Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Понедельник, 27 03 2017
Home / Общество / Почему российская пропаганда лучше советской?

Почему российская пропаганда лучше советской?

Современная российская пропаганда намного эффективнее позднесоветской. Заметны некоторые перегибы, но это  естественный для критической ситуации повышенный накал страстей.

922aTHbCГлавной проблемой советской пропаганды было то, что она как бы оторвалась от реальности. Потеряла связь с обыденной жизнью простого человека. Получилось, что личная жизнь человека с его маленькими проблемами – одно, а общественно-политические высоты – совсем другое. И две эти жизни никак не пересекаются, хотя и почти не противоречат друг другу.

В последнее время некоторые товарищи (и не-товарищи) всё чаще указывают на сходство российской государственной пропаганды с позднесоветской. Дескать, такая же неэффективная и маразматическая. Позволю себе не согласиться. Современная российская пропаганда намного эффективнее позднесоветской. Да, после «крымнаша» заметны некоторые перегибы, но это не отупление, а просто естественный для критической ситуации повышенный накал страстей. Глупым это кажется только скептически настроенным профессиональным изготовителям лапши на уши. Простым людям нравится.

Сейчас повсеместно можно услышать пропагандистские штампы, которые люди произносят как своё собственное мнение. А разве не доказательство действенности пропаганды то, что сотни тысяч людей постят в соцсетях? Никакие наёмные писаки не смогут столько написать, даже если у каждого по 50 аккаунтов, и работают они 12 часов в день. Нет у государства столько денег на это. Кстати, то же самое относится и к украинской пропаганде. Она тоже чрезвычайно эффективна. Кто-то рассказывал про пару пожилых украинцев, которые часто ездят в гости к своим детям в Россию, и за проведённую там неделю становятся страстными путинистами. Потом едут домой, и за неделю вновь обращаются в ярых бандеровцев. Я почему-то верю в возможность этого.

А вот в позднем СССР пропаганда действительно буксовала. Местами даже раздражала, хотя люди и не имели никаких принципиальных разногласий с пропагандистскими установками. От пропаганды несло казёнщиной, она была ужасно скучной. Почему так было? Можно списать это на происки сил, готовивших развал СССР. Но это будет слишком просто. В любом случае, «происки» всегда строятся на каких-то реально существующих проблемах.

Главной проблемой советской пропаганды было то, что она как бы оторвалась от реальности. Потеряла связь с обыденной жизнью простого человека. Получилось, что личная жизнь человека с его маленькими проблемами – одно, а общественно-политические высоты – совсем другое. И две эти жизни никак не пересекаются, хотя и почти не противоречат друг другу.

К примеру, сидит человек на надоевшей политинформации и думает о своих проблемах: семейных, материальных. И тут его поднимают и спрашивают: «Что Вас сейчас больше всего волнует?» Он отвечает: «Чтобы мир был во всём мире!» Соврал? Нет! Но ведь думал о другом? Всё равно противоречия нет. Его реальные мысли из одной реальности, а ответ на вопрос – из другой.

Или, человек думает где бы найти дефицитной ткани на костюм. И вдруг видит по телевизору (или в киножурнале), что какой-то комбинат просто завалил всю страну именно такой тканью. Человек будет рассержен? Позже, когда во время «перестройки» всех научили, что «нам врали» — да. А до того, люди думали, что просто как-то получилось, что именно эта ткань не попала в их местность. Надо искать.

Как же образовался разрыв между двумя реальностями? Он образовался с улучшением жизни людей. Сергей Кара-Мурза в одной из своих книг поделился таким наблюдением. Как-то на Кубе советских специалистов очень обильно угощали. И он заметил, что люди старшего поколения доели всё, а более молодые – оставили. Старое поколение помнило голодные времена, и не представляло себе как можно не доесть. А молодые уже не знали недостатка в еде. Мы не мёрзли в неотапливаемых коммуналках, не работали по 12 часов у станка. В нашем детстве леденец уже не вызывал бурю восторга.

Советская пропаганда не заметила этого перелома. Она продолжала работать так, как раньше. В ней тон задавали «старики». А «молодые», постепенно замещая старших, не смели даже поставить вопрос о несоответствии пропаганды новым реалиям. Недемократическая система этого не позволяла. Не то, чтобы боялись репрессий, не было уже их. Но все знали, что если хочешь сделать карьеру в парт- или госаппарате, — делай всё как там заведено, и не задавай лишних вопросов.

Пропаганда в первые десятилетия советской власти работала прекрасно. Революция и гражданская война, а позже и Великая Отечественная, были факторами, популярно объясняющими связь политики и личной жизни конкретного человека. Потом эта связь начала теряться. Свою роль сыграла и десакрализация власти, проведённая хрущёвскими «разоблачениями».

Пропаганда оторвалась от реальности, а обратной связи, чтобы это заметить этот факт, почти не было. Нельзя было прямо сказать о несогласии с чем-то, идущим сверху. Некоторая обратная связь всё-таки была. Сами того не понимая, молодые люди посылали непрямые сигналы обществу. Стиляги, хиппи и другие «неформалы». Но эти сигналы наверху были восприняты как враждебный вызов. Стихийно протестующих объявили антисоветчиками, некоторые из них с охотой согласились на эту роль, и действительно стали таковыми.

Также плохую службу советской пропаганде сослужили попытки не дать людям увидеть заграничную жизнь. Поездки за границу были максимально затруднены. «Радиоголоса» глушили. Но ведь некоторые всё равно бывали за границей, и привозили оттуда вещи и впечатления, идущие вразрез с установками советской пропаганды.

«Перестройка» вернула нам связь между политикой и жизнью маленького человека. В новой реальности пропаганду делают сегодняшние люди для сегодняшних людей и в сегодняшних условиях. Так как «новая» Россия демократического выбора ещё чрезвычайно молода (Медведев (с)), никакого разрыва между поколениями нет. Обратная связь есть – можно устраивать демонстрации, орать что хочешь, особенно – в интернете. Его раньше не было.

Границы открыты. Соотечественники избавились от иллюзий относительно Запада и капитализма. Как от навязанных советской пропагандой «чёрных» мифов, так и от многих «райских» трактовок капиталистической реальности. На Родине мы хлебнули всех прелестей дикого капитализма. Относительно Запада у многих ещё остаются иллюзии, но всё больше людей, часто бывающих на Западе, говорят о патриотизме. Заметили некоторые моменты нашей несовместимости, стало быть.

В СССР пропаганда была подчинена жёстким идеологическим установкам. Коммунистическая идеология с 1950-х не развивалась и закостенела в жутком догматизме. Но даже и без догматизма идеологизированная пропаганда должна иметь какой-то идеологический «скелет». А в РФ – идеологии нет! Как в том пластилиновом мультфильме, — «гибкость во всём теле просто изумительная!» Можно менять пропагандистские установки хоть по семь раз на дню. И смотреть какие лучше прокатывают. Первые 8 лет мы хотели слиться в экстазе с Западом. Потом поняли, что не получится, и ещё 8 лет строили «суверенную демократию». Типа, как на Западе, только свою. И с этим не получилось. Ещё 8 лет искали собственный путь и собственную гордость с «духовными скрепами». Теперь – типа второе издание «холодной войны».

Хотелось бы ещё сказать о патриотизме, на котором строится российская пропаганда. «Пятая колонна» любит повторять выражение Сюмюэля Джонсона «Патриотизм – последнее прибежище негодяев». При этом они трактуют эти слова до идиотизма примитивно, — просто ставят знак равенства между патриотом и негодяем. В действительности, автор афоризма не имел ввиду ничего такого. Данное выражение означает то, что негодяи всегда прячутся под какой-то благовидной маской. Они же не могут прямо признать себя негодяями, правда? И патриотизм – последний вариант, под которым может спрятаться негодяй. Ведь у всех есть какая-то Родина, и открыто хулить её ещё недавно везде было недопустимо. То есть, данное выражение никоим образом не очерняет патриотизм.

Но всё не так хорошо, проблема есть. Если российское государство вынуждено в своей пропаганде налегать на один патриотизм – дело обстоит не очень. Одного патриотизма, трактуемого как национализм, будет достаточно для национального государства. Но Россия – не национальное государство, и никогда им не была. Россия всегда была идеократической империей. Она объединяла народы наднациональной идеей. Сначала – идеей православной империи, затем – коммунистической. В настоящее время никакой идеи нет, и Россия потихоньку разваливается, так как непонятно зачем всем её народам жить в одном государстве. Если новая идея не будет явлена, — процесс развала придёт к логическому концу. Национальным государством Россия может стать разве что в формате «от Бирюлево до Новогиреево», поскольку нерусские народы не согласятся жить в национальном государстве русских. В общем, то, что российская пропаганда вынуждена налегать на один патриотизм – очень плохой симптом.

А вообще, с технической точки зрения, пропаганда работает отлично. Разрыва поколений нет, разрыва между личной жизнью и политикой – тоже нет. Обратная связь есть, пространство для идеологического (или безыдейного) манёвра – тоже есть. Разочарование в капитализме и некоторая ностальгия по советской жизни эксплуатируются по полной. Деньги ведущим пропагандистам платят немалые, побольше чем в СССР.  Одно плохо. Хоть пропаганда и важна, – баснями сыт не будешь. Надо бы и реальные проблемы решать.

По информации:  worldcrisis.ru

Рейтинг@Mail.ru