Home / Общество / В ожидании Адольфа?

В ожидании Адольфа?

Гитлер вполне способен появиться в России. Для этого нужны только определённые условия. И первые признаки этих условий уже различимы33

Евгений Гусляров — член Союза писателей России. Автор десятитомной серии «Биографические хроники», одна из книг которой — «Лермонтов в жизни» — принесла ему серебряную медаль Российского Лермонтовского комитета «За личный вклад в отечественную многонациональную культуру и укрепление российской государственности». Патриот по определению, он неожиданно увидел тревожные процессы в нашем обществе…

В последнее время в России кто-то упорно и, как мне представляется, злонамеренно навязывает мысль о нарождающемся фашизме. Вначале это показалось мне смешным и неостроумным. Ровно до тех пор, пока я в рамках серии «Биографические хроники» не задумал книгу о Гитлере.

Прежде всего, попытался прочитать хотя бы основное из того, что написано о бесноватом фюрере. Мне очень хотелось узнать, отчего же всё-таки становятся нужными истории такие, как Гитлер? Почему народ вдруг начинает жаждать их прихода? Как благополучный, на первый взгляд, народ доходит до жизни такой?

Сознаюсь, некоторые детали биографии фюрера сильно меня смутили. Например, такая: приходя ночевать в приют для бездомных, он оставлял на ночь корочку хлеба для мышей, которые голодали тут вместе с ним.

Я бы скорее поверил, что он отгрызал им хвостики…

Тем не менее, никуда не уйти от того неоспоримого факта, что сила его воздействия на других была, как пишут свидетели, «ужасающей». И явись Гитлер в России сейчас, в пору всеобщей духовной и политической диктатуры бездарности, успех в массах ему был бы гарантирован. Есть для того веские, на мой взгляд, основания.

Собирая материалы о Гитлере, я, конечно, много прочитал и о той Германии, которая готовила его триумфальное пришествие. Я читал о народе, из чаяний которого материализовалась эта ужасная фигура. И вот, каким-то боковым призрачным зрением стал я угадывать в прошлой Германии нынешнюю Россию. Немыслимое унижение, в котором обретался тогда немецкий народ, почти полностью совпало с теми бедствиями, которые выпали сегодня на долю народа русского. И, конечно, на долю тех народов, которые связаны с ним единой судьбой. Это печальное открытие испугало меня. Я понял, что у меня должны быть доказательства.

Вот как, в общем смысле, аналитики расценили послевоенное состояние германской нации. В ноябре 1918 г. закончилась Первая Мировая война. Согласно Версальским соглашениям, Германия потеряла тогда 12 процентов своей территории, большую часть угольной и сталелитейной промышленности и не видела в будущем другого способа вернуть жизненно важные ресурсы, как только с помощью военных действий. Расформирование воинских частей привело к массовой безработице.

Теперь о наших делах. Территория страны за два десятилетия уменьшилась вдвое.

По добыче угля Россия ныне «достигла» уровня 1957 года, по производству грузовых автомобилей — 37-го, комбайнов — 33-го, тракторов — 31-го, вагонов и тканей — 1910-го, обуви — 1900-го. Практически полностью разрушена авиационная, радиоэлектронная, автомобильная промышленность.

По уровню жизни россияне находятся на 60-м месте в мире, тогда как «нищенствующие» без своей нефти и газа белорусы на 56-м. А вот по числу миллиардеров Россия на 7-м месте. Путинские протеже олигархи, кстати, платят самые низкие в мире налоги (13%), которые и не снились, например, Франции и Швеции (по 57%), Дании (61%) или Италии (66%). 1,5% населения России владеет 50 процентами национальных богатств.

Городская инфраструктура не выдерживает перегрузок. Власти панически боятся, что без электричества в разгар зимних морозов окажется Москва. Крах энергетической системы может произойти в любой момент. Высока вероятность, что это произойдёт в течение ближайшего времени. Как тут не вспомнить пророчество Збигнева Бжезинского десятилетней давности, который предрекал, что Россия распадется как раз к этому времени.

Оптимистически настроенные российские эксперты уже сегодня предлагают готовиться к выживанию и построению новой цивилизации с опорой на экологические приоритеты. Большинство людей будут вынуждены заниматься в первое время преимущественно тяжёлым ручным трудом, поскольку и с сельхозтехникой, и с горючим, и даже с тягловыми животными будут невероятно большие проблемы. Большинству бывших офисных работников неизбежно придётся осваивать новые профессии землепашца и доярки.

Напомню, что самый мощный толчок Гитлеру для создания его партии дала идея борьбы с так называемым «процентным рабством». В разорённой стране тогда выросли, как грибы после слепого сентябрьского дождя, бесчисленные банки с международным капиталом, которым нужды и судьбы германской национальной экономики были глубоко чужды. В гибнущей стране именно банки стали символом наглой спекуляции и бесстыдной наживы на бедах народа.

Теперь вглядитесь ещё раз и пристальнее в наши нынешние российские дела. Всё поставлено ещё ужасней. Банковский капитал тут гораздо наглее паразитирует на всеобщей нужде и бедности. Ростовщический произвол у нас бесконтролен и беспределен. Тайны банковских операций охраняются сильнее национальных интересов, они много неприкосновеннее государственной тайны. Но именно через банки переправляется за рубеж значительная часть национального богатства. Другого пути для столь гомерического разворовывания наших с вами денег просто не придумано.

Самая большая беда не в том, что мы отстали экономически от остального мира на десятилетия. Технологии можно купить. Украсть, в конце концов. Главная беда в том, что скудеем душой. В культурном своём развитии мы за эти два десятилетия возвратились в средневековье. Дичайшее воровство опять стало мерилом доблести и почёта. Карьеризм лишён всякого благородства, и целью имеет только мзду, которую обещает всякое тёплое место. Губернаторы отправляются из московских пределов в отдалённые углы страны, как при Иване Грозном, с ясною и единственной верой, что отправлены «на кормление». Самые роскошные состояния в мгновение ока сколачиваются у наместников президента именно в тех местах сегодняшней России, где куролесил когда-то повешенный Петром сибирский владыка князь Матвей Гагарин.

Торгуем, как и при Борисе Годунове, натуральным продуктом, только место ревеня и чеснока заступили у нас нефть и газ. Военные чины посылают строить свою загородную недвижимость армейских солдат и прапорщиков, точно так, как поступали стрелецкие головы при царе Фёдоре Алексеевиче. Стрельцы тогда взбунтовались, а у нас пока тихо… Русская интеллигенция, которую совсем недавно считали совестью нации, нищенствует.

Специалисты считают, что в ближайшие годы безработных у нас станет около десяти миллионов. Страшная цифра. Вся эта громадная армия будет состоять из молодых в большинстве мужиков, за плечами которых маячит безысходность, голодное прозябание. Она не задумается, конечно, пойти за отчаянным человеком, знающим выход из положения. Или за тем, кто вздумает воспользоваться этой безысходностью.

Смешно, причем до смерти, вот ещё от чего… Комедия власти у нас продолжается уже который год. Президент захотел сдать должность на временное хранение. Я представляю себе, как Путин был озабочен выбором преемника. Естественно, он выбрал самого никчемного. Вся чрезвычайная подлость тут в том, что в очередной раз было продемонстрировано полнейшее презрение к народу. Ещё хуже, что верховные забавы эти не просто унизили людей, не просто в очередной раз поставили страну, её репутацию в мире в зависимость от скверных действий верховного ничтожества. Державные бедокуры сделали народ заложником своей полной ущербности, врождённой неспособности и нежелания осмыслить и решать подлинные его нужды и нужды страны. Расстояние от власти до народа увеличилось настолько, чтовряд ли уже возможна хоть какая-то связь между ними. Путина, опять ловко вернувшегося в президентское кресло, это, по-видимому, никак не беспокоило, поскольку он больше всего вожделеет именно власти, превращённой в посмешище. А ведь нет ничего убийственнее для власти, чем сделаться смешной.

Страна, двадцать лет назад уменьшившаяся вдвое, имеет теперь вчетверо больше разного рода столоначальников. Тянут народное добро они вдесятеро настырнее, чем прежние. По статистике, восемьдесят процентов этой чиновной напасти вымогает взятки. Воровство и взяточничество парализовало деловую и государственную жизнь. У правительства не хватает ума вкладывать даровые нефтяные и газовые деньги хотя бы в землю, чтобы освободить себя от унизительной хлебной зависимости. Чтобы оставить будущим поколениям хотя бы возделанную пашню.

Полное игнорирование России в принятии важнейших решений, которые формируют общую картину мира, — вот то внешнее политическое будущее, которое надо ожидать уже в ближайшее время. Не будет ли это похоже на то унижение, которое испытывала Германия сразу после Версаля, ужаснувшая вскоре неразумный мир фашизмом?

И тут я напомню ещё раз главную мысль этих моих размышлений. Гитлера и фашизм на свою голову призывает тот неразумный и, видимо, случайный в высшей власти персонаж, который обрекает свой народ на политическое прозябание, на политическую летаргию, на его изоляцию от действий, которые дадут ему возможность разумного и полезного для себя участия в общей жизни земных наций.

И, если кто-то скажет уже сейчас: «Мы требуем равноправия нашего народа с другими нациями, отмены национальной дискриминации, отмены всех пунктов международных договоров, в которых не учтены жизненные интересы нашего народа…», разве эти требования покажутся ужасающими? Но именно эти требования выдвинула партия, которую возглавил Гитлер.

Видимо, сходными были и другие обстоятельства тогдашней немецкой жизни с нашими, коль скоро появилось в пунктах нарождающегося фашизма следующее: «Мы требуем, чтобы государство взяло на себя обязательство в первую очередь заботиться о заработке и пропитании граждан… Первым правом каждого гражданина должен быть творческий труд, умственный или физический… Мы требуем огосударствления всех уже обобществлённых (приватизированных, по-нашему) производств… Мы требуем участия в прибылях крупных предприятий…Деятельность частного капитала не должна нарушать интересы общества, она должна протекать в рамках целого и на пользу всех…»

Если сейчас выйти на улицу с этими лозунгами, разве трудно будет собрать толпы сочувствующих этим призывам и требованиям?

Что мы имеем сегодня? Нагромождение нелепиц, которые выдаются за реформы. Пустота вместо права, пустота вместо экономики, пустота вместо будущего, пустота вместо истории. От всего этого жизнь, которая даётся нам единственный раз, давно стала бессмысленной, потому что не имеет цели. У народа нет повода сознавать уникальность и счастье выпавшего ему шанса — жить на этой земле, продолжать свою великую миссию. Нет этого повода и у каждого отдельного человека. И это есть самое главное преступление власти против потерянных ею поколений русского народа. О других народах я не говорю, потому что у них есть возможность хотя бы отложиться от этого скверного государства. А нам вместе с ним пропадать…

История имеет свойство повторяться. Это банальность, конечно, но банальности обязательно таят неизбывный начальный (чаще всего — страшный) смысл и этим ценны. Смысл этой банальности в том, что схожие обстоятельства обязательно вызовут похожие последствия. Униженный народ, призывая Христа, не побрезгует призвать и чудовище, лишь бы оно помогло избавиться от сущей невыносимой беды.

Евгений ГУСЛЯРОВ

член Союза писателей России

NB!

 Точка зрения авторов, чьи материалы публикуются под рубрикой «Особое мнение», не всегда совпадает с точкой зренией редакции.

Рейтинг@Mail.ru