны и изменой – с другой существует чёткая грань. Важно не перейти эту грань. В военное время за измену есть лишь одна кара.

Обер-дискурсмонгер Кремля Гапон Ереваныч Пургенян после вчерашней серии клеветы на Стрелкова и его штаб, сегодня совершил нечто из ряда вон выходящее. Он нашёл среди ополченцев, выведенных из Славянска дезориентированного внезапностью операции мальчика, спровоцировал его на изложение своих обид и из потока речи смонтировал нечто, бросающее тень на Командование ополчения и заставляющее задуматься о расколе в ополчении.

Это уже – ведение враждебных действий против Новороссии оружием психологической войны. Как неоднократно заявлял сам Кургинян он этим оружием владеет в совершенстве.

Совершённое Кургиняном нельзя назвать изменой по одной причине. Кургинян никогда не присягал Новороссии и не имеет к ней отношения. Он является представителем определённых сил из РФ. Поэтому он просто является вражеской стороной в этой войне.

Если вчерашние выходки Кургиняна ещё лежали в плоскости политической борьбы, выглядели попыткой пиар-прикрытия тех сил, которые соучаствовали в перевороте, сорванном приходом части отряда Стрелкова в Донецк, то сегодняшние его действия уже носят строго враждебный характер и подпадают под определение военного преступления против ДНР и Новороссии.

Эта ситуация ставит союзников Кургиняна и его подельников по попытке организации госпереворота и в Донецке и в Кремле перед необходимостью определиться – солидарны ли они с ним или же не готовы переступить черту, которая отделяет политическую борьбу от измены.

*

В первую очередь вопрос этот сегодня стоит перед Ходаковским. Вовлечённость его в кремлёвские замыслы и союз с Кургиняном была обусловлена вполне понятными амбициями, поиском поддержке в РФ, оценкой имевшей место в ДНР до прихода Стрелкова ситуации. Все эти мотивы, очевидно, осуждению не подлежат. Понятно и то, что неудача в аэропорту и гибель ополченцев, которые некоторые списывали на измену, была лишь следствием ошибки. Кстати, ошибка эта была вызвана отсутствием того, что есть у Стрелкова – профессионального штаба.

Сегодня ситуация требует отказа от амбиций и полной консолидации всех сил ДНР и Новороссии. И консолидация должна однозначно произойти под командование того штаба, который показал свой профессионализм. Поэтому Ходаковскому необходимо пересмотреть сегодня свои позиции, отказаться от ориентации на Кургиняна-Клюева и влиться в единое командование ополчения. И разумеется, полностью отмежеваться от показавшего себя врагом Кургиняна, прекратить его охрану и контакты с ним. Одно дело – контакты с политическим актором, другое —  с врагом. Первое есть политическая борьба, а второе – измена.

Не следует оставлять без внимания тот факт, что для поддержки наструганного из потока слов деозриентированного бойца «обвинения» Стрелкову, Кургинян заставил выступить бойца из отряда Ходаковского, выдавшего себя тоже за «Стрелковца». Оставлять без внимания такой ход психологической войны не следует.

*

Что касается самого бойца, использованного Кургиняном, об измене с его стороны речь, разумеется не стоит. Для армии выступление в критикой командования было бы нарушением дисциплины, но для ополчения наверное дело достаточно приемлемое. Понятно, что недовольство и потрясение бойца было вызвано объективными обстоятельствами: внезапность и быстрота операции были залогом её успеха, поэтому у командования не было времени и возможности дл психологической подготовки личного состава. Для военных это – дело обычное, и именно поэтому в армии не принято у бойцов обсуждать приказы владеющего всей полнотой информации об обстановке командования.

Но сам факт использования ополченца врагом в попытке опорочить командование в глазах бойцов и населения должен стать для командования Новороссии сигналом о необходимости усиления морально-психологической подготовки бойцов ополчения. Теперь её необходимо ставить на профессиональную основу.

*

Что касается стоявшей за Кургияном группировки в Кремле, то перед ней тоже встала необходимость определиться относительно произошедшего. Дальнейшая игра на конфронтацию с Русской силой, на которую опирается Новороссия, дальнейшие попытки интригами отодвинуть её от власти в ДНР и подменить клюевскими марионетками неизбежно приведут к скорому переходу через ту черту, через которую уже переступил Кургинян. Эта политика является не только контрпродуктивной с точки зрения интересов Кремля, но и крайне чреватой с внутриполитической точки зрения.

Пора кончать с кургинятиной и делать ставку на Русскую силу. Мудрость такого поворота станет ясна уже в очень скором времени. Затягивание этого поворота будет ошибкой.

Кургинян совершил преступление. Но Чёрчилль не зря говорил, что бывает что-то и похуже преступления:  это – ошибка.

 Евгений ГИЛЬБО

 Президент Международной Академии

гуманитарных технологий

Рейтинг@Mail.ru