Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Суббота, 10 12 2016
Home / Общество / ЕГЭ как детонатор суицида подростков

ЕГЭ как детонатор суицида подростков

Олег Сергеев идет по следу экзамена-убийцы.

56

Факты – упрямая вещь. Страх и отрицание фактов есть главный признак наличия нерешенной проблемы.

Ежегодно, уже шесть лет подряд, в период сдачи ЕГЭ Рособрнадзор обвиняет СМИ, безответственных и некомпетентных «экспертов» в беззастенчивой подтасовке непроверенных фактов и деталей подростковых суицидов.

Между тем данное обвинение должно адресоваться самому Рособрнадзору.

В соответствии с положением, утвержденным Постановлением Правительства РФ № 594, проверкой «деталей фактов» должна заниматься «Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки», которая находится в ведении главного научного ведомства РФ — Минобрнауки.

Как известно, Рособрнадзор имеет право «организовывать проведение необходимых исследований, испытаний, экспертиз, анализов и оценок, а также научных исследований в установленной сфере деятельности (п. 6.1); привлекать в установленном порядке для проработки вопросов, отнесенных к сфере деятельности Службы, научные и иные организации, ученых и специалистов (п.6.3).

Нежелание и неспособность данного ведомства выполнять указанные функции проявляются постоянно в отсутствии следов научной аргументации и в ошибочных решениях, провоцирующих подростковый суицид.

При конфликте интересов НИУ ВШЭ и Рособрнадзор несут ответственность за провальный эксперимент по внедрению ЕГЭ, когда источником объективной информации о синдроме суицида у экзаменуемых ныне вынуждены выступать ненавистные чиновникам СМИ и эксперты.

Для сравнительной оценки влияния на психику подростка различных систем аттестации требуется встать на фундамент достижений четверть вековой давности советской психологической науки.

Исследованиями тех лет было установлено многократное превышение уровня подросткового суицида в странах, первыми взявших «на вооружение» ЕГЭ, в сравнении со странами традиционных методов аттестации.

В своей работе Кондрашенко В.Т. «Суицидальное поведение» (Минск, 1988) ссылается на данные ВОЗ, где количество самоубийств среди лиц в возрасте 15-24 лет в последние 15 лет (с начала 1970-х г — периода бурного внедрения ЕГЭ – авт.) увеличилось в 2 раза и в ряду причин смертности во многих экономически развитых странах суициды стоят на 2-3 месте.

Во Франции (первой внедрившей ЕГЭ – авт.) число самоубийств среди подростков за этот период утроилось и не уступает количеству несчастных случаев на автострадах.

В США количество суицидов в возрастной группе 15-19 лет в те годы удвоилось и достигает 5000 в год. В 1978 г. в возрастной группе от 15 до 24 лет суициды составляли 41 на 100 тыс. населения и заняли 3-е место среди других причин смертности.

Если говорить о «фактах и деталях», то необходимо использовать более широкое понятие – суицидальное поведение, что помимо суицида включает суицидальные покушения, попытки и проявления.

В данную категорию фактов входят: незавершившиеся летально покушения, суицидальные попытки демонстрационно-установочного характера, а также суицидальные проявления – мысли, высказывания и намеки, не сопровождающиеся конкретными действиями.

Для исследования суицидального поведения отечественные психологи используют понятия, определяющие отрезок времени, предшествующий суициду и состояние личности, обуславливающее повышенную, по отношению к норме, вероятность совершения суицидального акта.

Обследование группы подростков в возрасте 14-18 лет показало, что у половины из них суицидальные действия могут совершаться на фоне острой аффективной реакции, которая развивается по механизму «короткого замыкания», когда порой малозначимый повод играет роль «последней капли» и провоцирует суицидальное действие.

Высока потенциальная опасность суицидальных действий у подростков при «игре в самоубийство», стремлении к временному «выключению из ситуации», а также восстановлении нарушенных социальных связей с окружающими.

Процедуры ЕГЭ и ГИА являются мощным фактором ослабления связей и тяжелых разногласий между личностью школьника и окружающей средой. Психология такого влияния среды вызывает предпосылки к аномическому (аномия – отсутствие закона, организации) самоубийству.

Последействия ЕГЭ объясняет «Эффект З.» — открытый профессором МГУ Блюмой Зейгарник психологический закон мучительной длительности сохранения человеком памяти о незавершенных действиях в сравнении с завершенными. Что наблюдается при процедурном демонтаже в ЕГЭ биологических обратных связей и, как следствие, увеличении отрезка времени суицидального поведения — до экзамена и после, в ожидании оценки.

К числу известных работ в этой области относится труд французского ученого Поля Абели, который исследовал игровые отношения личности, направленные на саму себя (эффект «луддизма»). Поведение человека при томительном ожидании характеризует саморазрушительное соревнование, но не с соперником, а с самим собой, провоцирующее суицидальные акты.

Во всем мире ЕГЭ служит детонатором суицидального поведения в переходный, критически сложный возрастной период жизни школьника.

Показательно, что для советской школы, не пораженной ЕГЭ, между возрастом подростков с суицидальным поведением наблюдались четкие грани:15 лет – 10%; 16 лет – 38,5%; 17 лет – 28,2%; 18 лет – 23,3%.

Очевидно, размытость граней и факторов психологии суицидального поведения, их взаимная трансформация определяет ряд взаимодействующих мотивов, образующих развернутую систему поступков человека.

При отсутствии в НИИ высшего образования передового сектора психологии и эргономики трудно осуждать попытку Рособрнадзора дать анализ «ЕГЭ и подростковые суициды – искаженная действительность», содержащий объективные факты, но весьма далекий от корректной научной экспертизы.

Сергеев Олег Леонидович,

эксперт Всероссийского фонда образования, кандидат технических наук, полковник, ветеран РВСН и ГРУ ГШ

Рейтинг@Mail.ru