Home / В Мире / Конфликт в Нагорном Карабахе: Фрактальный дракон США

Конфликт в Нагорном Карабахе: Фрактальный дракон США

Америка разжигает пожар войны вокруг России

nkВновь обострился конфликт между Арменией и Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха. Идут артиллерийские и стрелковые дуэли, погибают люди, обе стороны обвиняют друг друга в диверсионных операциях и сваливают друг на друга вину в провоцировании боевых действий. Нетрудно догадаться, что инициатор вспышки локальной войны вблизи российских границ – США. А непосредственный организатор – посол США в Армении Джон Хеффрен, которого называют «смотрящим по Кавказу». Несколько дней назад он заявил, что армянская сторона обязана вернуть азербайджанцам семь освобожденных районов, поскольку «это важно для Нагорного Карабаха». Эти слова означали для азербайджанской стороны примерно то же, что и знаменитая фраза «Над всей Испанией безоблачное небо», сказанная много лет назад в другой стране и в других условиях.

Но истинным конструктором всей проамериканской геополитической структуры на Кавказе и в Каспийском регионе является все же не нынешний посол США в Армении, а Стивен Манн, сотрудник знаменитого Института Сложности в американском городе Санта Фе, ученик основателя этого института выдающегося физика, Нобелевского лауреата Мюррея Гелл-Манна.

Наша справка:

Мюррей Гелл-Манн родился в Нью-Йорке, в семье евреев-иммигрантов из Черновцов (тогда в Австро-Венгерской империи — директора курсов английского языка для иммигрантов Артура Исидора Гелл-Мана и Паулины Райхштейн, в детстве считался вундеркиндом, отличался большим любопытством и любовью к природе. После окончания Колумбийской подготовительной и грамматической школы (Нью-Йорк), Гелл-Ман поступил в возрасте пятнадцати лет в Йельский университет. Окончил Йельский университет с дипломом бакалавра наук (1948), поступил в аспирантуру Массачусетского технологического института и получил докторскую степень по физике (1951). С 1952 года работал в Чикагском университете с Энрико Ферми, сначала преподавателем (1952—1953), затем ассистент-профессором (1953—1954), адъюнкт-профессором (1954—1955). В 1955 году становится адъюнкт-профессором, с 1956 года — профессор, с 1967 года — почётный профессор Калифорнийского технологического института.

В возрасте 23 лет положил начало революции в области физики элементарных частиц, опубликовав свою основополагающую работу по странности и очарованию элементарных частиц.

Работа Гелл-Мана, появившаяся в 1950-х годах, дала объяснение природе обнаруженых к тому времени элементарных частиц, таких как каоны и гипероны. Классификация этих частиц привела к появлению нового квантового числа под названием странность. Одним из успехов Гелл-Мана считается формула Гелл-Мана — Нисидзимы, которая первоначально появилась из эмпирических наблюдений, но затем была объяснена кварковой моделью. Гелл-Ман и Абрахам Пайс объяснили многие трудные аспекты физики этих частиц.

На основе своих работ Гелл-Ман и Нисидзима предложили в 1961 году классификацию элементарных частиц-адронов (независимо от них такую же классификацию предложил примерно в то же время Ювал Нееман). Подобная классификация объясняется в настоящее время при помощи кварковой модели. Гелл-Ман называл свою модель восьмеричным путём, так как в модели присутствовали октеты частиц, и кроме того, он использовал аналогию с восьмеричным путём в буддизме, что отражало тогдашние его интересы.

Развивая модель, Гелл-Ман и независимо от него Джордж Цвейг постулировали в 1964 году кварковую модель элементарных частиц. В этой модели вводились кварки — частицы, из которых состоят адроны. Имя кваркам Гелл-Ман нашёл в книге Джеймса Джойса «Поминки по Финнегану», где в одном из эпизодов звучит фраза «Три кварка для мистера Марка!».

На этом Гелл-Ман не остановился. В 1990-х годах он занялся новой проблемой сложных систем, активно сотрудничая с институтом Санта-Фе. В настоящее время является почётным профессором теоретической физики (в отставке) в Калтехе и одновременно профессором на факультете теоретической физики и астрономии в университете Нью-Мексико в Альбукерке. В 1984 году участвовал в основании Института Санта-Фе — некоммерческой организации в городе Санта-Фе, призванной содействовать изучению сложных систем и утверждению теории сложности в качестве отдельной междисциплинарной науки. Иностранный член РАН (по Отделению ядерной физики (физика элементарных частиц) с 1994 года).

Нобелевский лауреат по физике 1969 года.
(Википедия)

Я привел столь обширный кусок из биографии великого физика Мюррея Гелл-Манна для того, чтобы читатель представил себе, какого уровня интеллектуалы занимаются разработкой американской стратегии внешней политики. Институт Санта Фе, основанный Гелл-Манном, стал интеллектуальным центром мира. В этом институте была разработана стратегия разрушения Югославии и других стран, ставших мишенями для международной экспансии США.

Здесь была создана теория самоподдерживающейся критичности(SOC), которую взял на вооружение ученик Гелл-Манна, Стивен Манн, автор знаменитой работы «Теория хаоса и стратегическая мысль». Мюррей Гелл-Манн написал,кстати, к ней предисловие. В другой своей работе, названной «Реакция на хаос» и написанной более откровенно, практически без фигур умолчания, Стивен Манн прямо говорит, что не относится к понятию критичности как к метафоре. Иными словами, он просто призывает использовать математические методы для реализации геополитических планов, смелее внедрять разработки ученых в жизнь. Вот интересный отрывок из работы «Реакция на хаос»:

«Нам следует, однако, не оглядываться на бури этого века, а обратиться к фундаментальному уровню динамической теории систем — математическому. Мандельброд в своей замечательной книге «Фрактальная геометрия природы» описывает канторовскую пыль и называет ее «еще одним ужасным математическим объектом, обычно воспринимаемым как патологический». Далее он замечает, что кривую Кантора многие называют «чертовой лестницей». Мы видим, что тот же порядок математических объектов именуется «галереей монстров» — сам Мандельброт создает «фрактального дракона». Все иррегулярное, дискретное, необычное нас пугает. То же — на политическом уровне».

Не буду расшифровывать сложные математические термины, суть которых в том, что Стивен Манн увидел, как с помощью математических моделей результативно влиять на изменение политического ландшафта в интересах Америки.

И такой выдающийся и высокомотивированный человек был направлен США в один из самых горячих регионов мира.

Наша справка:

Стивен Манн родился в 1951 году в Филадельфии (США). Владеет английским, немецким и русским языками. В 1973 г. закончил Оберлинский колледж (Oberlin College), получив степень бакалавра по немецкому языку.

В 1973-1974 гг. специализировался по предмету «немецкая литература» в Корнуэльском университете (Cornell University), Нью-Йорк, получив степень магистра.

С 1976 г. — на дипломатической службе.

…Работал в посольстве США в СССР. Следующее место службы — Отдел по вопросам Советского Союза в Госдепартаменте США (Вашингтон).

В период службы в Госдепартаменте работал в Операционном Центре (круглосуточно функционирующем кризисном центре в Вашингтоне).

В 1985-1986 гг. являлся сотрудником-стипендиатом Института Гарримана по углубленным исследованиям Советского Союза при Колумбийском университете (Fellow of the Harriman Institute for Advanced Soviet Studies at Columbia University) в Нью-Йорке, получив вторую степень магистра – по политологии.

В 1991 г. с отличием (Distinguished Graduate) закончил Национальный военный колледж (National War College) в Вашингтоне.

С 1991 по 1992 гг. работал в офисе секретаря по обороне, курируя вопросы России и Восточной Европы.

Был первым временным поверенным в делах США в Армении (1992 г.).

Затем в 1992-1994 гг. — заместитель посла США на Шри-Ланке.

В 1995-1998 гг. работал директором отдела Индии, Непала и Шри-Ланки в Госдепартаменте США, продолжая заниматься исследованием проблем нелинейных систем, конфликтологии и военного искусства.

С 12 января 1998 г. по май 2001 г. был послом США в Туркменистане.

С 22 мая 2001 г. Посол Стивен Манн являлся старшим советником Государственного департамента США по дипломатии энергетических проблем региона Каспийского бассейна (Ambassador Steven Mann, Senior Advisor on Caspian Basin Energy Diplomacy, US Department of State) Будучи главным представителем американских энергетических интересов в регионе, лоббировал проект АБТД.

В 2003 г. служил в Ираке, в штате временной коалиционной администрации (Coalition Provisional Authority), отвечая за передачу Программы ООН «Нефть в обмен на продовольствие» (UN Oil-for-Food Program) под эгиду сил Коалиции.

В августе 2004 г. назначен специальным представителем по переговорному процессу, связанному с формированием и реализацией американской политике, направленной на продвижение мирного разрешения конфликтов на постсоветском пространстве (Нагорный Карабах, Абхазия, Приднестровье, Южная Осетия (Special Negotiator responsible for the formation and conduct of U.S. policy to promote the peaceful resolution of conflicts in Nagorno-Karabakh, Abkhazia, Transnistria and South Ossetia).

Должность специального представителя по переговорному процессу в целях урегулирования конфликтов в Евразии (Special Negotiator for Eurasian Conflicts /EUR/SNEC/) входит в состав бюро по делам Европы и Евразии Государственного департамента США (Bureau of European and Eurasian Affairs), возглавляемого помощником госсекретаря Даниелем Фрайдом (Assistant Secretary Daniel Fried).

Официальное наименование занимаемой им в Госдепартаменте позиции: Senior Advisor for Eurasia and Special Negotiator for Nagorno-Karabakh and Eurasian Conflicts. В этом качестве первый зарубежный визит Стивен Манн совершил в Грузию.

Посол Стивен Манн является также американским сопредседателем в Минской группе по Нагорному Карабаху (U.S. Co-Chairman of the OSCE’s Minsk Group on Nagorno-Karabakh).

Не правда ли, впечатляющая биография?

Вот такие люди и такие институты в США занимаются долгосрочным стратегированием и разработкой механизмов переформатирования геополитических матриц в пользу своего американского отечества.

Такие люди и такие институты создают разветвленную сеть агентов влияния в проблемных регионах, то есть там, где есть возможность создать очередного лимитрофа или прямого союзника США. Или просто создать зону войны, перманентного хаоса, которая повиснет как гиря на ногах геополитического конкурента США, в частности России.

А кто – нибудь слышал о плодотворной деятельности наших представителей и послов, сравнимой с деятельностью американских «смотрящих по Кавказу», в этом регионе. Ответ один – никто. Потому что такой деятельности просто нет. И людей, и институтов, способных развить подобную результативную активность, нет тоже.

На самом деле, и люди, и институты есть, взять хотя бы Институт прикладной математики РАН им. М.В. Келдыша или Институт проблем управления РАН. Только к ним никто не обращается. Смешно сказать, но в Администрации Президента РФ проблемами СНГ не так давно занимался Леша С-н, известный под прозвищем «сурковский придурок». Занимались этими вопросами и более интеллектуальные господа, но все равно, до Стивена Манна им далеко.

Так что же мы удивляемся, что Америка постоянно наносит России опережающие удары, да такие, которые просто невозможно отразить?

У нас все ресурсы в гудок, то бишь в пиар уходят. Угробили сотни миллионов на телепропаганду для заграницы, но украинский кризис обнулили все наши рейтинги, и деньги эти все равно что на помойку выброшены, уж извините за вульгаризм.

Конфликт Азербайджана и Армении относится к числу долгоиграющих, а возможно и вечных. Причем для России затруднительно, если не невозможно, на сто процентов поддержать одну из сторон. Армения – член ОДКБ и в случае прямой агрессии против нее Россия обязана помочь Армении. Но Азербайджан имеет могущественную диаспору в России, а еще более важно, что в Азербайджане очень много этнических русских, против которых могут быть развернуты масштабные репрессии, если это будет нужно местному руководству. Азербайджан давно уже стал прямым союзником и США и Турции, члена НАТО. В России смотрят на это сквозь пальцы, а то и просто делают вид, что ничего не замечают.

Вот поэтому США и имеют возможность бить по интересам России практически в любой точке постсоветского пространства. За Карабахом взорвется Средняя Азия, скорее всего Казахстан, затем Ферганская долина, Дальний Восток. Наш МИД будет с важным видом заявлять, что Россия не ответит ударом на удар, и это, мол, есть показатель ее силы, а не слабости.

Честно говоря, страны с такой невнятной внутренней и внешней политикой, как нынешняя Россия, не выживают в мировой конкуренции. Надеюсь, что на недавнем заседании Совета Безопасности РФ, посвященном вопросам защиты суверенитета и территориальной целостности, эта печальная перспектива была по крайней мере осознана.

Если же такого не произошло, то я не вижу смысла делать какие-либо оценки и прогнозы по поводу разгорающихся вблизи российских границ конфликтов. Кто бы ни победил в них, проиграет в итоге Россия.

Владимир Прохватилов,
Президент Фонда реальной политики(Realpolitik),
эксперт Академии военных наук

Фото: analitikaua.net

Рейтинг@Mail.ru