Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Суббота, 10 12 2016
Home / Политика / Десять дней, которые потрясли миф

Десять дней, которые потрясли миф

Пока президента не было в публичном пространстве, Россия находилась в зоне турбулентности.

AP803324092068-pic4_zoom-1000x1000-8716-730x486-730x420

Шепот стал самой надежной линией коммуникаций, а ужас если не парализовал страну, то явно сделал ее недееспособной. Сплоченные ряды антимайданистов нервно ждали новостей, мысленно прокладывая маршруты возможного бегства. Словом, исчезновение Путина наглядно продемонстрировало, что вертикаль власти — самый ненадежный вариант политической системы государства.

Если бы однажды не взошло солнце, то такому факту удивились бы чуть меньше, чем отсутствию Путина. Это ж надо, с 5 марта он ни разу не мелькнул в телеящике! А над Кремлем испуганно стали виться вертолеты, жутко напоминающие ворон…

Версий внезапного исчезновения ВВП было озвучено множество, и все они были экзотичны: инсульт, прием родов, Форос-2 (государственный переворот силовиков) и даже саркома.

Зловещий фон «непоявления» вождя невольно создала мартовская традиция государства Российского: 5 марта умер Сталин, в этом же «злом» месяце (1-го числа) был убит император Александр II, а 18-го «освободил» трон Иван Грозный.

Общественность неумело успокаивали. Государственные СМИ регулярно сообщали о встречах президента с различными государственными деятелями, но видеосвидетельств тому не было. Наконец, выступил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков и, обдавая страну несвежей волной оптимизма, произнес: «У него встречи идут постоянно, но не все встречи публичные. Повестка дня сейчас очень напряженная — связана и с кризисными явлениями, и так далее. Сейчас идет постоянная коммуникация и с правительством, и с госкомпаниями, и с банковской средой. Естественно, на это уходит очень много времени. Поэтому это все, знаете… это все такие, отвлеченные рассуждения».

А на уточняющий вопрос корреспондента: мол, крепкое ли рукопожатие у президента? — пресс-секретарь, как на духу, признался: «Ломает руки».

Но поскольку руки у самого Пескова были целы, мы поняли — что-то тут не так. Да и веры чекистам (см. биографию Пескова) уже никакой после потока лжи о воюющих на Украине отпускниках.

Стали говорить о том, что уже смещен со своего поста Медведев, что власть в руки взял Шойгу (пока — министр обороны). Кадровая революция при обсуждении великого исчезновения, пожалуй, была самой популярной, поскольку мелькание одних и тех же лиц всем опостылело.

Появилось множество анекдотов на больничную тему. Конечно, юмор был без особого изыска, типа: «Путину не выгодно впадать в кому, поскольку на президентских выборах 2018 года он наберет всего 86 процентов голосов».

И, конечно, вспомнился Маркес с романом о полковнике, который инсценировал свою кончину, чтобы посмотреть на реакцию своего окружения…

Надо сказать, что реакция на событие была куда важнее его самого. Дело даже не в том, что всегда не этична радость по поводу смерти кого-либо. Просто непонятно — а чему радоваться? Освобождению?

Но Путин ведь в нас, и от него не избавишься одним некрологом на полосах газет. Сколько раз мы хоронили тиранов, не меняя механизма его воспроизводства на троне, и «добивались» лишь мимолетной оттепели или, в лучшем случае, реабилитации…

Насколько противной была радость по поводу убийства Немцова, настолько отвратительны стали и крики «ура» от предчувствия кончины президента, узурпировавшего власть. Ведь очевидно, что вместо ушедшего придет новый, и ничего не изменится. Поскольку власть развращает вождя, а абсолютная власть делает его невменяемым.

Так, может, мы конфискуем излишние полномочия, или будем выбирать себе президента, а не соглашаться с выбором неизвестно кого? Только перестав быть населением и став народом, мы сможем решать свою судьбу, а не похихикивать от первого же недомогания царя.

И любопытно — куда делись те 86 процентов избирателей, которые одобряют внешнюю и внутреннюю политику Путина? Почему они не толпились у стен Кремля? Ждали оплаты за активность и автобусы к подъезду?

Печальный итог «исчезновения Путина» заключается в том, что у него нет сторонников. Впрочем, как и противников. Он остался один со своими сослуживцами. Генерал-полковниками и просто полковниками.

Акрам МУРТАЗАЕВ

NB!

Мнение колумнистов «НВ» может не совпадать с точкой зрения редакции.

Рейтинг@Mail.ru