Home / Общество / «Больше никаких Мердоков!»

«Больше никаких Мердоков!»

Выдержат ли основные ценности профессии новые вызовы времени?

555

На прошлой неделе получила от британских коллег свежий бюллетень национального проекта в защиту свободы прессы. Заголовок на первой полосе звучал более чем категорично — «Больше никаких Мердоков!» — и вполне соответствовал основной идее выпуска: всем миром противостоять наступлению глобального бизнеса на традиционные ценности ответственной и независимой журналистики.

«Журналистика — это благо для общества» — под этим лозунгом проходят важнейшие встречи коллег в Европе и мире, в дискуссию активнейшим образом вовлекается экспертное сообщество, читатели и зрители, пользователи Интернета и молодежь. Широкая дискуссия о смысле профессии и значении свободной прессы для демократического развития последние годы активизировалась во многих странах.

Во Франции, например, государство не только стимулировало чтение газет (студенты получили возможность бесплатной подписки на одно национальное издание), но и включило в программы средних школ и даже детских садов основы медиаобразования, считая его основой гражданского самоопределения в целом и информационной безопасности детей и подростков — в частности.

В британской «Гардиан», которая справедливо гордится успешным сочетанием традиционных форм и новых технологических достижений, по понедельникам выходит 16-страничный раздел, посвященный исключительно масс-медиа и журналистике — новостям в отрасли, в профессиональном сообществе, обсуждению резонансных публикаций и передач, вопросам этики и профессиональных стандартов.

Голоса читателей и журналистов, блогеров и телезрителей составляют довольно пеструю картину, отражающую биение пульса британского общества. Видное место в этой картине заняла кампания в защиту свободы СМИ, объединившая за 15 лет своего существования тысячи людей. Другими словами, диалог общества и журналистов, поиск той самой формулы доверия и взаимопонимания, постоянной «сверки часов» относительно наиболее острых тем — это живая реальность.

Разумеется, скандалы вокруг изданий, принадлежащих Мердоку, практика использования прослушки, подкупа и других запрещенных приемов, нарушение законодательства и этических принципов работы журналистов вызвали бурную реакцию в обществе и корпорации. Более 160 миллионов долларов стоили империи судебные преследования. 63 журналиста были привлечены к ответственности органами правосудия — беспрецедентный случай. Пятеро осуждены, трое получили тюремные сроки, 28 еще ожидают суда…

Мердок и его агрессивный бизнес, воплощающий худшие проявления глобализации рынков, считают британцы, способствует росту коррупции и разрушению ценностей журналистики и демократии как таковых. И главная из них — та самая миссия служения «общественному благу», интересам общества, которая принципиально не совпадает с простой задачей извлечения прибыли любой ценой.

Магнат и его последователи провозгласили скорый конец традиционной журналистики с ее этическими кодексами, дорогостоящими расследованиями и проверкой фактов — их призваны заменить эффективные медиаменеджеры, а также квалифицированные (и, по возможности, не дорогие) работники информационной сферы, главная задача которых — выполнять поступивший заказ. А все разговоры о служении и принципах пора выбросить на свалку истории в век техногенного прорыва.

Вам это ничего не напоминает?

Вот именно, популярная среди некоторых российских менеджеров идея совершенно не нова, она просто-напросто — повторение программ австралийского олигарха. И в Британии, и в других странах она получает энергичный ответ общества и профессионалов. Прямым следствием воздействия принципов Мердока они считают повышение градуса ангажированности и других СМИ, не исключая всемирно известную Би Би Си. Последняя подвергается острой критике аналитиков за одностороннее освещение событий на Ближнем Востоке, в Украине, а также хода референдума по поводу независимости Шотландии.

Во многих странах Европы проходят кампании в защиту плюрализма в СМИ — то есть сохранения многообразия изданий и кампаний, представляющих разные точки зрения, в противовес мощным глобальным сетям и концернам. Голос аудитории в этом обсуждении также звучит достаточно отчетливо.

Активно обсуждается роль СМИ и журналистики в Скандинавии. Изменение в законодательстве, включение Интернет-СМИ в список получателей льгот, определение недопустимых способов получения информации, баланс принципа политической корректности и права общества знать все детали — об этом подробно и обстоятельно говорят не только эксперты и представители отрасли, профессиональные союзы, ассоциации главных редакторов и владельцев СМИ, рекламодатели, эксперты, «золотые перья» своих стран, но и широкие читательские и зрительские круги. Решения, которые принимают в результате таких дебатов, отражают основной тренд, что не означает полного единодушия.

Скажем, острый спор о льготах для Интернета до сих пор разделяет норвежцев практически поровну, и далеко не все из них считают, что пост омбудсмена по СМИ нарушает принцип независимости журналистики — не мешает же это шведам. Тем не менее, решение принимается на основе открытого обсуждения, веских аргументов и абсолютного доверия участников диалога по отношению друг к другу.

Да, в старых демократиях критикуют состояние свободы слова и соответствие прессы ее главному предназначению — рисовать картину дня, многообразие общества и мнений, быть голосом, глазами и ушами народа. Но долгая история борьбы за свободу слова и открытость СМИ научила граждан этих стран ценить свои завоевания — именно поэтому они относятся к дискуссии очень серьезно. И стараются пресечь всякие попытки ограничить их права — именно так они воспринимают права журналистов работать свободно и ответственно. И согласно всем последним исследованиям, именно в этих странах СМИ пользуются наибольшим доверием граждан, а правовой и социальный статус журналистов стабильно высок.

На чужом опыте невозможно научиться. Но знакомство с ним всегда полезно — не в плане немедленного копирования, что в принципе невозможно, а в направлении лучшего понимания своей собственной ситуации и ее перспектив. Невозможно, да и не нужно пытаться перенести скандинавский или британский опыт на российскую почву. Но присмотреться к практике живого творческого диалога между обществом и прессой, диалогу доверия, бесспорно, есть смысл. И понять в конце концов, что мы, журналисты, делаем очень важное дело для общества — помогаем ему познать и понять самое себя. Или, впрочем, не помогаем совсем. И, в конце концов, наша собственная судьба и будущее профессии в стране зависит прежде всего от нас самих.

Надежда АЖГИХИНА

секретарь СЖ РФ

колумнист «НВ»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru