Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Пятница, 21 07 2017
Home / Тайны века / Несказка о сказке

Несказка о сказке

Как «Деловой вторник» сделал меня писателем.

23

«Деловой вторник» начался для меня со звонка редактора службы информации еженедельника.

— Хочешь у нас работать? — спросил он без обиняков.

— Конечно! — обрадовался я и в тот же вечер выехал в Москву.

Прибыл на Белорусский вокзал, перебежал через Ленинградское шоссе и поспешил на улицу Правды, 24, где на 8-м этаже находилась редакция «ДВ». Генеральный директор еженедельника Федор Сизый после недолгой беседы предложил мне стать вторым представителем «Делового вторника». Первый, надо заметить, тогда был в Вашингтоне. От такого предложения я не на шутку расстроился. И было — отчего. Чтобы стать представителем, надо было создать и запустить совместный проект «ДВ» с каким-либо белорусским СМИ…

Прошел месяц, и моими стараниями между «Деловым вторником» и «Советской Белоруссией», газетой администрации белорусского президента, был подписан договор о сотрудничестве. Тираж еженедельника увеличился на 300 тыс. экземпляров. А спустя полгода — еще на 200 тысяч.

И начались будни. К моей радости, наряду с обязанностями представителя еженедельника, меня попросили выполнять еще и функции собкора. Вначале требуемый редакцией объем я с трудом выполнял за неделю. Но уже через год вся работа делалась за два — максимум три дня. К тому времени практически все информационные потоки были под контролем. За относительно небольшой срок я научился с лихостью делать из разворота экономической газеты заметку в сорок строк. И, кстати, учился лаконичности, а позже не раз удивлялся: ну, зачем иной автор тратит столько слов, когда суть вопроса можно уместить в пять предложений? А еще я научился отыскивать в информационной шелухе районных газет ту информацию, которая после нескольких дозвонов, а иногда и выезда на место, становилась достойной «Делового вторника».

К вящей своей гордости в разговоре с непосредственным руководителем на информационном направлении я однажды узнал, что мои материалы с некоторых пор он вовсе не правит. Это была высшая оценка!

Таким образом, работа над информационным наполнением «Делового вторника» и над самим собой позволили мне выйти за рамки журналистики. Как-то само собой написалась, а вскоре и опубликовалась, одна сказочка, затем вторая, третья… Далее увидели свет детские рассказы, повести. А в 2006 году ваш покороный слуга стал лауреатом Русской Премии, Толстовского конкурса — раз! Толстовского конкурса — два! Вышел сборник. Потом еще книга, и еще… В общем, совершенно незаметно для себя я стал детским писателем. И даже, как поговаривают, настоящим… А детские библиотеки г. Минска за прошлый 2013 год признали меня самым читаемым белорусским автором.

Но не только за это я благодарен «Деловому вторнику». Работа над самим собой в еженедельнике очень и очень пригодилась, когда стал главным редактором «Торговой газеты», а спустя пять лет возглавил редакцию журнала «Служба спасения 101». И вычеркивая из материала молодого журналиста нечто типа «деревня сгорела в результате пожара», с улыбкой вспоминал свои ляпы вначале журналистского пути.

По словам Жорж Санд, чтобы стать хорошим писателем, надо хотя бы годик поработать в заштатной газетенке… Мне повезло, я больше десяти лет проработал в высококлассном издании, рядом с такими профессионалами, у которых и сейчас с удовольствием готов учиться (и учусь) их непревзойденному мастерству.

Валерий КВИЛОРИЯ

детский писатель, издатель

БЕЛОРУССИЯ

P.S. И как пример лаконичности (спасибо «ДВ»!), мой подарок на 20-летие любимого издания. Есть подозрение, что я и есть тот лопух, который однажды и навсегда обрел свою журналистскую семью.

Как лопух домом стал

Рядом с ветхой изгородью рос большущий лопух. Загорал он себе на солнышке, покачивался под легким ветерком и горя не знал. Но в один из жарких дней пришла к изгороди утка кряква.

«У-у, какая противная утка», — подумал лопух и хотел было отвернуться от нее, но у него ничего не вышло.

Кряква наносила сухих травинок и свила под лопухом аккуратное круглое гнездышко. Затем забралась в гнездо, снесла девять голубых яичек и принялась их насиживать. Три недели и три дня сидела утка на яйцах. Все это время лопух только и делал, что тяжело вздыхал да ругал дикую птицу, которая без всякого на то позволения обосновалась у его единственной ноги.

Наконец, из яиц вылупились утята.

— Пип! Пип! — испуганно запищали они. — Куда это мы попали?

— Это вот гнездышко, это вот лопушок, — закрякала утка, — и все это ваш родной дом.

«Ах, — удивился лопух, — меня назвали родным домом».

И он вдруг понял, что у него появилась настоящая семья. Он очень этому обрадовался. И потом еще долго-долго все жаркое лето лопух слышал, как по вечерам мама кряква зовет утят.

— Ребятки! — кричит она. — Пора спать! Возвращайтесь домой!

И утята вслед за уткой спешат гуськом к теплому гнезду под широкий лопух.

Рейтинг@Mail.ru