Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Суббота, 10 12 2016
Home / Общество / Стоп! Все от ЕГЭ!

Стоп! Все от ЕГЭ!

Принцип расширенной безопасности в инженерном образовании России.

c90d5be8a4ac330644c29260e0c4acae

Истинный курс дорожной карты отечественной науки и образования в океане противоречий хода инженерно-технической мысли навсегда привязан к маяку уникального опыта плана ГОЭЛРО, ракетно-космического и ядерного проектов.

Принцип расширенной безопасности

55 лет назад на Байконуре произошла крупнейшая в РВСН катастрофа, — итог непрофессионализма при взаимодействии специалистов и чиновников.

Ныне известны детали трагедии 24 октября 1960 года при испытаниях ракеты Р-16. Взрыв на старте унес вместе с главкомом РВСН Митрофаном Неделиным жизни 95 человек из числа боевого расчета и представителей промышленности.

Предпраздничная спешка, «сырость» системы управления и эксплуатационной документации, причудливое сочетание новой элементной базы и традиционных конструктивных решений, а также передача разработки системы управления самого сложного в ту пору изделия в молодое харьковское КБ из фирмы Н.А.Пилюгина отразили в полной мере конфликт интересов проектанта и эксплуатанта, противоречие между ограниченностью технических знаний и многомерностью содержания деятельности специалиста — оператора.

Иллюзией простоты деятельности оператора стали слова заместителя Н.А.Пилюгина Бориса Бердичевского, поведавшего автору – молодому старлею, что на пульте подготовки и пуска ракеты можно научить работать и обезьяну.

Очередное ЧП с гибелью людей привело начальника полигона Капустин Яр Василия Вознюка к идее положить в основу Боевого устава ракетных войск (БУРВ-63) Корабельный Устав, дополненный по результатам расследования гибели в 1955 году на Севастопольском рейде линкора «Новороссийск».

Ключевой командой БУРВ, спасшей жизни многих ракетчиков, была: «Стоп! Все от изделия!». По этой команде немедленно прекращались все работы, а личный состав срочно покидал старт и удалялся на безопасное расстояние.

 «Принцип расширенной безопасности» (ПРБ – авт.), в аварийной ситуации выражается командой, которая уравнивает всех – от рядового, до маршала, ее вправе подать любой номер боевого расчета. На корабле этот принцип мобилизует экипаж на выполнение маневра, например, по сигналу: «Человек за бортом!».

Воспитание на этом принципе внесло дополнительно преимущества в военно-морское образование, ведущее историю от школы математических и навигацких наук. В РВСН ключевые посты заняли специалисты – моряки, а Маршал Игорь Сергеев стал Министром обороны России. Не удивительно, что первый в мире самолет создал умелый мореход — парусник А.Ф.Можайский.

Воинствующая глухота некомпетентности

Синдром катастрофы на Байконуре проявился через 26 лет при аварии 4-го энергоблока ЧАЭС («За полчаса до катастрофы», Морской сборник, 1991).

Независимая экспертиза действий персонала ЧАЭС была проведена сектором психологии и эргономики НИИВО, собравшим ведущих советских инженерных психологов. В их числе был и заведующий кафедрой Обнинского филиала МИФИ проф. Владислав Острейковский, — ракетчик с авиационным прошлым. 26 апреля 1986 г. выпускник его кафедры Леонид Топтунов был оператором в эксперименте с отключением системы безопасности реактора.

По иронии судьбы Леонид Топтунов родился в 1960 году в г. Ленинск (10 площадка полигона Байконур) в семье военнослужащего — ракетчика.

Как профессионал (закончил вуз с отличием), он был против решения поднять мощность, первым заметил и предупредил о разгоне реактора.

Руководитель эксперимента, в силу отсутствия профильного образования (специалист тепловых электростанций), в критической ситуации не услышал голос оператора и оказался не готов реализовать принцип расширенной безопасности.

Точность научного прогноза всегда повергала в шок советскую элиту.

Финал эксперимента на ЧАЭС за три месяца был предсказан учеными Лаборатории инженерной психологии и эргономики Института психологии АН СССР (ИПАН). Независимая экспертиза НИИВО расширила эти оценки.

Расплата за научный подвиг наступила незамедлительно, когда  факт вмешательства политики в технологический процесс стал очевидностью.

Итог: ведущая лаборатория ИПАН была зверски разгромлена, а ее опыт инженерно психологической оценки был предан забвению.

Кастрация инженерного образования – путь к новому Чернобылю

Не нагруженный специальными инженерными знаниями мозг политика обладает опасным свойством упрощать технические процессы и верить в реальность примитивных образов, подобных «мирному атому» и «топке — реактору», снижать требования к персоналу и надеяться на успех бессмысленного эксперимента, который отбросил атомную энергетику и науку на десятилетия.

Безнаказанность политиков породила безответственность «креативных» менеджеров, которые  приходят на руководящие посты в «Росатом». Они без труда находят объяснение, и оправдание любому сбою, отмене, пересмотру или переносу сроков в ими же согласованных документах. Играючи директор Волгодонской АЭС Паламарчук сравнил серьезную аварию — последовательный отказ электро — и парогенератора энергоблока с автомобилем, где вначале вышло из строя  зажигание, а потом спустило и колесо («И вечный сбой» РГ 11.01.10).

Глава «Росатома» Сергей Кириенко на днях доложил Президенту РФ о безопасности АЭС: в работе операторов нет ни одного отклонения, которое было бы хоть сколько значимым. «То есть это то, что по международной шкале называется «нулевой уровень», — подчеркнул он. Забыв, однако, доложить о зыбкой основе этого благополучия из-за кастрации образования в МИФИ и его филиалах.

При губительной тенденции снижения Рособрнадзором минимального балла ЕГЭ по обязательным предметам первый семестр в вузе превращается в рабфак 30-х годов. В этих условиях ректор МИФИ Михаил Стриханов объявил: «Доведение до кондиций студентов сокращает программу вуза».

Судьба Леонида Топтунова напоминает «Росатому»: преступно забывать значимость 1 курса для инженера-профессионала атомной электростанции.

Вопрос: что делать вузу, если нельзя отменить ЕГЭ или продлить программу обучения? Правильно! Кастрировать программу физики и математики. По этому пути идет МИСИ и другие инженерные вузы. Качество полученного в них инженерного образования у всех на виду — «танцующий» мост в Волгограде.

Череду крупнейших в мировой практике аварий открывает СШГЭС и Загорская ГАЭС с много миллиардными потерями бюджета страны. Математики до сих пор не оценили нагрузки, многократно превышающие расчетную прочность крепления крышки тысячетонной турбины, отброшенной в машинный зал станции, с использованием данных сейсмограммы вибраций 17 августа 2009 г.

Проблемой нефтегазовой отрасли и промышленности в целом служит «некомпетентность персонала, которая приводит не только к дефициту на рынке труда, но и к реальным крупным финансовым потерям на предприятиях. Средний ущерб на одну аварию в ТЭК РФ составляет 37 млн. долл. В год происходит до 17 аварий, причем 65% по вине человека» (проект «Известия», апрель 2015).

В свете последних событий самое чувствительное к ЕГЭ инженерное образование в рекордной по провалам ракетно-космической отрасли.

Стоп! Все от ЕГЭ!

Момент истины Чернобыля — формула академика Валерия Легасова для инженерного образования постиндустриальной эпохи. Сегодня образование, по его мысли, отражает уходящий «технический», а не наступивший «технологический» период истории: раньше думали «что сделать», а теперь «как сделать».

В великом и могучем русском языке образование едино в трех смыслах – это и процесс, это и результат воспитания и обучения, это и решающий довесок дополнительного образования, самый нужный специалисту в решающий момент, когда, по Эйнштейну, требуется забыть, чему тебя учили в школе.

К реформе инженерного образования РФ причастны далекие от производства гуманитарии и технократы — математики, не понимающие суть научно-технического творчества. Их заколдовала форма теста проверки результата (что сделано) – знаний, умений и навыков (ЗУН), но повергает в шок неформальность процесса получения этого результата (как это нужно сделать).

Реформаторы противятся понять: тест для человека мыслящего, в отличие от манкурта, это не оценка результата, а обращение к процессу формирования ЗУН.

Суть обращения школьниц на прямой линии к Президенту РФ — сложность ЕГЭ для творческой личности, что зачастую провоцирует стресс и суицид.

Парадокс: вопреки объяснениям ректора НИУ ВШЭ Ярослава Кузьминова, чем совершеннее процедуры ЕГЭ, тем ниже минимальный балл и выше подростковый суицид. «Элементарно, Ватсон!»: — сказал бы по этому случаю Шерлок Холмс, внимательно изучив содержание и смысл понятия образование.

Фильтр ЕГЭ с калибровкой под часть — результат обучения — ЗУН не пропускает информацию о целом — продукте процесса – образовании.

Утрата иллюзий оснастить гильотину универсальным фильтром породила новую авантюру: ограничить учебные достижения ребенка параметрами ЕГЭ.

С этой целью ведущие методисты РАО, Москвы и НИУ ВШЭ предлагают выделить ЗУН из образования путем отсечения «лишних» результатов воспитания, изоляцией из процесса обучения и воспитания, ставшего лишним учителя.

Лженаучная деятельность «методистов» подобна поведению новобранца: чтобы прочитать письмо от девушки он разжигает костер на посту у склада ГСМ.

Ныне эти фарисеи громко призывают развивать дополнительное образование и профориентацию, требующее от школьника усвоить социально-исторический опыт (получить воспитание), которое новые Песталоцци зверски отсекают.

Исключительно отсутствием профессионального образования и воспитания можно объяснить предложение специалиста по первобытно-общинному строю отменить начальное профобразование (что поддержали законодатели).

Не заметила Госдума в ФЗ «Об образовании в РФ» и другую нелепость: — отсутствие интеграции образования и науки с производством.

Груз псевдо образования, — продукта манкуртизации — натаскивания на ЕГЭ, ложится на плечи вуза, вынужденного переучивать новых студентов. Псевдо ЗУНы мертвы и никогда не воплотятся в импортзамещение на производстве.

Мина, заложенная математиком Виктором Болотовым под литературу, взорвалась сегодня эпидемией дислексии, — неспособности думать, понимать прочитанное, соотносить имеющиеся представления с возникающими образами из-за нарушений церебральных процессов («церебро» — головной мозг).

Преступное заблуждение другого математика, — Сергея Кравцова, о зависимости качества образования от эффективности ЕГЭ при усилении контроля и наказания нарушителей привело к кратному росту количества самоубийств среди школьников и всеобщей истерии вокруг единого экзамена.

По данным Российской газеты (28.04.15) каждый год в РФ завершают жизнь самоубийством 200 детей и полторы тысячи подростков. Тем самым прошлогодняя ситуация в РФ подтверждается информацией ВОЗ четверть вековой давности о влиянии ЕГЭ на рост подросткового суицида в США и Франции.

Сегодня стратегия развития инженерного образования – это восстановление позиций профессионального воспитания, это преодоление административного ресурса сопротивления чиновников, загнанных в угол абсурдностью ЕГЭ, это  принцип расширенной безопасности в решении: «Стоп! Все от ЕГЭ!».

 

Сергеев Олег Леонидович, 

кандидат технических наук, полковник,

ветеран РВСН и ГРУ ГШ

Рейтинг@Mail.ru