Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Воскресенье, 25 06 2017
Home / Экономика / Дружба с Китаем природе не навредит

Дружба с Китаем природе не навредит

Как строительство новых ГЭС повлияет на экологию Дальнего Востока.

TASS_4903794-pic4_zoom-1000x1000-25257После наводнения 2013 года Президент России Владимир Путин поручил правительству разработать программу противопаводковых мер на Дальнем востоке, в том числе подготовить предложения по строительству новых ГЭС в бассейне Амура. В ноябре прошлого года государственная «РусГидро» и китайская Three Gorges договорились о совместной реализации этих проектов. Проектирование станций начнется в этом году, но уже сейчас они привлекают повышенное внимание экологов. Поэтому одной из основных задач перед заказчиками и проектировщиков станет поиск наиболее щадящих вариантов природопользования. Насколько ГЭС вредят природе и как можно смягчить это воздействие, разбиралась «Газета.Ru».

ГЭС против наводнений

В рамках развития сотрудничества с Китаем российский энергетический холдинг «РусГидро» и китайская госкорпорация Three Gorges («Три ущелья») подписали соглашение о создании совместного предприятия, которое займется строительством противопаводковых гидроэлектростанций на Амуре совокупной установленной мощностью до 2000 МВт. Соглашение строительство четырех ГЭС: Нижне-Зейской (400 МВт), Селемжинской (300 МВт), Гилюйской (462 МВт) и Нижне-Ниманской (600 МВт). Эти станции должны в будущем обеспечить поставки электроэнергии на внутренний рынок и в Китай, а также обеспечить защиту от наводнений, которых, по мнению экспертов, станет больше из-за общемировой тенденции к неравномерному выпадению осадков.

Наводнение 2013 года в бассейне Амура было самым сильным за всю историю гидрологических наблюдений и затронуло все реки бассейна, в том числе и располагающиеся на китайской территории. Во многом негативный эффект от наводнения был смягчен двумя гидростанциями «РусГидро» — Зейской и Бурейской ГЭС. Тем не менее, недостаточная зарегулированность Амура и его притоков не исключает возможности повторения сильных наводнений в будущем.
По словам заведующего лабораторией гидрологии и гидрологических наук Института водных и экологических проблем Дальневосточного отделения РАН Сергея Сиротского, в первую очередь дополнительно надо зарегулировать бассейн реки Зея, дающий около 30% общего стока Амура. ГЭС с регулирующими речной сток водохранилищами позволят сгладить неравномерность сбросов, а также исключат подтопление населенных пунктов.

«Наводнение 2013 года, когда уровень затопления достигал 9 метров, это, конечно, исключение. Однако частота меньших, но все равно сильных наводнений (4-6 метров), согласно прогнозам, будет увеличиваться», — отмечал глава климатической программы российского отделения Всемирного фонда дикой природы (WWF) Алексей Кокорин.

«Мы понимаем, что избежать наводнений невозможно, но их можно минимизировать за счет инженерной защиты и строительства крупных водохранилищ. Все проекты гидростанций разработаны», — говорил ранее газете «Амурская правда» руководитель дальневосточного департамента Росгидромета Александр Гаврилов.

Поскольку основной причиной строительства новых станций является именно защита от наводнений, спорить с их целесообразностью сложно. Однако у проекта есть и противники — это, в основном, организации, занимающиеся охраной природы. По мнению экологов, из-за строительства ГЭС будет затоплена большая площадь лесов, что приведёт к ухудшению качества воды, а это, в свою очередь, негативно повлияет на живущую в реках рыбу. Кроме этого, повышение уровня воды приведёт к затоплению территории, на которой растут редкие растения и живут редкие животные, даже будут затронуты заповедники. При самом неблагоприятном сценарии это приведёт к уничтожению существующей экосистемы и может даже вызвать изменение климата, которое повлияет не только на Дальний Восток, но и на отдалённые территории.

«Создание водохранилищ действительно приведет к изменению режима рек и стоков, затоплению лесных массивов», — рассказал «Газете.Ru» Михаил Юлкин, глава Центра экологических инвестиций, руководитель группы по вопросам изменения климата Комитета РСПП. Однако в ситуации с дальневосточными ГЭС вопросы экологии отступают на второй план. «На мой взгляд, здесь в первую очередь нужно думать даже не о растениях и животных, а о людях. Если кто-то занимается [на этих реках] рыбным промыслом или лесозаготовками, они от этого пострадают», — отмечает Юлкин.

Что будет с экологией

В любом случае, ГЭС в период строительства, как и любой другой промышленный объект, негативно влияет на окружающую среду. Однако по сравнению с другими энергетическими объектами ситуация всё же выглядит значительно лучше: так, в отличие от газовых и угольных электростанций, ГЭС не производят выбросов углекислого газа в атмосферу и не создают опасных отходов — как в случае с АЭС (на которых очень остро стоит проблема утилизации отработанного ядерного топлива).

Кроме того, строительство новых станций — это создание точек экономического роста, что особенно важно для Дальнего Востока, который пока остаётся одним из наиболее проблемных регионов России. «Ущерб [для экологии] неизбежен, но на другой чаше весов — вопрос энергетического обеспечения Дальнего Востока, который сейчас стоит очень остро. И нужно взвешивать, сравнивать все «за» и «против», ущерб и выгоду, рассматривать возможные альтернативы», — обращает внимание Михаил Юлкин. ГЭС позволят не только построить новые дороги, жилье, больницы, школы и детские сады, но и создать новые рабочие места в регионе — не только на самих ГЭС, но и на сопутствующих предприятиях, например, производстве бетона и стройматериалов.

Если же рассматривать экологический аспект отдельно, то и здесь можно увидеть, что картина не настолько мрачна, как видится некоторым наиболее радикально настроенным организациям.
Так, площади водохранилищ (существующих и планируемых) просто несопоставимы с площадями лесов Амурской области (более 30 миллионов гектаров) и поэтому к заметному снижению запасов леса не приведут.

Кроме того, разумеется, вырубать будут не бездумно: при строительстве водохранилищ запланирована лесосводка и лесоочистка. Это во многом позволит избежать ухудшения качества воды. Некоторые изменения, возможно, произойдут сразу после заполнения водохранилища, когда в воду поступают органические вещества из затопленных почв, но за несколько лет эта ситуация выравнивается. Постоянные наблюдения за качеством воды Зейского водохранилища ведет аккредитованная гидрохимическая лаборатория. Вода с годами стала гораздо чище и соответствует всем нормативам качества: регулярные исследования показывают отсутствие специфического запаха сероводорода, снижение до нормы концентрации аммония, нитратов, значительное уменьшение концентрации фенолсодержащих веществ, образующихся в результате разложения затопленной древесины.

Станции на радость карасям

В целом поступление этих органических веществ вызывает резкий рост численности рыбы в водохранилищах. Не стоит забывать и о том, что ГЭС планируется построить не на самом Амуре, а на его притоках, рыбохозяйственное значение которых значительно ниже. Ценных проходных рыб на этих участках нет, а два водохранилища из четырех будут располагаться выше уже существующих ГЭС. Как показывает пример уже существующих Зейской и Бурейской ГЭС, рыбы в водохранилищах будет намного больше, чем на затапливаемом участке реки. Также при строительстве предусмотрены компенсационные мероприятия — искусственное разведение ценных пород рыб и выпуск в реки мальков, которые проводятся и сегодня.

«После затопления водохранилища наблюдалось снижение численности тех видов рыбы, которые обитают только в горных реках, — рассказывает начальник Зейского отдела ФГБУ «Амуррыбвод» Михаил Кошечкин. — Вместе с тем в течение пяти-десяти лет с момента создания Зейского водохранилища увеличилось количество карася и щуки из-за обилия нерестилищ и кормовой базы». Сейчас общий допустимый улов в водохранилище составляет 120 тонн — это половина всего промыслового запаса Амурской области. Запасы рыбы в реке до строительства ГЭС были в 10-12 раз меньше, поэтому сейчас водохранилище — это излюбленное место не только местных рыбаков, но и поклонников рыбалки из соседних регионов.

Что чувствует флора и фауна

Пока полного проработанного проекта строительства новых станций нет, говорить о том, какие именно территории будут затоплены (и, соответственно, какие территории пострадают), некорректно. Проектировщики будут стремиться разместить водохранилища так, чтобы не затронуть ареалы обитания редких животных, а если это будет невозможно — предусмотрят компенсационные мероприятия — пересадку растений в другие места (также для снижения рисков утраты дополнительные экземпляры будут сохранены в Ботаническом саду Амурской области) и создание особо охраняемых природных территорий (ООПТ). Похожий опыт уже есть: в 1963 году Зейский заповедник был создан как компенсационное мероприятие при строительстве ГЭС.

Систематические обследования флоры и фауны заповедника после ввода в строй Зейского гидроузла и стабилизации границ искусственного моря подтверждают адаптацию и восстановление некоторых видов животных и растительного мира, — комментирует директор заповедника Сергей Игнатенко. Так, после создания водохранилища косуля вновь начала занимать традиционные места обитания, стали отмечаться новые миграционные пути лося в долинах крупных рек. Появление нового водоема практически не сказалось на численности изюбря, только повлекло его некоторое территориальное перераспределение. В последнее десятилетие численность кабарги стабилизировалась на достаточно высоком уровне. Возобновились заходы кабанов и их зимовка на территории заповедника. Ученые также отмечают стабильную численность соболя в горной части заповедника и постепенный рост показателей численности рыси, происходивший на фоне быстрого увеличения поголовья кабарги.
.

Заповедник как компенсация

Зейский заповедник скоро станет не единственным на Дальнем Востоке примером эффективной компенсации воздействия ГЭС на природу. В этом году на территории Бурейского и Архаринского районов Амурской области в зоне влияния водохранилищ Бурейского гидроэнергетического комплекса, включающего действующую Бурейскую ГЭС и строящуюся Нижне-Бурейскую ГЭС, будет создан новый природный парк «Бурейский». Он будет образован на территориях существующих заказников «Желундинский» и «Урочище Иркун», а также на дополнительных участках в верхнем и нижнем бьефах Нижне-Бурейского водохранилища. Общая площадь парка намного превысит зону затопления и составит 132 тыс. га.

На территории нового природного парка будут созданы благоприятные условия для животных и растений. Эта работа будет вестись по международным стандартам под наблюдением экспертов Программы развития ООН (ПРООН). В частности, в первой половине 2015 года планируетсястроительство подкормочных комплексов для животных, чтобы отвести их из зоны водохранилища на безопасную территорию природного парка. Подкормочные комплексы планируется оснастить камерами видеонаблюдения для фиксации фактической эффективности этих мероприятий. Это позволит еще до создания собственно водохранилищ адаптировать животных к новым условиям среды обитания и заманить на территорию ООПТ. Похожие природоориентированные технологии и стандарты сохранения биоразнообразия гидроэнергетики планируют использовать при строительстве четырех новых противопаводковых ГЭС.

Безусловно, существующие экосистемы сменятся. Но водохранилища при новых ГЭС будут иметь умеренные размеры, несопоставимые с уже существующим Зейским водохранилищем, которое, как показывают результаты мониторинга, вполне вписалось в существующую экосистему. Если животный мир постепенно приспособился к его появлению, то должен справиться и с менее крупными. Результаты мониторинга показали, что влияние водохранилища на микроклимат незначительно и локально — оно ограничивается несколькими километрами откромки воды, при этом зимы стали менее холодными, а лето — менее жарким. Проектируемые противопаводковые водохранилища будут иметь значительно меньший размер и этот эффект у них будет выражен еще слабее.

По информации:  www.gazeta.ru

Рейтинг@Mail.ru