Home / СЛАЙДЕР / По допросам физкультуры и спорта

По допросам физкультуры и спорта

Как Владимир Путин допытывался насчет тайны финансирования трансляции Европейских игр

2014073111275979470

Во вторник в Кремле прошло необычное заседание президентского Совета по развитию физкультуры и спорта. Специальный корреспондент “Ъ” АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ с удивлением слушал, как участники совещания просили президента наделить спортивные федерации полномочиями, которые у них и так есть, а президент Олимпийского комитета России Александр Жуков рассказывал, кто является заказчиком отставки главы РФС Николая Толстых. А кроме того, президент устроил беспрецедентный публичный допрос членам своего совета.

Совет по развитию физкультуры и спорта интересен прежде всего своим составом. Здесь все государственные чиновники, имеющие хотя бы какое-то отношение к теме спорта, губернаторы, бизнесмены, главы нескольких федераций.

Здесь есть люди безусловно уважаемые. Например, вице-президент Международного олимпийского комитета (МОК) Виталий Смирнов. Вчера в фойе первого корпуса Кремля он начал рассказывать мне про то, что американцам, которые развязали войну против FIFA, тоже есть что предъявить, например, хорошо же он помнит, как их президент, принимая перед одной из Олимпиад президента МОК, позвал только Збигнева Бжезинского и ни одного человека от спорта, а вот перед Олимпиадой в Москве, когда приехал президент МОК лорд Килланин, то вместе с Леонидом Брежневым его принимал и он, Виталий Смирнов, и другие наши спортивные люди…

И кто еще из соотечественников может выставить американцам такие воспоминания? Этим людям без исторической памяти?

К бизнесмену Геннадию Тимченко подошел президент Татарстана Рустам Минниханов, и тот обрадовался:

— А вот мы только говорили про хоккей!

Действительно, о чем еще могут разговаривать и эти два человека?

— И я,— пояснил Геннадий Тимченко,— рассказывал, что на последнюю финальную игру Кубка Гагарина в Петербурге заявок было на 100 тыс. билетов! (в финальном матче играли петербургский СКА, ставший обладателем кубка, и казанский «Ак Барс».— А. К.). Жалко, что последняя игра не понадобилась!..

— А вы бы проиграли нам предпоследнюю игру в Казани, и тогда все поехали бы в Питер! — произнес президент Татарстана.— Это же бизнес. Надо понимать! Коммерция!

— Да если бы я играл, то, конечно, проиграли бы,— можно сказать, с досадой произнес Геннадий Тимченко.— Но я — в Ночной хоккейной лиге…

К главе «Газпром-медиа» Дмитрию Чернышенко вчера было особенное внимание. Многие сейчас обсуждают процедуру передачи (или продажи, толком пока было неясно) частот телеканала «Россия 2» компании «Газпром-медиа» (см. материал на стр. 10). Считается, что скоро на этих частотах будет выходить в эфир новый телеканал «Спорт Плюс».

— Это правда? — спросил я у Дмитрия Чернышенко.

— Конечно,— легко подтвердил он.

— Но ведь на этом месте уже был телеканал «Спорт». И провалился.

— А почему? — переспросил Дмитрий Чернышенко.

— Скорее всего, управление оставляло желать лучшего. Человеческий фактор то есть. Так считается…

— Заметьте, не я это сказал! — обрадованно произнес Дмитрий Чернышенко.

— То есть при вас все будет по-другому?

— Мы постараемся,— пообещал он.— Снимем показ спорта с шеи государства. За права на трансляции сможем платить справедливую цену. А то… ну, это долго объяснять… есть там одна организация, которая просит всемеро больше реальной стоимости…

— А вы покупаете частоты убыточного канала или вам их просто уступают? — поинтересовался я.

— Конечно, покупаем,— сказал Дмитрий Чернышенко.— Это же бизнес!

Не в первый раз за утро я слышал эти завораживающие слова.

— И что, на канале будет только спорт? Никаких развлекающих программ?

— Только если они связаны со здоровым образом жизни,— посуровел Дмитрий Чернышенко.

Наконец, я подошел к министру спорта Виталию Мутко. Я спросил его, жалко ли ему по-человечески Николая Толстых, которого простым (и доходчивым) голосованием только что (см. “Ъ” от 1 июня) сняли с должности президента Российского футбольного союза (РФС). Есть мнение, что на должность главы РФС его активно рекомендовал именно Виталий Мутко.

— Да, конечно, жалко,— признался Виталий Мутко.— Еще бы не жалко. Это все, я считаю, моя ошибка…

— В каком смысле?

— Ну, наверное, он был бы хорош в должности первого зама начальника РФС…

Я вспомнил, что несколько минут назад говорил мне Виталий Смирнов:

— Это же честный человек (Николай Толстых.— А. К.)! И как работал! Его проблема в том, что пришел на эту должность без административного ресурса. Ну как можно было без административного ресурса! Схарчили…

Но не сказал кто.

— В самом деле у Николая Толстых не было административного ресурса? — спросил я у Виталия Мутко.

— Да зачем он? — поморщился, собственно говоря, носитель этого ресурса.— Футбол должен продавать себя сам! У меня, например, когда я был президентом РФС, тоже никакого ресурса не было. Но работал же! И мы привели в футбол рыночные компании. «Росгосстрах» привели, ему нравилось… Volkswagen… Sony… но они потом ушли… «Аэрофлот»… тоже ушли… Adidas…

— Вот так футбол и перестал себя окупать.

— А вы спросите, почему они ушли… У Савельева (Виталий Савельев, генеральный директор «Аэрофлота».— А. К.). У остальных… Каждый раз — причина!

Я не мог не спросить Виталия Мутко, исключено ли, что он снова будет президентом РФС (совмещая эту должность с работой министра спорта). Я был уверен, он скажет, что конечно нет.

— Ох, сложный вопрос,— вдруг произнес он.— Чемпионат мира тоже ведь надо провести.

— То есть не исключено,

— Я сегодня встречался с президентом…— признался министр спорта.— Говорили об этом. В общем, он, наверное, сегодня скажет.

В общем, президент вчера не сказал. Но, видимо, Виталия Мутко можно уговорить.

Владимир Путин, открывая заседание, сначала поблагодарил тех, кто делал и делает взносы в фонд поддержки олимпийцев, который поддерживает перспективных спортсменов. По его мнению, не в последнюю очередь благодаря им была выиграна сочинская Олимпиада.

Более того, Владимир Путин предпринял беспрецедентную акцию: он, как выразился, поименно назвал тех, кто вкладывает деньги в этот фонд:

— Если кого-то забуду — не сердитесь, пожалуйста,— оговорился он (ну какое сердиться… просто застрелятся, и все.— А. К.). Абрамов, Абрамович, Алекперов, Авен, Богданов, Вексельберг, Дерипаска, Евтушенков, Лисин, Потанин, Усманов, Бокарев.

Это и правда были все те, кого однажды, без объявления войны, собрал Владимир Путин и рассказал, почему так важно, чтобы они дали денег в этот фонд. И ведь все сразу прочувствовали, что случай нерядовой, и ни один не отказался.

И теперь Владимир Путин на самом-то деле никого не пропустил. Сердиться на него было некому.

Вопросы в списке вызывал только Андрей Бокарев. Ведь Владимир Путин перечислял бизнесменов по алфавиту. Но Андрей Бокарев оказался последним. Почему?

Впрочем, главное, что оказался.

На самом деле, судя по всему, Владимир Путин сначала просто пропустил эту фамилию, но все-таки вспомнил. И как его можно было забыть. В конце концов, именно этот человек подарил городу Сочи олимпийский ледовый стадион «Шайба», только построив его. С одной стороны, содержать стадион, конечно, было бы себе дороже, а с другой — все-таки стадион (да еще чуть ли не первым сдал).

Об этой истории, кстати, Владимир Путин тоже потом вспомнит: «Решил отдать! Я его спрашиваю: “Кому?!” А он говорит: “Кому скажете, тому и отдам!”»

Хорошая, в общем, была история. Владимир Путин такие любит.

Президент наконец совершенно определенно высказался насчет покупки легионеров. До этого говорил на эту тему так, что нельзя было понять, устраивает его этот процесс или нет. Впрочем, можно было догадаться.

Вчера Владимир Путин сказал все как есть:

— Ассигнования из бюджета, из средств госкомпаний должны прежде всего идти в основном на массовый спорт, а не на закупку иностранных звезд ради престижа по непрозрачным и часто необоснованным ценам, как это порой у нас, к сожалению, до сих пор бывает. Обращаю на это внимание в том числе и руководителей компаний с госучастием.

Фраза является рискованной и будет стоить Владимиру Путину пару пунктов рейтинга, потому что он в это мгновение противопоставил себя, как говорится, многомиллионной армии болельщиков.

Но, видимо, президент решил, что при том рейтинге, какой у него сейчас,— пара пунктов туда, пара пунктов сюда…

Мэр Москвы Сергей Собянин руководил рабочей группой по подготовке заседания.

Предложения группы оказались конкретными. Каждый профессиональный клуб должен содержать детско-юношескую спортшколу, оплачивать тренеров и проводить соревнования.

Спортивные агенты должны быть аккредитованы при федерациях или при спортивных лигах (а то к ним слишком много вопросов).

Предложено создать постоянно действующий Третейский суд. Он должен разрешать споры между федерациями, профессиональными лигами, клубами и спортсменами. («Соответственно, сократится число обращений в Международный спортивный арбитраж»).

Контракты на проведение чемпионатов России, правами на которые сейчас обладают спортивные федерации, должны быть долгосрочными, до 15 лет: так будет легче найти спонсоров.

Букмекерские конторы должны делать специальные взносы на развитие спорта (а не как сейчас).

Напоследок Сергей Собянин рассказал, может быть, о главном предложении: «регулировании привлечения легионеров в российские клубы». Проект закона об этом, оговорился мэр Москвы, уже принят в первом чтении в Госдуме (условно он называется «Законом о легионерах»). Так вот, рабочая группа еще раз обсудила этот вопрос и пришла, судя по всему, к революционному выводу:

— Предлагается наделить спортивные федерации правом устанавливать гибкие ограничения на участие легионеров в российских чемпионатах,— доложил Сергей Собянин.

Он добавил, что «в ближайшее время правительство России совместно с депутатами завершит работу над этими поправками, что позволит принять данный закон».

Особенность ситуации между тем в том, что у спортивных федераций именно сейчас и есть право устанавливать гибкие ограничения на участие легионеров в российских чемпионатах. Именно этим спортивные федерации, а не кто-нибудь другой, и занимаются.

И лишний раз наделять федерации этим правом по крайней мере бессмысленно.

И понять, чем вызван был этот тезис Сергея Собянина и его рабочей группы, никак невозможно.

Может быть, таким замысловатым образом рабочая группа выступила против идеи, заложенной в проекте закона: передать право устанавливать квоты на легионеров Министерству спорта?

Но кажется, что это слишком сложно для нее.

И зачем, в конце концов, давать мне возможность глумиться над этим радикальным предложением, вспоминая, что оно много лет уже реализовано и работает прямо сейчас?!

Виталий Мутко по понятным причинам перечислил достижения Министерства спорта. Сильно выросла зарплата спортсменов, построено и восстановлено много спортивных баз, выиграны Универсиада и Олимпиада. И в конце концов:

— Если мы имели два экипажа (в академической гребле.— А. К.) в Лондоне, то сейчас уже семь экипажей, которые, скорее всего, получат лицензию!

Виталий Мутко сформулировал, по сути, одно конкретное предложение: дать право нескольким спортивным вузам самим составлять образовательные стандарты (делать это через Министерство образования мучительно долго).

Дмитрий Чернышенко с привлечением огромного количества слов рассказал о том, что в ответах на мои вопросы у него уложилось в пять предложений.

Президент предложил еще раз зафиксировать, что «это будет бесплатный канал, да?».

— Бесплатный, общедоступный, обязательный для распространения! — фиксировал и фиксировал Дмитрий Чернышенко.

Можно опустить выступления губернаторов Нижегородской и Самарской областей. Но нельзя опустить комментарий президента Олимпийского комитета России Александра Жукова. Дело в том, что он, говоря об аккредитации спортивных агентов («С учетом того, какую долю финансирования тех же футбольных команд несет бюджет, естественно, платы агентам должны строго регулироваться, и за счет бюджетных денег неразумно платить эти агентские средства, да и средства, связанные с привлечением, крупными контрактами по зарубежным спортсменам. Отрегулировать это на уровне самой организации достаточно проблематично»), вдруг сказал:

— Мы видим на примере футбольной федерации, что попытка это сделать закончилась плачевно для того, кто пытался этим заниматься. Сначала финансирование перекрыли, а потом отправили в отставку.

То есть Александр Жуков оказался единственным человеком за много последних дней, который вслух назвал тех, кто и схарчил Николая Толстых.

К исходу второго часа Владимир Путин решил заканчивать заседание (впрочем, и желающие выступить иссякли).

Но тут-то и началось. Владимир Путин вдруг сказал, что Александр Жуков только что прислал ему записку: ни один российский телеканал «не пожелал освещать в средствах массовой информации» Первые Европейские игры в Баку.

Это было не похоже на Владимира Путина: обычно он не сдает своих конфидентов.

— Почему? — заинтересовался Василий Кикнадзе, директор спортивной редакции телеканала «Россия».

Если уж он заговорил в таком высоком собрании, значит, был уверен в себе и знал ответ на свой вопрос.

— «Россия 2» будет транслировать! — воскликнул Виталий Мутко.

— За чьи деньги? — нехорошо поинтересовался президент.

Он, видимо, уже понял, что зря процитировал записку Александра Жукова: Игры будут транслироваться. Но, похоже, не хотел признаваться в этом.

— Какая разница, за чьи деньги? — неосмотрительно воскликнул кто-то (теперь ищут кто.— А. К.).

— Нет, разница серьезная! — восстал президент.— Секундочку! Разница серьезная!

— В чем? — слишком спокойно переспросил Виталий Мутко.

— В чем? — переспросил и Владимир Путин.— А кто финансирует?

Диалог становился чудесным.

— Слушайте, сегодня приобретены права «Россией 2»! — настаивал министр спорта, все еще зачем-то чувствовавший, видимо, свою правоту: транслируются же! — За счет собственных источников «России»!

— Каких? — сделался почти безразличным Владимир Путин.

— У них есть небольшие, но деньги от доходов…

— Кто финансирует? — снова запросил президент.

Что-то тут, конечно, было. Один спрашивал и готов был спрашивать до полного изнеможениях всех. Другие не отвечали — и тоже до полного изнеможения.

Наконец вступил глава ВГТРК Олег Добродеев:

— На сегодняшний день мы показываем, мы транслируем.

— Нет, я понимаю,— кивнул президент.— Я спрашиваю: кто финансирует?

— Это обычная практика!..— Виталий Мутко не хотел успокоиться.

— Мы обеспечиваем техническую трансляцию,— пояснил Олег Добродеев.— Это очень большие деньги!.. И мы даем лучшее время для этих трансляций!

— Олег Борисович,— вздохнул Владимир Путин,— я же совершенно конкретный вопрос задал: кто платит за это?! Я понимаю, есть ограничения, связанные с сегодняшней бюджетной ситуацией. Я слышал, до меня дошло и то, как вчера делили деньги и как вам опять там чего-то не досталось. Но есть вещи ключевые, понимаете? Это событие в мировом спорте — первые в истории Европейские игры!

И тут президента прорвало:

— И если Бокарев (Андрей Бокарев, президент Федерации фристайла России и Расставшийся С «Шайбой».— А. К.) за это платит, то, конечно, спасибо Бокареву!

Тайна финансирования Европейских игр была, таким образом, раскрыта. Выяснилось, что бюджетная организация платит за трансляции частные деньги. Да, для того, чтобы эти трансляции были. Но бюджетная организация — частные.

Владимир Путин еще попенял госкомпаниям, что им легче покупать легионеров, чем выращивать своих спортсменов.

Но на фоне только что закончившегося диалога — считай что обласкал.

Андрей Колесников

Фото: www.cntv.ru

По информации: kommersant.ru

Рейтинг@Mail.ru