Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Воскресенье, 23 04 2017
Home / Политика / Не первый кризис Путина

Не первый кризис Путина

Проблемы в стране вновь могут сыграть президенту на руку.

4c30854590ee3c056699d7c45906466aНынешний кризис – экономический, валютный, промышленный или производственный, как его ни назови, – не первый для Владимира Путина. И проблемы в стране вновь могут сыграть президенту на руку. Кризис 2008 г. позволил ему за счет концентрации в госбанках фактически всех финансовых ресурсов страны взять на короткий поводок олигархов. Олег Дерипаска, Владимир Потанин, Виктор Вексельберг, Михаил Фридман, Алишер Усманов, да и многие другие бизнесмены не обошлись без его поддержки.

Сколько-нибудь значимые сделки, выделение финансовой помощи, предоставление госгарантий – все решалось исключительно в Кремле. Возможно, именно тогда «владельцы заводов, газет, пароходов» и перестали быть олигархами, негласно сменив статус на управляющих. Активы же, вполне вероятно, перешли под контроль кремлевских или околокремлевских чиновников и бизнесменов. Алишер Усманов и Олег Дерипаска открыто признавались, что их предприятия ничего не стоят и они готовы в любой момент передать их государству. Владимир Потанин после мирового соглашения по «Норильскому никелю» иначе как гендиректором себя не называет. Михаил Прохоров и вовсе ушел в политику, впрочем, успеха не добился и сейчас выступает лишь как спонсор.

Благодаря государственным деньгам олигархи пережили кризис 2008 г.: кто-то легче, кто-то тяжелее. Многие после этого вышли в кэш, наверняка под определенные условия со стороны Кремля, передав активы руководителям госкомпаний и госкорпораций. Именно вокруг госструктур стали концентрироваться новые финансовые потоки, перераспределяться деньги, реализовывались национальные проекты. Они начали вытеснять частный бизнес. Неугодных, таких как, например, Ахмед Билалов, Тельман Исмаилов или Владимир Евтушенков, убирали с пути. И даже не потому, что те сильно мешали.

Накануне кризиса денег в стране становилось все меньше. «Своим» переставало хватать. Их еще называют «друзьями Путина». Они, наоборот, за последние несколько лет укрупнили свой бизнес. Фамилии Тимченко, Ротенберг, Ковальчук в 2008 г. мало кому были известны. Сейчас они в первых строчках рейтингов по цитируемости, как когда-то Роман Абрамович, Борис Березовский, Владимир Гусинский. Но вместе с ними, вернее, параллельно, фактически с нуля выросли новые российские миллиардеры, сделавшие состояние не на приватизации 1990-х и не на близости к власти. К сожалению, меняли представление о бизнесе в России не только они.

Cenzura.net

Самый известный российский стартапер, основатель «Вконтакте» Павел Дуров, подтвердил тезис о том, что свободным в России чувствовать себя нельзя. Он не арестован, против него не заведено уголовных дел, но, может быть, только благодаря тому, что Дуров вовремя продал все активы и уехал из страны. Если говорить о свободе слова и тайне персональных данных как о политике, то уехал по политическим соображениям. Можно, конечно, сказать, что поддался давлению, но, по крайней мере, не изменил своим правилам.
Акционерный конфликт в социальной сети длился почти три года. Mail.Ru хотела завладеть контрольным пакетом акций «Вконтакте», планируя затем объединить эту сеть с «Одноклассниками», повысить стоимость акций Mail на Лондонской бирже и ввести изменения в политику управления. Павла Дурова это не устраивало, но сделка состоялась за его спиной: два других сооснователя «Вконтакте» продали свои акции фонду United Capital Partners (UCP) Ильи Щербовича. Поговаривали, что за ними стоят люди из Кремля, пытавшиеся получить глобальный контроль над российской частью Интернета. Для Кремля Дуров был неудобной фигурой. Он отказывал силовикам в раскрытии информации о членах контактных групп сети, в том числе группы Алексея Навального.

В декабре прошлого года Дуров продал свой пакет акций и минувшей весной покинул Россию. «Тайну частной жизни людей нужно оберегать. Но с каждым разом это становилось все труднее, – объяснил Павел Дуров причину своей отставки. – Для меня ключевое – уважение к неприкосновенности переписки и телекоммуникаций, уважение к правам человека».

Сейчас Дуров живет в США. В прошлом году он и его брат запустили новый мессенджер Telegram, всего за полтора года набравший более 50 млн активных пользователей в месяц. О возвращении в Россию он и не думает.

Стартапер

Симпатизировал Павлу Дурову совладелец «Металлоинвеста» и USM Holdings, в который входит Mail.ru, Алишер Усманов. Он как совладелец «Вконтакте» в свое время даже заступился за молодого бизнесмена, передав ему в управление собственный пакет акций социальной сети.

В этом году Алишер Усманов в бизнесе был неактивен. Он перестал претендовать на сколько-нибудь значимые стратегические проекты в нефтянке и металлургии и начал постепенно распродавать активы. А ведь несколько лет назад его называли едва ли не основным претендентом на управление объединенным «Металлоинвестом» и ГМК «Норильский никель». Сейчас бизнесмен увлекся телеком-проектами и довольно успешно инвестирует в стартапы.

До марта 2014 г., когда были введены антироссийские санкции, Усманов избавился от пакетов акций Apple и Facebook, причем с большой прибылью. В акции Apple было вложено $100 млн, и за год, в течение которого фонд бизнесмена ими владел, они принесли 22% прибыли. Акций же Facebook структурами, связанными с Усмановым, на пике было собрано около 10%. С учетом отсутствия информации, когда какие пакеты покупались и когда продавались, сложно оценить доходность. Первые сделки были заключены в 2009 г., тогда капитализация Facebook оценивалась в $10 млрд. В начале этого года компания стоила около $200 млрд. Взамен акций Apple и Facebook Усманов приобрел бумаги китайских технологических компаний. По словам партнера Усманова Ивана Стрешинского, китайские компании стали составлять до 80% всего портфеля его инвестиций в области Интернета. Кроме новых акций Alibaba, это, в частности, бумаги онлайн-ритейлера JD.com.

Не забыл Алишер Усманов подстраховаться и на случай персональных санкций. Во-первых, он покинул пост генерального директора «Газпром инвестхолдинга», дочки» «Газпрома», где работал с 2000 г., собирая активы, выведенные из-под контроля прежним руководством монополии. Во-вторых, бизнесмен снизил долю в USM Holdings с 60 до 48%, потеряв формальный контроль над его активами. Вслед за USM смена контролирующего акционера произошла в «Мегафоне» и Mail.ru Group.

Политический банкрот

Бывший владелец «Моего банка», экс-сенатор и сооснователь партии «Альянс зеленых – Народная партия» Глеб Фетисов, находится в СИЗО уже почти десять месяцев. Его история вполне может претендовать на событие года хотя бы потому, что задержание экс-банкира, пусть и подозреваемого в выводе активов обанкротившегося банка, – явление уникальное.

В ноябре 2013 г. Глеб Фетисов решил вплотную заняться политикой и продал все свои финансовые активы – «Мой банк» и «Мой банк. Ипотека». В конце января у «Моего банка» отозвали лицензию, а 28 февраля 2014 г. Фетисова задержали якобы за то, что он не выполнил обязательства перед вкладчиками, и возбудили про него уголовное дело по статье «Мошенничество». Первоначально сумма нанесенного ущерба оценивалась более чем в 6 млрд руб., позже она сократилась до 555 млн руб. Но интересно не это.

На протяжении последних нескольких месяцев перед банкротством банком управляли новые акционеры, среди которых были и работавшие при Фетисове топ-менеджеры. Они не только проводили оценку состояния кредитного учреждения накануне сделки, но и должны были владеть полной картиной происходящего. И именно они, уже став собственниками, гарантировали вкладчикам безопасность сбережений.
Здесь можно вспомнить про санируемый Мособлбанк Анджея Мальчевского, где большинство вкладов частных лиц не учитывалось и выводилось на счета дружеских структур. Когда это кредитное учреждение взял на оздоровление «СМП банк», дыра в балансе превышала 100 млрд руб. Но никто из бывших акционеров не угодил под подозрение. В хищении всего 400 млн руб. обвинили и задержали председателя совета директоров Мособлбанка Виктора Янина.

Совпадение это или нет, но именно накануне своего ареста Глеб Фетисов развернул активную политическую деятельность. Его «Альянс зеленых» объединился с партией «Социал-демократы России» Геннадия Гудкова. Располагая большими финансовыми возможностями, экс-банкир мог составить конкуренцию на российской политической арене.

«Друзья Путина»

Западные санкции заставили многих наших бизнесменов «обрусеть», и в первую очередь это относится к тем, кого считают приближенными к российскому президенту. Геннадий Тимченко, Аркадий Ротенберг, Юрий Ковальчук – все они серьезно увеличили свои доходы. За последние четыре года состояние Геннадия Тимченко выросло с $1,9 до $15,3 млрд, Аркадия Ротенберга – с $0,7 до $4 млрд, Юрия Ковальчука – с $0,95 до $1,4 млрд. И никого не удивляет, что именно они получали госконтракты на строительство дорог, трубопроводов и реализацию других крупных инфраструктурных проектов. В условиях сжимающейся экономики бизнесмены вовремя переориентировались, скупив крупные доли именно в инженерно-строительных компаниях.

Банк «Россия» Юрия Ковальчука и Геннадия Тимченко получил личную поддержку со стороны Владимира Путина. Президент буквально через несколько дней после введения ограничений открыл счет в «России», куда стала перечисляться его зарплата. Так же поступил и глава Чечни Рамзан Кадыров.

Оказавшийся под санкциями «СМП банк» Аркадия Ротенберга получил беспрецедентную помощь от АСВ – санацию Мособлбанка, а главное, выделяемые на это 117 млрд руб. Названная сумма, кстати, превышает объем самого резервного фонда АСВ, предназначенного на выплату компенсаций вкладчикам обанкроченных банков (88,5 млрд руб. на 1 декабря 2014 г.).

Нельзя считать простым совпадением и то, что сразу после введения санкций на «друзей Путина», можно сказать, пролился «золотой дождь» в виде госконтрактов. Агентство Bloomberg подсчитало, что с апреля по начало декабря 2014 г. компании, связанные с Аркадием Ротенбергом и Геннадием Тимченко, получили госзаказов минимум на 309 млрд руб. Это на 12% больше, чем за весь 2013 г., а сумма полученных ими заказов примерно равна одной пятой от общего объема затрат государства на госзакупки за первые девять месяцев года.
Помимо всего этого, компании Ротенберга могут получить заказ на 228 млрд руб. на строительство моста через Керченский пролив. Также Тимченко и Ротенберг больше всех выиграют от газпромовского проекта «Сила Сибири», затраты на который оцениваются в 770 млрд руб. К этому стоит добавить, что все эти цифры были корректны до девальвации рубля.

Дети «друзей Путина»

За что такая щедрость? «Серый кардинал» российского нефтетрейдинга, совладелец Gunvor Геннадий Тимченко, более половины продаж которого составляла российская нефть, был вынужден расстаться со всеми своими западными проектами: сама компания Gunvor была продана в марте, буквально накануне введения персональных санкций против бизнесмена. За этим последовал выход из других европейских активов: авиакомпании Airfix Aviation, IPP Oil Products, 50% в Meerwind AB (владеет 79% в Rorvik Timber AB – группе компаний, специализирующейся на производстве и сбыте лесоматериалов в Швеции).

При этом расширять свою бизнес-империю в России Геннадий Тимченко начал несколько лет назад. Сейчас он второй по величине акционер крупнейшей частной нефтегазовой компании «Новатэк», если ее можно считать частной после его прихода. Сейчас его Volga Group принадлежат доли в «Сибуре», «Колмаре» (добывает уголь), «Петромире» (оператор Ангаро-Ленского газового месторождения в Иркутской области), группе «СТГ» (объединяет строительные активы), а также в нескольких проектных и транспортных компаниях, включая «Трансойл» и «УСК Мост».

У Аркадия Ротенберга не было крупных зарубежных инвестиций, если не считать недвижимости в Европе. Но и он подстраховался, продав часть активов сыну Игорю.

Ротенбергу-младшему достались «Газпром бурение», доля в девелоперской компании «ТПС Недвижимость», а также 68,5% Marc O’Polo Investments Ltd., которой принадлежит 38,6% «Мостотреста» (занимается строительством инфраструктуры). «Я специально постепенно отходил от управления в ряде компаний, и управление переходило к Игорю. Сегодня он в бизнесе разбирается уже гораздо лучше, чем я», – говорил Аркадий Ротенберг. Но сложно поверить, что сделка не связана с санкциями. За Аркадием Ротенбергом остались «Стройгазмонтаж» (СГМ, занимается строительством трубопроводов), «ТПС Авиа» (владелец активов в аэропорту Шереметьево) и «СМП банк».

Брат Аркадия Ротенберга Борис тоже продал часть активов сыну Роману, вице-президенту хоккейного клуба СКА. Речь идет о доле бизнеса в Финляндии: 50% Arena Events Oy (Роман Ротенберг – ее гендиректор), которой принадлежит Hartwall Arena, отель Langvik и 49% хоккейного клуба Jokerit.

Соратники Путина

Помимо «друзей президента», довольно уверенно чувствующих себя в сегодняшней ситуации, в современной России есть еще одна категория людей, которых «по содержанию» можно причислить к чиновникам, но фактически это государственные бизнесмены: Игорь Сечин, Алексей Миллер, Андрей Костин, Владимир Дмитриев, Николай Токарев. С одной стороны, они полностью подчинены Кремлю, но, с другой – превратились в самостоятельную силу, влияющую практически на весь бизнес и косвенно его контролирующую. Речь идет о главах крупных госкомпаний и госкорпораций, которые в этом году продолжили устанавливать для частных компаний свои правила игры. С каждым годом денег в стране становится все меньше, а их аппетиты только увеличиваются.

ВЭБ сейчас ждет докапитализации на 30 млрд руб., Россельхозбанк – на 5 млрд руб., ВТБ просил на докапитализацию 200 млрд руб.!
Амбиции бывшего помощника Владимира Путина, ныне президента «Роснефти» Игоря Сечина, проявились в этом году в полной мере.

Мало того, что нефтяная компания вместе с «Газпромом» фактически поделила пополам почти все нефтегазовые арктические месторождения и продолжила скупку небольших нефтяных игроков, так она еще не постыдилась попросить из Фонда национального благосостояния (ФНБ) 2 трлн руб. якобы на реализацию этих самых проектов. Чтобы понимать масштаб катастрофы для бюджета, можно сказать, что ФНБ был сформирован еще в 2008 г. и на 1 октября в нем насчитывалось всего 3,27 трлн руб.

«Роснефть» требует денег, как никто другой. Общий долг госкомпании на конец сентября составлял 2,51 трлн руб. (если пересчитать все на рубли), но почти на 90% он номинирован в валюте. На прошлой неделе компанию даже обвинили в обрушении рубля: якобы «Роснефть» вышла на рынок, дабы собрать валюту для выплат по долгам. Игорь Сечин это опроверг, но участники рынка ему, похоже, не очень поверили.

Практически все крупные события 2014 г. в нефтегазовой отрасли не обошлись без участия главы «Роснефти», будь то нефтегазовые контракты с Китаем или Индией, налоговый маневр, разработка законопроектов, включая закон об офшорах (применительно к последнему Сечин пытался исключить распространение действия документа на «дочки» и «внучки» госкомпании).

Замахнулась «Роснефть» и на «Газпром», серьезно нарушив в 2014 г. позиции руководителя газовой монополии Алексея Миллера. Мало того что «Роснефть» лишила «Газпром» монополии на экспорт сжиженного газа, так сейчас она еще и лоббирует доступ всех компаний к газовой трубе. И похоже, у Игоря Сечина это получается.

Вспоминается старый анекдот, когда ведущий собрания акционеров объявляет следующего выступающего: президент ОАО «Роснефтегаз-
энергопромметаллолесинвестхолдинг». Похоже, что консолидация околокремлевскими бизнесменами активов продолжится. Останется ли место для крупного частного бизнеса и нужен ли он вообще власти – большой вопрос.

 

По информации:  ko.ru

Рейтинг@Mail.ru