Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Пятница, 18 08 2017
Home / Общество / Школа в «интересном» положении

Школа в «интересном» положении

Считается, что в школу вернули выпускное сочинение. Так ли это?

13711_1

Пять лет назад, в 2009 году, Минобрнауки отменило выпускное сочинение как «необъективный экзамен».

И быстро дошло до того, что старшеклассники даже устно стали не в состоянии, пусть хотя бы очень коротко, но связно и логично высказаться, донести свои мысли (если они, конечно, были) до собеседника. Тем более, что и другие экзамены не требовали ясности мысли и слова…

А недавно министр Дмитрий Ливанов лично заявил нечто прямо противоположное! Что «умение грамотно писать и ярко излагать мысли всегда пользовалось уважением в нашей стране, поэтому идея президента о введении сочинения нашла абсолютную поддержку…».

Если тогдашний министр, Андрей Фурсенко, лгал или совершил грубейшую ошибку, то почему не принес стране свои извинения? Кстати, и нынешний министр, мягко говоря, лукавит. Идея выпускного сочинения принадлежит вовсе не президенту — это требование, которое много лет выдвигают учителя, выступающие против тупой зубрежки ради ЕГЭ. Но «почему-то» правительство Дмитрия Медведева до сих пор плевать хотело на мнение педагогов!

А если Владимир Путин не отдал бы президентскую отмашку, так бы и продолжал Дмитрий Ливанов настаивать на «необъективности» сочинения? А наши дети продолжали бы глупеть и тупеть? Вот только один пример, который прекрасно демонстрирует уровень деградации выходящих в большую жизнь юных россиян: после ЕГЭ прошлого года Рособрнадзору пришлось снизить минимальный балл по русскому языку с 36 до 24 баллов, а по математике — с 24 до 20 баллов. Иначе слишком большое число выпускников не получили бы аттестатов!

Как бы там ни было, но в начале декабря прошлого года (тоже странно, почему в декабре, ведь еще полгода учиться?!) 670 тысяч одиннадцатиклассников впервые после многолетнего перерыва писали выпускное сочинение. Темы были свои для каждого часового пояса, объявлялись за 15 минут, на работу давали четыре часа.

Ну, вот, пожалуй, и все, что напоминает нам о классическом сочинении. Далее с ним проделали такую «модернизацию»… Необходимый минимум употребленных слов составлял, по разным источникам, 250 или 350 слов. Разрешалось пользоваться словарями! Можно было сделать кучу самых разных ошибок! Точнее, звучало это так: не более пяти грамматических и пунктационных ошибок на каждые 100 слов. То есть разрешалось сделать 15 или даже 20 ошибок! В советской школе пять ошибок в сочинении — это двойка! В новой России (во всяком случае — образца 2014 года) двойка не грозила никому — оценивать сочинение можно было лишь по принципу «зачет» или «незачет».

Это самая пикантная деталь «нового сочинения» — знание правил русского языка совсем необязательно! Как сказал советник президента Владимир Толстой, «критерий грамотности не является основным». Совсем просто и доходчиво высказался министр образования Дмитрий Ливанов: «Проверка работ будет проходить в максимально щадящем и комфортном режиме». Так оно и было: зачет от добреньких школьных учителей получили практически все, кто писал сочинение, — более 95 процентов учащихся.

Но если это сочинение — не экзамен по литературе, как неоднократно подчеркивалось чиновниками, и не экзамен по русскому языку, раз знание грамоты не требуется, то тогда что такое — это сочинение? Как такое сочинение «поможет полно оценить» выпускника? Почему абитуриенту добавят за него 10 дополнительных баллов?

Кто-нибудь на эти вопросы возьмется ответить, а?

… Ситуация с экзаменами, замена их тупыми тестами ЕГЭ, на натаскивание к которым и уходят теперь все силы школьников и учителей, и как результат катастрофический уровень падения не только общей грамотности, но и вообще знаний у выпускников, — вот что имеем мы в результате так называемой школьной реформы. Которая на самом деле обернулась развалом школьной системы, если уж честно называть вещи своими именами. Совсем не случайно специалисты оценивают нынешнее положение школы как «критическое», «угрожающее развитию страны»…

И еще один итог этого развала — чудовищное расслоение среди детей, которое сознательно устроили власти (о расслоении российского общества в целом читайте в этом же номере, на 1-й стр. — Ред.). Ведь отправить в школу получше, нанять репетитора или хотя бы приплатить учителю за дополнительные занятия по подготовке к ЕГЭ могут не все, и даже не многие. На наших глазах и при нашем молчаливом согласии «кухаркиных детей» отлучают от высшего образования, возвращают назад, на кухню. И процесс этот набирает скорость: школьникам начинают предлагать проходить в школе облегченные курсы, например, математики, которые означают автоматический запрет на сдачу ЕГЭ…

Ольга КИТОВА

политический обозреватель «НВ»

Рейтинг@Mail.ru