Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Суббота, 22 07 2017
Home / Персона / «Злодеи в науке видны сразу!»

«Злодеи в науке видны сразу!»

В гостях у «НВ» директор Физического института им. П.Н. Лебедева Российской академии наук (ФИАН) академик Геннадий Андреевич Месяц

33

Фото: deita.ru

Странное чувство охватывает тебя, когда оказываешься в фойе 3-го этажа ФИАНа. На стене портреты Нобелевских лауреатов — Черенков, Франк, Тамм, Прохоров, Басов, Гинзбург, Сахаров. Почти со всеми был знаком, встречался, беседовал. И вот теперь они вопрошают: а что сделал ты, чтобы передать в будущее те идеи, мысли, чувства, которые пережиты нами?

Утром позвонил из Иркутска академик Летников — один из блестящих наших геологов. Сразу же стал ругаться, будто в происходящем виновен его собеседник. А потом пояснил: «Вы там, в Москве, с ума посходили?! Забот у вас иных нет, как уничтожать науку?! Тут правительственные телеграммы нам в институты шлют, мол, отчеты о работе давайте!.. Они с Луны свалились!?..» Хорошо, что с Феликсом мы приятельствуем — немного успокоил его, а потом продумал: а вдруг такие телеграммы и другим академикам направлены?! Быстро выяснил, что исключений нет — грозные послания из Министерства образования и науки уходят во все уголки страны, где есть академические институты… Академик Грачев, выдающийся биолог, главный хранитель Байкала, тоже получил вызов в министерство, чтобы ему рассказали, чем будет заниматься его институт. Они даже не знают, что он прикован к коляске.

И, наконец, чашу терпения переполнила последняя капля: публикация в одном интернет-издании гнусненькой статейки, в которой сразу четыре академика представлены отъявленными злодеями, которые и в науку попали случайно, и землями приторговывают, и всем порядочным ученым мешают работать. Это, представьте себе, руководители Российской Академии наук! Академик Осипов, оказывается, «по блату» стал президентом РАН, его туда «протолкнул» Ельцин. Академик Фортов «торговал» в прошлом диссертациями, а ныне сменил Осипова на посту президента. Академик Крохин, будучи директором ФИАНа, сдавал в аренду помещения четырем фирмам. Однако главным «злодеем» в нашей Академии представлен академик Месяц, который и кресло вице-президента захватил, а потом был «сослан» в ФИАН (из-за своих злодеяний, конечно). Теперь, оказывается, не на Колыму ссылают, а в директора знаменитых на весь мир академических институтов!..

Наверное, не имело бы смысла даже упоминать об этой публикации (читать-то все это омерзительно!), если бы за ней не проглядывало мурло современного чиновника, начавшего атаку на Академию наук России.

Почему такое происходит и что необходимо делать, чтобы прекратить все это безобразие? Именно эти вопросы и привели меня в кабинет директора ФИАНа — академика Геннадия Андреевича Месяца.

— Академические институты возглавляют обычно крупные ученые…

— Это естественно, так как директора избираются. Сначала на Ученом совете института, затем в Отделении, где, кстати, могут появиться совсем другие кандидатуры, чем предложенные в самом институте. Затем утверждение на президиуме РАН. Это сито, сквозь которое не так легко пройти. Оцениваются, прежде всего, научные заслуги кандидата. Авторитет ученого имеет огромное значение. Генерал Гровс, руководивший атомным проектом в США, писал, что «чинопочитание у ученых больше, чем в армии». И это замечание верное. Коллеги прекрасно знают ценность того или иного исследователя. Естественно, авторитет нарабатывается годами, а потому многие руководители институтов уже в почтенном возрасте. Кстати, это один из упреков к Академии, мол, возраст у нас «не тот». Такое утверждение глубоко ошибочно, так как не отражает суть научной работы. Иногда опытному ученому достаточно сказать молодому исследователю пару слов, и рождается новое направление в науке! Таких примеров множество, по своему опыту знаю… Иногда едешь в машине, думаешь, и вдруг рождается идея. Звоню в Екатеринбург своему ученику, обсуждаем. Он проводит эксперимент… А затем на конференциях и в журналах коллеги говорят, что сделана выдающаяся работа… Так случается в науке. И это понятно каждому, кто в нее погружен, кто знает суть дела изнутри, а не судит о научном поиске со стороны… Как известно, правильно поставленная задача — это полдела. Чаще всего сделать это могут люди с большим опытом, то есть те, кто живет в науке многие годы. Так что, нас, «стариков» списывать не следует — настоящие ученые на пенсию не уходят! Однако возраст директоров должен быть регламентирован.

— Директора двух институтов в Томске и Екатеринбурге, которые вами созданы, получили телеграммы, чтобы прибыть в министерство, где будет определена их судьба…

— Да, они должны рассказать, чем занимаются и что предполагают делать дальше.

— А есть ли специалисты в министерстве по электрофизике?

— Нет, конечно.

— А как же они будут определять, что надо делать и чего не надо?

— Все, что происходит сейчас в министерстве, во власти вообще, к настоящей науке отношения не имеет.

— Зато много говорится о научных публикациях!

— Опять-таки с определенной целью, чтобы любым способом опорочить Академию и ученых, мол, меньше ссылок на них, чем на Западе. Кстати, больше всего публикаций у китайцев, там это обязательное условие: публикация любой ценой! Но уровень исследований, к сожалению, низок, хотя публикаций много… Но вернемся к нашим журналам. В 90-х годах они гибли. Была создана компания «МАИК», которая выпускает журналы, сразу переводит их на английский язык. Если посмотреть ссылки, то в мире они идут только на эти академические журналы. Всего их около двухсот. А те издания, что появляются в вузах, в других ведомствах, за границей не просматриваются, и не изучаются. Так что наука России представлена в мире благодаря именно академическим изданиям. И очень многие западные ученые, издавая свои труды на русском языке, предпочитают иметь дело с издательством РАН. Это почетно и престижно.

— Лихие 90-е годы… Удалось все-таки сохранить потенциал нашей науки?

— Все хотели растащить, но тут важную роль сыграл Ельцин. Он доверял Ю.С. Осипову, поддерживал его. А ситуация была сложная. Профессорам деньги платил Сорос — стыдно в этом признаваться, но он содержал нашу науку! В общем, несмотря на общий слом в стране, Академию не сломали. Да, молодые уезжали. Да, денег не было. Да, ученые нищенствовали. Однако наука выживала и выжила!

— Вроде бы самое страшное позади… Но почему атака на Академию началась сейчас?

— Она велась и раньше, но не столь эффективно. По сути дела с того дня, как пришел в министерство Фурсенко. Кстати, его назначение РАН поддерживала — все-таки сын известного ученого академика Фурсенко, сотрудник Алфёрова. В беседах об Академии говорил с уважением… Но потом все изменилось…

— Мне было странно видеть очередь из академиков, которые в перерыве Общего собрания стояли, чтобы переговорить с Фурсенко. Я тоже встал в очередь. И когда она подошла, то спросил у нового министра: не стыдно ли ему видеть эту очередь из ученых? Он ответил, что ничего необычного нет… И тогда я подумал, что хорошего министра по науке из него не получится, так как он должен прибегать к ученым, а не они к нему… Кстати, любопытный эпизод из истории Атомного проекта СССР. Когда энковэдэшники обвинили брата академика Кикоина в антисоветской деятельности, Берия сел в машину и приехал к Исааку Константиновичу, чтобы заверить его в полной безопасности брата, мол, с ним ничего не случится… Ну а теперь академиков чиновники вызывают к себе!

— Дело не в очереди из академиков — это можно вытерпеть, а ситуация вокруг науки нетерпимая.

— В чем все-таки основа этого?

— Причины разные. Но одна из них заключается в том, что появилось много контор, напоминающих знаменитые «Рога и копыта». Деньги вкладываются в них огромные, а результаты плачевные.

— Например?

— Появилось много новых организаций — они все на слуху. Туда накачиваются огромные бюджетные средства, а отдача ничтожная. Мы для них укор. Кроме того, у нас прекрасные контакты с западными коллегами. Да и ученые говорят свободно обо всех проблемах, которые волнуют общество. Причем напрямую, вне зависимости от должностей своих собеседников. А это уже начинает не нравится… Думаю, что Академия наук теперь один из «островов свободомыслия» — иначе настоящие ученые просто не могут жить и работать! И это тоже чиновникам не по душе — им ведь надо, чтобы люди по струнке ходили… Они объединились, чтобы превратить общество в послушную, серую массу, не способную думать и мыслить.

— Почему так нашей науке не везет?! Репрессии 30-х годов, потом уничтожение генетики и кибернетики…

— Кстати, последствия разгрома той же кибернетики мы ощущаем сегодня. Вот мобильный телефон лежит, а мы ведь не знаем, что там внутри… Сейчас только узнаем, что нас могут слушать за океаном… И таких вещей множество! Многие любят пользоваться планшетами, изготовленными Америке. А кто даст гарантию, что он «чист»? В некоторых областях мы от стали настолько, что подчас даже трудно представить…

— Что будет?

— Если будет реализовано все, что предлагается, то наступит очень тяжелый переходной период, когда надо будет подстраиваться под новые условия. Если директора будут назначаться сверху, то среди нас появится много случайных людей, не имеющих отношения к настоящей науке. Исчезнет и региональная наука. Те проекты освоения Урала, Дальнего Востока и Сибири, о которых так много говорится сегодня, реализованы не будут — без настоящей науки там просто ничего невозможно сделать… В общем, ничего хорошего не жду.

— Почему же об Академии заговорили в полный голос только сейчас?

— Этот упрек отнести к себе не могу. Начиная с 2000-х годов я открыто выступал против всех попыток уничтожения РАН, направил даже записку в Думу еще в марте, то есть до выборов в Академии и задолго до обсуждения нового Закона о РАН…

— И какова реакция на Записку?

— Когда Дума весной этого года выражала недоверие Ливанову, многие мои аргументы депутаты в своих выступлениях использовали. А потом выборы президента РАН, и появление проекта закона о ликвидации Академии, обсуждение его в Думе…

— Мне кажется, все-таки реакция последовала: это та гнусная статья о «злодействах» академика Месяца. Ради своих целей современные чиновники готовы на все, ну а подлость — их главное оружие… И все же: что предлагается вместо Академии?

— Предлагается копировать американские и европейские структуры организации науки. На мой взгляд, для России это тупиковый путь.

Беседовал Владимир ГУБАРЕВ

научный обозреватель «НВ»

Рейтинг@Mail.ru