Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Четверг, 19 01 2017
Home / В Мире / Год хаоса и независимости

Год хаоса и независимости

Как прошел год самопровозглашенной ДНР

7(135)

7 апреля 2014 года пророссийские активисты захватили здание Донецкой облсовета, где зачитали декларацию о суверенитете Донецкой народной республики. «Газета.Ru» вспоминает основные этапы ее формирования.

Этап стихийного восстания. Март-май 2014 года

История самопровозглашенных республик начинается c победы революции в Киеве в конце февраля 2014 года. 1 марта в Донецке прошел многотысячный митинг в поддержку бойцов «Беркута» и против новых киевских властей. На нем лидер организации «Народное ополчение Донбасса» Павел Губарев предложил провести референдум о вхождении Донецкой области в состав России, а группа демонстрантов попыталась захватить здание областной администрации. Затем последовала цепная реакция: недовольные новыми властями вооруженные люди захватывали на востоке Украины оружейные склады, здания администрации, прокуратуры и СБУ.

«Майданные» события в Киеве взбудоражили прежде всего население шахтерских поселков края, — говорит «Газете.Ru» политолог из Донецка Роман Манекин. — Шахтерские поселки во все времена выплескивали на поверхность социальной жизни группы отчаянных молодых ребят, которые в детстве катались на «великах» с терриконов, в подростковом возрасте самоутверждались в драках район на район и на танцах в городских парках, а весной 2014 года, в ситуации общего коллапса государственной власти на Украине, заполонили центральные площади донбасских городов под лозунгами «Слава «Беркуту» и «антимайдану»!».

7 апреля 2014 года была провозглашена Донецкая народная республика.

Стремительно, в течение апреля, контроль сепаратистов распространяется на всю область, местные отделения милиции и СБУ сдаются силам сепаратистов, многие из силовиков переходят на сторону повстанцев. То же самое происходит в Луганске.

Из России и других стран в это время активно приезжают активисты всех мастей — имперцы, казаки, национал-социалисты, монархисты, нацболы и ультралевые — с самыми разными надеждами на будущее региона: одни хотели большей автономии для Донбасса, другие — чуть ли не возрождения СССР.

«Фактически армия Новороссии в апрельские дни была вооружена только несколькими автоматами, у большинства были палки и кулаки», — вспоминает бывший чиновник ДНР. И «сторонники федерализации», как их тогда именовали российские телеканалы, начали наспех сколачивать боевые отряды.

Если референдум в Крыму проходил под чутким руководством кремлевской администрации и местные элиты в итоге переметнулись на сторону России, то восстание в Донбассе в тот момент во многом имело стихийный характер.

Элиты юго-востока Украины пытались использовать пророссийские выступления для шантажа Киева, торга по коалиционному правительству, но вскоре ситуация вышла из-под контроля, говорит политолог Алексей Макаркин: «Местные элиты оказались слишком украинскими во всех отношениях, они не решились однозначно поднять знамя борьбы и в результате провалились».

«У людей появился единственный в жизни шанс показать себя героями, революционерами, борцами за нравственность, основателями империи. Сейчас многие прошли через аресты и подвалы республик, но тогда у них горели глаза. Они уже создавали верховный совет, делили портфели», — объясняет воодушевление сепаратистов политолог.

В тот момент Москва продвигала идеи федерализации Украины, а ЛНР и ДНР считались застрельщиками этого процесса. По словам эксперта, Россия не могла полноценно опереться на украинских олигархов в борьбе за влияние на регион. Очень быстро стало ясно, что восточноукраинские элиты готовы договариваться с Киевом и не возглавят вооруженный протест.

После апрельского захвата харьковской администрации лояльные Киеву силы быстро выбили оттуда повстанцев без сопротивления местных элит. Стало ясно, что потенциал территориального расширения Новороссии ограничен.

Донбасс превратился в эффективный инструмент Москвы: конфликт в регионе отвлекал Киев и мировое сообщество от присоединения Крыма и был серьезным аргументом в переговорах по западным санкциям, говорили источники «Газеты.Ru».

Люди, связанные с околокремлевским олигархом Константином Малофеевым, стали активно работать в республиках. Вместо десанта «зеленых человечков» в середине апреля в Славянске появляется бывший офицер ФСБ Игорь Стрелков-Гиркин с хорошо организованной вооруженной группой. По воспоминаниям очевидцев, местные жители и украинские политики в момент захвата Стрелковым Славянска были в полной уверенности, что в Донбассе разворачивается крымский сценарий.

upload-RIAN_02495390.HR.ru-pic4-452x302-34411

Славянск стал эпицентром. Номинально Стрелков подчиняется властям ДНР, но фактически автономен. Объявленная Киевом антитеррористическая операция постепенно превращается в общевойсковую — с артиллерией, бронетехникой и авиацией. Но подавить сепаратистские очаги не получается.

«Славянск и Краматорск украинцы бомбили, поскольку это были единственные города, полностью зачищенные летом от украинской власти. Стрелков выбил оттуда всех киевских чиновников. В то же время в Луганске и Донецке масштабных боевых действий тогда не было — Украина торговалась с властями ДНР и ЛНР, надеясь их пересидеть», — рассказывает источник в республиках.

Референдум в самопровозглашенных республиках был назначен на май. В официальных заявлениях Москва его не поддержала, президент России Владимир Путин обратился к «сторонникам федерализации» в Луганске и Донецке с просьбой подождать. Но 11 мая референдум состоялся. ДНР и ЛНР объявили о своей независимости.

«Слова Путина о переносе референдума были элементом дипломатической игры, — считает источник в республиках. — Москва дала на референдум деньги. В апреле в Москву приезжал Денис Пушилин, его приняли в администрации президента. После этого дали добро на референдум».

Элиты в Кремле в то время разделились на «ястребов» и «голубей». К первым относилась команда помощника президента Сергея Глазьева, ко вторым — другого помощника Владислава Суркова. «Политическая капитуляция сторонников жесткой линии состоялась в начале мая, когда был принят план ОБСЕ по мирному урегулированию: там не было никакой Новороссии и никакого крымского варианта», — вспоминает собеседник «Газеты.Ru». В аппаратной борьбе победила линия Суркова, направленная на реинтеграцию республик с Украиной.

Период «семибатальонщины». Май-август 2014 года

16 мая на посту главы ДНР бывшего активиста МММ Дениса Пушилина сменяет близкий к бизнесмену Малофееву политтехнолог Александр Бородай. В это время в ЛНР и ДНР пытаются подчинить стихийное разношерстное ополчение центру.

«Бородая поначалу верховный совет отказался принять. Тогда в зале появились вооруженные люди, а Бородай назвал себя лучшим другом Стрелкова, пользовавшегося огромным авторитетом в Донбассе», — говорит источник в республике.

«Наступил период «семибатальонщины», который длился фактически весь период пребывания на посту премьера Бородая», — вспоминает Манекин.

Многие обвиняли его в излишнем самопиаре. «Бородай занимался тем, что бегал с автоматом по «зеленке» (лесополоса. — «Газета.Ru»), изображая из себя Рэмбо, периодически давал брифинги в ОГА по малозначащим вопросам, «мирил» буйных полевых командиров да преданно заглядывал в глаза Ахметову, надеясь на переговоры с ним», — говорит Манекин.

В окружении Стрелкова, который продолжает оборонять окруженный силами АТО Славянск, нарастает недовольство. Сидящих в Луганске и Донецке политиков стрелковцы обвиняют в «сливе» восстания и закулисных переговорах с донецким олигархом Ринатом Ахметовым. «Народный губернатор» Донецкой республики Павел Губарев, близкий к Стрелкову, заявил в интервью «Российской газете», что две трети пророссийских активистов были на содержании у Ахметова. Сам Ахметов, естественно, отрицал любую причастность к действиям ополченцев.

«Активисты непрерывно сажали друг друга «на подвал». Пушилин — народная молва обвинила его в воровстве многомиллионной суммы — подвергся покушению и вынужден был бежать в Москву. В Донецке царил полнейший хаос с бесконечными «отжимами» офисов и автомобилей. Украинские силы теснили ополчение по всем фронтам», — вспоминает Манекин.

«При Бородае не было политической задачи заниматься госстроительством, — говорит другой источник, — и начала схлопываться экономика». «Реально экономикой рулил Киев, в городе работал украинский мэр, ведомства были подчинены Киеву, в Донецке даже продолжала работать украинская милиция», — рассказывает бывший функционер ДНР.

upload-TASS_8266027-pic4-452x302-67361

По его словам, главная проблема была в том, что самопровозглашенное государство не стало гарантом безопасности собственности: ДНР не брала налоги, их собирали полевые командиры. Проще было закрыть бизнес и уехать, нежели рисковать под непомерными поборами разных групп: «Бизнес развалился на клочки. Продолжался исход населения, к концу августа Донецк обезлюдел, машин на улицах почти не было».

Полный «слив» республик сказался бы на рейтингах власти в Москве, к которым она относилась серьезно, говорит источник, близкий к одному из кремлевских фондов. По его словам, команда Владислава Суркова, хоть и находилась в постоянном контакте с Киевом и донецкими олигархами, а также делала ставку на реинтеграцию республик, не могла остановить войну и отдать республики Киеву.

«Можно сказать, что под полный контроль Москва взяла ДНР и ЛНР в июне, когда их лидеров вызвали в Москву в комитет общественной поддержки в Совфеде», — утверждает источник.

Так или иначе, в ночь на 5 июля славянский гарнизон во главе со Стрелковым с боем прорывается из окруженного Славянска в соседний Краматорск, откуда позднее направляется в Горловку, затем в Донецк. Стрелков снимает назначенного при киевской власти мэра Александра Лукьянченко. Но его власть сохраняется недолго. К этому времени, по сведениям источников «Газеты.Ru», Бородай начинает работать с Владиславом Сурковым. В Донецк приезжает «обличающий» Стрелкова в сдаче Славянска околокремлевский политолог Сергей Кургинян.

Стрелков вынужден уехать в Россию, впоследствии в интервью он будет говорить, что Сурков с Бородаем интригами выжили его из города. С отъездом Стрелкова ЛНР и ДНР под контролем ставленников Москвы продолжают зачистку территорий от автономных полевых командиров и политиков: так, Игорь Безлер и Валерий Болотов уезжают в Москву, Александр Беднов погибает в засаде, кто-то присягает новым властям.

Два премьера. Август 2014 — март 2015 года

В августе премьерами ДНР и ЛНР становятся местный полевой командир Александр Захарченко и бывший луганский чиновник Игорь Плотницкий. «После этих назначений можно говорить об окончательном установлении контроля Кремля над республиками. Москва пытается остановить широко освещавшееся в прессе разворовывание гуманитарной помощи и усилить свой контроль, ДНР и ЛНР курирует сотрудник управления администрации по СНГ Максим Поляков, который в то время отчитывался заместителю начальника управления Борису Рапопорту, — говорит источник «Газеты.Ru». — В то же время приходит окончательное осознание, что республики надо вернуть в состав Украины, отказываясь от госстроительства в пользу ставки на пророссийскую Украину в целом».

«Одновременно со сменой российских лидеров на местных в августе управляемость процессами выросла на порядок, — говорит собеседник «Газеты.Ru» из самопровозглашенных республик. — Предыдущие «ставленники Москвы» Болотов и Бородай могли позволить себе большую самостоятельность. В нынешней же ситуации списки народных советов по большей части написаны в администрациях, а сами новые лидеры подбирались по принципу гарантированной лояльности».

upload-AP656254791190-pic4-452x302-6501

В августе все резко меняется и на военном фронте. Республики, отступающие под напором украинских сил, внезапно перешли в контратаку. Киев связывает поражения с включением в войну российских военных, которых неформально именуют «военторгом». В августе премьер Захарченко заявляет, что Донбассу помимо российских добровольцев помогают кадровые отпускники ВС России. Российские власти участие военных отрицают.

«Москва дала «военторга» настолько, чтобы заморозить конфликт, но не выходить на административные границы областей. С другой стороны, «военторг» усилил контроль Москвы над республиками и подготовил их к минским соглашениям», — утверждает источник из ДНР.

Августовские тяжелые поражения Киева становятся прологом к сентябрьским минским соглашениям, где под опекой Москвы лидеры республик заключат мирные соглашения с украинской стороной и подпишут дорожную карту по реинтеграции Донбасса и децентрализации региона.

2 ноября в республиках прошли выборы в парламент и на премьерские посты, которые трудно назвать конкурентными: фактически они превратились в референдумы о доверии к Захарченко и Плотницкому.

«Номинально выборы организовывал ЦИК, но реально в ДНР документами и списками занималось министерство госбезопасности. У командира Горловки Безлера с ними был конфликт, поскольку его не хотели регистрировать. В итоге его выманили на территорию России и там блокировали», — рассказывает источник в республике.

В Луганске у центра также было много трений с командирами, которых не пускали на выборы. Один из ополченцев рассказал «Газете.Ru», что один из списков зарегистрировали только после того, как к штабу подъехал танк и навел дуло на здание. Однако внешняя картинка, как и в майский референдум, выглядела почти безупречно: гигантские очереди к немногочисленным избирательным участкам заполнили первые полосы мировых СМИ.

Источники связывают выборы, как и первоначальное назначение Захарченко и Плотницкого, с дальнейшим процессом легитимизации местных лидеров. Правда, в условиях военного времени во многих ведомствах царит неразбериха: из-за бегства специалистов там до сих пор не выстроены управленческие цепочки. Главы ведомств часто перетасовываются: по подсчетам «Газеты.Ru», в ДНР только за время правления Захарченко в СИЗО успели побывать семь министров. Донецкая народная республика окончательно оформилась как власть военных с декоративными демократическими институтами.

Хрупкое перемирие с сентябрьского Минска-1 продолжится до января, когда после очередного витка войны и расширения территорий республик в феврале Киев будет вынужден пойти на Минск-2.

«При штурме Дебальцево людей гнали вперед, чтобы успеть до Минска, поэтому часто наступали на неразведанные позиции, реальные потери там около 2 тыс., около десятой части активного ополчения», — говорит источник.

upload-RIAN_02574585.HR.ru-pic4-452x302-25976

Политическое будущее

Околокремлевские источники «Газеты.Ru» сходятся в том, что Москва продолжает делать ставку на минские соглашения и постепенную реинтеграцию Донбасса в состав Украины. Это подтверждают официальные московские спикеры.

«Позиция России такова, что восточная часть Украины — это часть Украины в отличие от Крыма, который оказался в составе Украины в результате исторического казуса», — заявил в эфире радиостанции «Говорит Москва» председатель комитета Госдумы по международным делам Алексей Пушков. По его словам, сегодня «никто не ставит под сомнение, что это (восток Украины. — «Газета.Ru») украинская территория, и всем абсолютно понятно, что Россия не претендует на нее».

Бывший премьер республики Бородай оптимистично видит будущее ДНР. «Донецкую республику удалось оформить из полного хаоса в государственность, это основной успех республики за год существования, — рассуждает Бородай. — Хвалить себя я не готов, но рад, что моя креатура Александр Захарченко добился успехов в военном деле и гражданском строительстве. Основные институты в Донецке функционируют, подтверждение развития республики — возвращение туда беженцев. Я в Донецк в силу ряда причин не попадаю после сложения полномочий премьера, но ко мне приезжают люди, я знаю, что в Донецке автомобильные пробки перестали быть редкостью. Конечно, предстоит сделать многое. Война, несмотря на подписанные бумаги и перемирие, не закончена. Война против Донбасса консолидирует оставшуюся часть Украины».

«Сегодня у властей ДНР и ЛНР нет массовой поддержки, но есть военный ресурс, и они держатся на военных поставках, что напоминает режим Кармаля в Афганистане, — возражает источник в ДНР. — Сколько продержится нынешняя структура ДНР и ЛНР — непонятно, поскольку при развитии минского процесса она будет уничтожена и заменена либо Киевом, либо Москвой».

По его словам, существует и другой вариант — «революция в результате военного заговора», хотя это намного менее вероятно в Донецке: там власть консолидирована вокруг Захарченко.

Близкий к Владиславу Суркову глава Центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков говорит, что будущее Донбасса зависит от нескольких факторов. «У Киева пока недостаточно аргументов для того, чтобы реинтегрировать Донецк и Луганск. Условия, предлагаемые сейчас Украиной, неприемлемы для республик. Возможно, если Киев наконец-то будет готов к совместной работе, республики и увидят себя в составе Украины. Но для этого с ними нужен диалог. Если такого диалога в ближайшее время не будет и Киев продолжит игнорировать республики как самостоятельную сторону переговорного процесса, ДНР и ЛНР ускорят собственное госстроительство без оглядки на Украину», — предупреждает политолог.

Как развивалась армия республик

Координатор негуманитарной помощи ДНР ополченец Александр Жучковский рассказал «Газете.Ru» о нескольких этапах эволюции ВС республик. Если в апреле прошлого года ополчение представляло собой разрозненные вооруженные отряды, то через год оно превратилось в армию в классическом понимании этого слова.

Весной-летом прошлого года вооруженные силы Новороссии (ВСН) выглядели и действовали как партизаны. Бойцы не укомплектовывали штат конкретных подразделений, а группировались вокруг конкретных полевых командиров.

«Здесь хорошо видна разница между тем, что происходило той весной в Крыму и на Донбассе. Да, в Крыму тоже были народные герои — Чалый, Поклонская, Аксенов. Но это были гражданские лидеры протеста, а не военные. Главным героем был камуфлированный «вежливый человек» в маске. То есть Крым отстояла не «героическая герилья», как у нас, а обезличенная военная государственная машина РФ. На Донбассе же происходила типичная «революция снизу»: судьбу региона решали не политики и штабы, а повстанцы-партизаны во главе с харизматичными полевыми командирами — Болотовым, Мозговым, Стрелковым и другими», — вспоминает Жучковский.

По его словам, на сегодня ВСН уже давно не «герилья», а управляемые штабами армейские бригады. Добровольцы не столько группируются вокруг популярных командиров, сколько пополняют штат недоукомплектованных подразделений. Бои ведутся не партизанскими отрядами, а крупными войсковыми соединениями с десятками единиц танков и артиллерии.

upload-TASS_9935955-pic4-452x302-35141

«Российская помощь переломила ход войны в конце лета прошлого года, позволила ополчению прекратить отступление, перемолоть немалые силы противника в котлах, усилиться трофейным тяжелым вооружением. Вместе с вмешательством «военторга» существенно повысились требования к дисциплине в рядах ополчения, ВСН медленно, но верно стали переходить на «армейские рельсы», — утверждает Жучковский.

Изменение характера войны, увеличение ее масштаба потребовали создания четкой военной иерархии, более сложной системы подчинения и выполнения приказов. В зимнюю кампанию армия уже вступила почти полностью переформатированной. Но по итогам были сделаны определенные оргвыводы, поскольку Дебальцевская операция выявила множество недостатков и просчетов. Происходит где-то частичная, где-то полная смена командования штабов и подразделений, тотальная «перетряска» рядов ополчения. Неконтролируемые или «неблагонадежные» отряды («дикие ополченцы», «вольные казаки») командование планирует окончательно зачистить к весенне-летней кампании, которая будет проводиться с принципиально новыми задачами, считает Жучковский.

По его словам, хотя ВСН за год были выстроены как «классическая армия», это не говорит о полноценности этой армии. Во-первых, она по-прежнему формируется на добровольных началах, во-вторых, испытывает перманентный кризис снабжения.

«Поскольку я занимаюсь координацией российских добровольцев, один из самых распространенных вопросов касается выплат жалованья и материального обеспечения. Если где-то, особенно это касается «элитных» подразделений (приближенных к руководству республик), вопрос с выплатами и снабжением решается, то в большинстве подразделений до этого еще очень далеко. Это, естественно, напрямую влияет и на вопросы дисциплины, и на боеспособность ВСН», — заключает ополченец.

Экономика

На сегодня республики контролируют треть территорий Донецкой и Луганской областей. Всемирный банк в октябре заявил, что вклад Донецкой и Луганской областей в ВВП Украины составлял 16%. Предприятия одной только Донецкой области вывозили продукцию в 138 стран мира.

Экономика в республиках находится в упадке. Наблюдаются послевоенная разруха, разрыв промышленных цепочек, дефицит кадров, бегство бизнеса, неспособность выстроить суверенную финансово-банковскую систему. Другим препятствием на пути к выживанию стала двойная блокада: путь на Украину прикрывают блокпосты и официальный запрет на экономические взаимоотношения, со стороны России ужесточен режим досмотров грузов, ранее подтвердили «Газете.Ru» несколько ополченцев и поставщиков гуманитарной помощи.

Дефицит бюджета, проблемы с выплатой пенсий и зарплат, неопределенный международный статус — все это заставляет республики искать «серые» схемы финансирования с поставками угля и металлургической промышленности.

В недавнем интервью изданию «Спутник и погром» экс-премьер ДНР Бородай говорил, что между Ахметовым и самопровозглашенной ДНР существует договоренность: пока идет война, все предприятия Ахметова на захваченной части Донбасса работают в обмен на то, чтобы бизнесмен вывозил свою продукцию через территорию Украины, продавал в Европе, а затем отправлял гуманитарную помощь. Более того, именно из-за этого ополчение не брало Мариуполь — якобы олигарху нужен порт под контролем Украины для экспорта своих товаров в Европу.

upload-RIAN_02579075.HR.ru-pic4-452x302-50290

Официально представители Ахметова заявление Бородая опровергли. Однако политолог Макаркин считает подобный сценарий вероятным: «Ахметов остается игроком, разрабатываются «серые» схемы, которые не нравятся наиболее боевым деятелям республики, но это просто реалии, связанные с тем, что без работы ахметовских предприятий республики не смогут жить».

Кроме того, источник «Газеты.Ru» говорит о траншах из Москвы: якобы в марте-апреле этого года на соцвыплаты было переведено 600 млн рублей, однако эти деньги едва ли способны покрыть все расходы республик. «При этом объем гумпомощи Рината Ахметова существенно превосходит уровень российской помощи, которая до последнего времени часто оказывалась на полках магазинов, в то время как ахметовская гуманитарка полностью доходила до населения», — утверждает источник.

«У ДНР в течение года нет утвержденного бюджета. Таким образом, государство (читай — чиновники и военные) живет за счет гуманитарки, — объясняет Манекин. — Объемы гуманитарных конвоев известны, остальные цифры неофициальные. Что до выплат зарплат, то их также нет. Выплачивали соцпособия для работающих в размере 1000 гривен. Пенсии планируют выплачивать начиная с апреля. В реальности выплачивают одну сумму для всех (без учета льготных категорий) в рублях, и сумма эта совсем небольшая (несколько тысяч рублей), но люди благодарны и за это! С момента объявления Порошенко блокады Донбасса выплат не было вообще никаких».

Летом в республиках многие настаивали на создании центробанка, однако из-за отсутствия четких планов со стороны Москвы идею так и не реализовали. Банки в виде расчетных центров начали создавать только после указа президента Украины Порошенко о выводе финансовых учреждений из региона.

«После указа Порошенко население просто столкнули в голодную яму! При этом постоянно требовали уплаты коммунальных платежей на счета украинских банков, — говорит Манекин. — В общем, мы пережили ужас, к этому прибавились обстрелы, действия диверсантов. Полагаю, что полное осознание пережитого еще впереди».

Владимир Дергачев

Фото: gorlovka-pravda.dn.ua

По информации: Газета.ru

Рейтинг@Mail.ru