Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Пятница, 20 01 2017
Home / Политика / Вопросы языконезнания

Вопросы языконезнания

Как в Кремле проходили занятия русскому языку

ad

Во вторник Владимир Путин провел заседание президентских советов по межнациональным отношениям и по русскому языку. Специальный корреспондент “Ъ” АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ убедился, что стоило объединить два таких совета в настойчивую рекомендацию, которая время от времени напоминала ультиматум.

Вряд ли в начале совещания Владимир Путин мог сказать больше, чем он должен был сказать. И про 193 национальности, населяющие страну, и про три сотни их языков и диалектов. И про Расула Гамзатова, который был переведен на русский язык и благодаря этому стал известен всей стране, «да чего там всей стране — всему миру». (Иначе, конечно, и своей маме был бы не очень знаком.) И что 96% граждан России говорят на русском…

Президент заявил, что русский язык настолько важен, в том числе и для продвижения интересов страны за рубежом, что его надо выделить в самостоятельную предметную область, а то «сегодня русский язык и литература включены просто в общее понятие «филология»».

Так что, видимо, в университетах скоро появятся факультеты русского языка и литературы.

Владимир Путин не мог не отметить, что в СМИ, в интернете, на телевидении «все чаще нарушают языковые нормы, элементарную грамотность, используют необоснованные, явно избыточные иностранные заимствования».

Я подумал, как хорошо, что хотя бы в этом зале царит полная гармония между русским языком и его основными носителями.

Разве мог после Владимира Путина не выступить человек по фамилии Толстой? (И разве мог он выступить до?)

Владимир Толстой, председатель Совета по русскому языку, отметил, что «примитивный язык почти всегда отражает примитивное мышление» (но все-таки, видимо, не всегда) и, «наоборот, владение образной, литературной и грамотной речью резко увеличивает конкурентное преимущество человека» (над обезьяной, например).

Он еще раз предложил то, что предложил Владимир Путин, и выдвинул к тому же идею Форума народов России, «на котором можно было бы обсудить весь круг вопросов», но не остановился на этом, а добавил, что в Москве надо провести и Всемирный саммит по многоязычию.

На межпланетный уровень Владимиру Толстому помешало выйти только то, что он закончил.

Петр Тултаев, возглавляющий ассоциацию финно-угорских народов Российской Федерации, предложил создать единый учебник по литературе (сейчас их 14 для каждого класса в федеральном масштабе, а есть еще и национальные учебники).

Можно считать, что такой единый учебник уже существует: это букварь. Его при намечающемся подходе будет более чем достаточно для того, чтобы литература стала такой же мощной и компактной, как, например, российская армия.

Петр Тултаев высказал озабоченность тем, что издание литературы на языках народов России составляет сейчас не больше 2% от всей художественной продукции.

— В таких условиях,— констатировал он,— появление новых писательских имен типа Расула Гамзатова, Мусы Джалиля, Юрия Рытхэу, произведениями которых зачитывались миллионы читателей, под большим сомнением.

И тем более уже совсем не переводят с мордовского на удмуртский, а уж с мордовского на татарский — и вообще.

Он делился статистикой, которая становилась с каждой минутой все более тревожной: в первой половине 2014 года в России 70 книг перевели на русский с датского и ни одной — с нанайского, уйгурского или ногайского.

Но все-таки виноваты не только издатели. Во-первых, меньше стало писателей, а во-вторых — переводчиков этих писателей. Это логично: зачем нужны переводчики, когда нет писателей, и наоборот?

Но все-таки Петр Тултаев нашел в себе силы поблагодарить профильных министров, Дмитрия Ливанова и Владимира Мединского за их вклад.

Президент Российской академии образования Людмила Вербицкая связала вопросы развития языка с проблемами модернизации армии:

— Мне кажется, не будет преувеличением сказать, что проблема русского языка — это проблема безопасности нашей великой Родины… Я бы думала…

Последняя фраза была лишней, особенно для президента Российской академии образования.

Но все-таки о чем бы думала Людмила Вербицкая? О создании многоуровневой модели обучения русскому языку всех слоев населения России. Эта модель ориентирована «на непрерывное совершенствование языковой культуры с детского возраста до преклонных лет»:

— Мы рады, что у нас теперь есть стандарт дошкольного образования, и дети с трех до семи лет, так сказать, влившись в институты дошкольного образования, действительно получают необходимое… Но мы сейчас думаем и о другом: о том, что к трем годам личность человека уже сформировалась… И каким образом формируется человек после рождения… Да и в тот момент, когда в организме матери находится!

То есть многоуровневая модель должна начинать работать уже с этого времени… когда идет, так сказать, обратный отсчет…

— Ведь как важно, когда в любом окружении, на любом форуме (например, на этом.— А. К.),— отметила Людмила Вербицкая,— мы слышим прекрасную русскую речь и понимаем, что она такой и должна быть!

В конце концов Людмила Вербицкая призналась:

— Когда анализируешь то, что происходит с русским языком, все-таки я оптимистично смотрю.

Все-таки для того, чтобы не ошибаться с русским языком, когда его анализируешь, лучше бы читать его по бумажке, что ли.

Глава Союза грузин России Михаил Хубутия волновался.

— Я покритикую министра финансов… ой, господи!.. министра здравоохранения… ой!.. — министра образования!..

Владимир Путин искренне, кажется, переживал за члена своего совета и постарался помочь ему:

— И их тоже можно покритиковать. У нас всегда есть за что покритиковать… Тех, кто работает…

Но сначала Михаил Хубутия решил похвалить:

— Я бы всей России, и не только России, всему миру порекомендовал издание министра культуры Мединского, которое он написал: «Война». Там настолько грамотно описано, что действительно все понятно!

Интересно, работает ли Владимир Мединский над второй частью издания.

Претензии Михаила Хубутии связаны с 273-м федеральным законом, «Об образовании», а точнее с пунктом, разрешающим объединение школ:

— Ни в одной стране я не слышал, чтобы какой-то эффект это дало! Пять школ объединяются, и один директор! Селекторное совещание. Никакого эффекта! Почему мы не спрашиваем у народа? Почему мы не спрашиваем у преподавателей и, самое главное, у родителей, какой эффект?

Он предложил переписать закон в пользу народа.

— Следующее. Военно-промышленный комплекс, допустим, вы знаете, поднимается.

Владимир Путин кивнул. Да, он был в курсе.

— Был единственный технический университет в Ижевске, который практически уничтожили! — рассказал Михаил Хубутия.— Второй технический университет был в Туле, практически нет! А нам нужно воспитывать кадры, которые завтра-послезавтра будут уже преподавателями, поэтому все эти вопросы, извините, естественно, к министру образования.

Михаил Хубутия предложил, как он сказал, альтернативу:

— Создать абсолютно аполитичный «Кавказский дом», неправительственная организация, которая будет продвигаться русской культурой и, естественно, русским языком, потому что нам это очень важно!

Заведующая филологической кафедрой Московского института открытого образования Людмила Дудова обратила внимание на то, что в ущерб русскому языку стали изучать иностранный:

— Могу сказать, что по сравнению, например, с 1985 годом количество часов, отводимых на изучение русского языка в школе с русским языком обучения, уменьшилось на 14 часов. Куда ушли эти часы, спрашивается? Они ушли на изучение иностранного языка!

Апофеоз наступил, когда Людмила Дудова перешла к резолютивной части своего выступления:

— И рабочие кадры, и инженеры, и воины должны грамотно, правильно говорить по-русскому!

И уж не стоило удивляться, когда о проблемах и достижениях родного языка заговорила член президентского совета Гульвайра Куценко:

— Для них (подростков из Алтайского края, кумандинцев по национальности.— А. К.) проводили занятия родному языку. Конечно, эти занятия родному языку не могут проводиться в отдельности, например, от занятий истории и культуры родного края.

А Надежда Деметер, глава регионального совета Федеральной национально-культурной автономии российских цыган (оказывается, что у цыган в России ничего нет, кроме автономии.— А. К.), прекрасно проиллюстрировала мысль Владимира Путина об избыточных иностранных заимствованиях:

— И хотя цыганский язык остается основным коммуникативным средством общения внутри цыганской общины,— рассказала она,— и рассматривается цыганами как очень важный маркер национальной идентичности, тем не менее они владеют языками окружающих народов.

Владимир Путин, резюмируя, а вернее итожа, а еще вернее закругляя, заседание, тоже не подвел:

— Это (повышение зарплаты работников образования и культуры, не поддержанное ростом производительности труда.— А. К.) приводит к определенным перекосам. Все зависит от того, что стоит рядом! Ничего просто так никуда не выскакивает!

Вот и поговорили.

Фото: www.ntv.ru

По информации: kommersant.ru

Рейтинг@Mail.ru