Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Воскресенье, 28 05 2017
Home / СЛАЙДЕР / Глава XXII. Зенон Китийский, основатель стоицизма

Глава XXII. Зенон Китийский, основатель стоицизма

История философа, который учился у покойников.

345

Извини, любезный читатель, я ввел тебя в заблуждение, пообещав закончить рассказы о философах Древней Греции. Да, было такое намерение покинуть древнюю Элладу и обратиться к римским мудрецам, Сенеке и Марке Аврелии, стоикам. Но как это сделать, не коснувшись прелюбопытнейшей жизни основателя стоицизма, Зенона Китийского? Исправляю свою ошибку. Вот мой рассказ о нем.

Зенон, сын Мнасея (или Демея), из Кития, что на Кипре, греческом городе с финикийскими поселенцами. Так пишет Диоген Лаэрций.

Въедливый Лаэрций добавляет, что у Зенона была кривая шея. Сам он этого не видел, но вычитал в трудах Тимофея Афинского. Сам Зенон был, «по свидетельству Аполлония Тирского,  худой, довольно высокий, со смуглой кожей (за что его и прозывали «египетской лозой», как сообщает Хрисипп в I книге «Пословиц»), с толстыми ногами, нескладный и слабосильный – оттого-то, как говорит Персей в «Застольных записках», обычно он не принимал приглашений к обеду. Зато, говорят, ему доставляло удовольствие есть зеленые фиги и загорать на солнце».

Зенон учился философии не менее двадцати лет. Вначале он учился у Кратета, потом по десять лет у Стильпона, Ксенократа и еще у Полемона. Ему и этого показалось мало и Зенон обратился к оракулу с вопросом, как ему прожить жизнь достойно. Оракул посоветовал «взять пример с покойников», Зенон правильно понял совет и стал усердно читать древних писателей.

Тут надо сделать весьма существенное уточнение. Древние греки называли философией примерно то же самое, что мы называем словом «физика», то есть науку об устройстве Вселенной.  Плюс еще и другие науки, начиная с психологии и заканчивая ботаникой. Поэтому то столь усердный исследователь, каким был Зенон Китийский, не мог не написать кучу сочинений по самым различным областях доступного ему знания. Он и написал. Судите сами, вот они:

«Государство», «О жизни, согласной с природою», «О порыве или человеческой природе», «О страстях», «Об обязанностях», «О законе», «Об эллинском воспитании», «О зрении», «О цельном», «О знаках», «Пифагорейские вопросы», «Всеобщие вопросы», «О словах», «Гомеровские вопросы» в 5 книгах, «О чтении поэзии». Кроме того, ему принадлежат: «Учебник», «Решения», «Опровержения» в 2 книгах, «Воспоминания о Кратете», «Этика».

Прервем рассказ о Зеноне. Расскажем о Стое. На самом деле это ни что иное как портик, расписной портик- «Стоа Пойкиле» — (греч. στοά ποικίλη, букв. «расписной портик»). Проще говоря, галерея или эстрада. То есть возвышение с крышей, которую подпирает ряд колонн. По латыни – «портик», по гречески «стоя». Понимаете теперь, почему для рассказа о стоицизме нам пришлось  рассказать о греке Зеноне? Иначе от Сенеки и Марка Аврелия  слишком далеко пришлось бы возвращаться.

Зенон рассуждения свои он излагал, прохаживаясь взад и вперед по этой самой «Расписной Стое»  (собственно, она называется Писианактовой, но по фрескам Полигнота получила название Расписной, пишет Лаэрций).

Выбор им был сделан не случайно. Зенон не любил  толпы и шума городского. Он искал тишины. А в этом месте при Тридцати Тиранах было убито полторы тысячи человек, и афиняне обходили Стою стороной.

Зато ученики Зенона стали здесь собираться, и поэтому их прозвали стоиками, а раньше звали просто зеноновцами.

Мы еще успеем потолковать об основных канонах стоицизма, а сейчас лучше расскажем о Зеноне.

Он был богатым человеком,  по приезде в Афины у него уже было около тысячи талантов(это серьезная сумма), и он обеспечивал себе пропитание, отдавая эти деньги в рост(то есть под проценты) корабельщикам, как пишет Лаэрций. То есть финансировал торговые экспедиции, так как и сам прибыл в Афины на корабле, который впрочем потерпел крушение. В общении с людьми Зенон был весьма обходителен, македонский царь Антигон часто приглашал его на застолья, но когда доходило до буйства, Зенон  вовремя покидал гулянья. Когда Антигона спросили, что его восхищает в Зеноне, тот ответил: «Тем, что, сколько он ни получал от меня дорогих подарков, я ни разу не видел его ни надменным, ни униженным».

При всем  своем  богатстве, Зенон  «был мрачен и едок, с напряженным лицом. Жил он просто и не по-эллински скупо под предлогом бережливости».

Будь иначе, не стал бы Зенон знаменитым философом, а остался бы простым торговцем или ростовщиком.

Зенон знал толк в метком и остром слове. Вот что пишет об этом Лаэрций:

«Один юноша вел слишком дерзкие разговоры; Зенон ему сказал: «Ну, мальчик, не скажу я тебе того, что думаю!» К нему льнул один родосец, отличавшийся красотою и богатством, а более ничем; чтобы отделаться от него, Зенон сперва посадил его на пыльную скамью, чтобы он запачкал одежду, а потом отвел ему место среди нищих, чтобы он терся об их лохмотья; и наконец юноша сбежал. «Ничего нет неприличнее гордыни, – говорил Зенон, – а в молодых людях особенно». Не надо обременять память звуками и словами, а надо стараться расположить свой ум к извлечению пользы и не думать, будто это какое-то уже сваренное и поданное угощение. Он говорил, что молодые люди должны знать порядок и в походке, и в облике, и в одежде; и он часто напоминал стихи Еврипида о Капанее:

« Он был богат, но не был он заносчив:

 Нимало не тщеславней, чем бедняк».

Чтобы овладеть науками, говорил он, самое нежелательное – это самомнение, а самое надобное – это время. На вопрос, что такое друг, он ответил: «Второй я».

Однажды он порол раба за кражу. «Мне суждено было украсть!» – сказал ему раб. «И суждено было быть битым», – ответил Зенон. Красоту он называл цветом целомудрия (а иные говорят, что, напротив, целомудрие – цветок красоты). Как-то раз он увидел чьего-то знакомого раба всего в синяках; «Вижу следы твоего нрава!» – сказал он ему. Кто-то натерся душистым маслом; Зенон спросил: «От кого это так запахло женщиной?» Дионисий Перебежчик спросил, почему Зенон ему одному не делает замечаний? «Потому что я тебе не доверяю», – отвечал Зенон. Мальчишке-болтуну он сказал: «У нас для того два уха и один рот, чтобы мы больше слушали и меньше говорили». Однажды на попойке он лежал и молчал; его стали спрашивать, в чем дело, а он ответил: «Передайте царю, что среди вас был один человек, умеющий молчать», потому что спрашивавшие были посланы от Птолемея и хотели узнать, что передать от Зенона царю. Его спросили, как он чувствует себя, когда его бранят; он сказал: «Как посол, когда его отсылают без ответа».

Аполлоний Тирский рассказывает, что однажды Кратет схватил его за плащ, чтобы оттащить от Стильпона. «Нет, Кратет, философов мало хватать за уши: убеди и уведи! сказал ему Зенон. – А если ты оттащишь меня силой, то телом я буду с тобой, а душой со Стильпоном».

Гиппобот сообщает, что водился он и с Диодором, усердно занимаясь с ним диалектикой, и сделал в ней большие успехи, но был так далек от тщеславия, что пошел в ученье к Полемону, и тот, говорят, сказал ему: «Вижу, Зенон, ты прокрался ко мне через черный ход, чтобы выкрасть наше учение и разодеть его по-финикийски!» А когда один диалектик показал ему семь диалектических приемов для софизма «Жнец», он спросил, сколько тот за них хочет, и, услышав: «Сто драхм», заплатил двести; такова была в нем страсть к знаниям».

Умер Зенон в преклонном возрасте и по собственной воле.  Уходя с занятий с учениками, он споткнулся и сломал себе палец.  Тут же, постучав рукой оземь, он сказал строчку из «Ниобы» Тимофея  Афинского:

 «Иду, иду я: зачем зовешь?»

И умер на месте, задержав дыхание. Афиняне погребли его, воздав высшие почести.

Что же касается Зенонова учения, которое и получило название стоицизм, то состояло оно из трех частей – физики, логики и этики. Сам Зенон ставил на первое место логику, но его последователи внесли каждый свою трактовку и нам предстоит еще рассказать об этом.

Из учения Зенона самой существенной оказалась этика. Образ сурового мудреца, непоколебимо  и мужественно переносящего невзгоды судьбы, твердого в жизненных испытаниях, стал одним из столпов общественного сознания европейцев.

Владимир Прохватилов

Рейтинг@Mail.ru