Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Воскресенье, 22 10 2017
Home / Политика / Псевдорелигия для аборигенов

Псевдорелигия для аборигенов

Мы, наконец, поняли, что началась вторая холодная война

 8777

Мы, наконец, поняли, что началась вторая холодная война. Идет она довольно давно, просто многие этого не замечают. Реперной точкой можно удобства ради считать мюнхенскую речь Владимира Путина, по аналогии с фултонской речью Уинстона Черчилля, положившей начало первой холодной войне между СССР и Западом. Но если Черчилль был одним из поджигателей холодной войны, то Путин просто «огрызнулся» в ответ на неудержимую экспансию Запада на всех мыслимых направлениях соперничества и конкуренции.  Нельзя сказать, что Россию уж очень сильно не любят за границей, хотя своими никогда не считали и рассматривают территорию бывшей империи как недостающее для решения геополитических, энергетических и даже демографических проблем жизненное пространство, или, как говорил фюрер германской нации,  «лебензраум».

Критический анализ, сделанный Карлом Марксом, особенностей развития капитализма, в первую очередь цикличность экономических процессов, оказался верным. Мировая капиталистическая, или если угодно, рыночная система, постоянно нуждается во все новых и новых экономических пространствах. Нужны новые рынки сбыта и источники сырья. Иначе наступает кризис той или иной тяжести. Долгое время США, лидера мировой экономики, выручала Федеральная резервная система, печатающая  всемирную валюту – доллар.  Слабым местом оказались  завышенные нормативы потребления и  непосильные социальные гарантии для всех слоев населения. Америка потребляет львиную долю мировых ресурсов и живет гораздо лучше, чем заслуживает, если брать объективные показатели. В случае, если произойдет финансовый дефолт и доллар рухнет, то средний уровень жизни в США упадет примерно в три раза.  Самое смешное будет, что тогда средний американец станет жить даже хуже, чем средний россиянин. Потому что тогда вдобавок и внутренние американские цены подскочат.

Европейцы довольно долго и упорно пытались уйти с гибельного фарватера и следовать своим путем. Но США им этого не позволили, сочетая политические, экономические и социально-психологические методы давления.  Все последние президенты Германии и Франции, единственных экономически успешных евродержав, являются ставленниками американского лобби и послушными исполнителями решений, которые принимаются за океаном. Таких политиков, как Гельмут Коль и Жак Ширак к власти более не допускают.

Курс евро полностью контролируется и управляется американской ФРС, а экономика подгоняется под лекала МВФ. На деле это приводит к тому, что реальным гегемоном на континенте все больше становится Германия, которая платит за это тем, что обслуживает интересы своего сюзерена Америки и является в сущности ее колонией, также как и Франция.

С подачи американцев в Европе насаждается идеология толерантности и до недавних времен мультикультурализма. Немалую роль в этом, надо признать, сыграло наследие советской эпохи, когда в Европе левые взгляды были модными, а порой доминирующими. Социалистические партии навязали своим народам интернационализм и терпимость не только к национальным, но и к религиозным и сексуальным меньшинствам, которые в настоящее время перешли в стратегическое наступление и стремятся стать большинством, по крайней мере идеологическим. Европейским идеалом скоро станет  одноногий негр — гомосексуалист. Ювенальная юстиция превращает жизнь в ежедневный ГУЛАГ, хотя большинство европейцев пока этого не сознают и голосуют за политику самоуничтожения.

Политика агрессивного  насаждения толерантности, ведущая к уничтожению основ европейских  национальных государств   основана на псевдорелигии «прав человека», основе социально — психологического блицкрига.

Христианство как основа европейской цивилизации.

После начала перестройки в СССР, а затем и краха этого государства, в России, как и в других странах СНГ кризис идеологии стал существенно более явным. Марксистско-ленинское мировоззрение, и так бывшее в последние годы СССР понятием скорее ритуальным, чем идеологическим, исчезло, и, казалось бы, мы все в России должны были погрузиться в пучину идеологического хаоса и нравственного варварства. Так, отчасти, и произошло, но совсем не в тех масштабах, которых можно было бы ожидать. Это можно связать с тем, что данное мировоззрение  в конце своей жизни приходилось рассматривать, уже не как революционную антихристианскую идеологию начала 20-х годов ХХ века, а как своего рода, религию или псевдорелигию которая по своим ценностям, этическим нормам и некоторым другим аспектам, ставшую все больше и больше напоминать христианство.

Вся же современная нам европейская цивилизация (как в западной, так и в восточной своих частях) имеет своим краеугольным камнем христианское учение. А это учение содержит в себе и связанные с ним ценности, являющиеся, соответственно, ценностями христианскими. И этих ценностей ныне придерживается большинство европейцев. Вся европейская (включая российскую) мораль и этика в течение многих веков были основаны на данных нам в Старом Завете Десяти заповедях – Декалоге. Предшествуемый нашему, дохристианский, позднеантичный, мир имел абсолютно иную систему ценностей, резко отличавшуюся от нынешней, так, убийство человека согласно античным воззрениям часто трактовалось, не только как доблесть гражданина, но и как деяние, угодное богам. Этика настоящего античного гражданина также подразумевала, что он, должен с презрением и ненавистью относиться ко всем чужакам, ибо только таким образом можно было доказать свою любовь к отечеству. Гомосексуализм не считался грехом, а  являлся, чуть ли, не признаком доблести. Пришедшее на смену языческим культам христианство спасло тогдашнюю, уже начавшую исчезать Европу. И спасло ее не только от странных языческих культов, вроде, неопифагорейского, или от всеобщего господства оккультизма и астрологии, столь характерных для заката Римской империи. Спасло христианство Европу от гораздо более страшных вещей: от резкого падения уровня ремесел и науки, спасло от деградации всей системы общественных и экономических отношений европейских народов. Христианство спасло тогда и сами европейские (и не только) народы от взаимного истребления и повторного обращения в каменный век.

Новая для того времени система христианских ценностей дала нравственную основу всем европейским народам, Десять заповедей Ветхого Завета дали свод простых и понятных, но включавших морально-нравственные и религиозно-этические ограничения, правил жизни и отношений между людьми, многим поколениям европейцев. Эта консервативная система ценностей стала с течением времени для всех европейских народов настолько привычной, что именно она постепенно стала восприниматься нами всеми, как универсальная, общечеловеческая система.

В России веками умами людей властвовала идея «Святой Руси», требовавшая от обычного человека жить согласно Священному писанию, согласно христианским ценностям отцов и матерей. Поэтому, и для российского общества вековая система ценностей, основанная на Десяти заповедях (Декалоге), всегда была священной. Именно на основе этих ценностей, но в преломлении догматов восточного христианства и было создано Русское государство. Именно в России и была достигнута византийская «симфония», т.е. единение властей духовных и мирских. Основы отношения русских к семье, соседям по общине, государству, родине и были получены нашими предками из этого источника. Большая часть населения России консервативно воспитывала подрастающее поколение на нравственных примерах из Библии и житий святых.

Это настолько вошло в кровь и плоть русского народа, что даже во времена тотального господства марксистского мировоззрения государству так и не удалось истребить или изменить традиционные морально-нравственные и религиозно-этические нормы. Хотя, оно, по началу, и активно пыталось, но ни разрушение и тотальное закрытие церквей, репрессии священников, самая разнузданная антирелигиозная пропаганда под руководством Ем. Ярославского (Губельмана) с издаваемыми миллионными тиражами журналами «Безбожник» и «Крокодил», специально придуманные этические концепции, вроде «социалистического гуманизма» (см. «Поднятую целину» Шолохова) с предложениями прямо убивать человека, если это принесет пользу социализму, не смогли поколебать приверженность русского народа к традиционным для него историко-религиозным ценностям. И КПСС, в конечном счете, была вынуждена смириться с их существованием, хотя, борьба с христианством еще в 1917г. была провозглашена одной из основных целей атеистической коммунистической идеологии Советского Союза. После 1945г. начался период сближения официальных норм нравственности и укоренившихся в обществе христианских. Временами, доходило до смешного. Принятый в 60-е годы прошлого века т.н. «Кодекс строителя коммунизма», перечислявший основные требования к создаваемому коммунистами «новому человеку», включал простое переложение десяти заповедей Ветхого Завета коммунистическими терминами. А популярные в школах и висевшие на всех стенах рассказы о пионерах-героях, по форме и по сути были кальками с житий христианских святых. И это все происходило не потому, что коммунистические идеологи халтурили, просто система христианских общечеловеческих ценностей настолько въелась в сознание народов России, что изменить этого не смог ни Сталин, ни его преемники. Если это не удалось сделать Сталину, то, вряд ли, это удастся сделать другим. Эта консервативно-традиционная система ценностей, сохраненная народом и в советские годы, помогла воспитанным, казалось бы, в советских атеистических традициях людям, легко принять систему общечеловеческих христианских ценностей в своем незакамуфлированном виде. Эти ценности не показались никому, чужими, наносными или противоречащими их убеждениям. Это было общим мнением, включая даже тех, кто никогда не относил и не относит себя к какой-либо церкви.

Россия уже больше 1000 лет является христианской страной. Наши предки стали  христианами и приняли вместе с этим все христианские ценности раньше многих других европейских народов. Да, наша Православная церковь в чем-то отличается от западных церквей, Римско-Католической и протестантских. Есть  отличия в догматах и обрядах, у каждой из церквей своя собственная иерархия. В то же время нас гораздо большее соединяет, чем разъединяет. Мы сами и наши дети также читаем Библию, мы все печалимся и сочувствуем, когда видим или читаем о несчастьях других людей и радуемся, когда что-то становится лучше. Нормы морали и этики одинаковы для всех христиан, к какому бы они обряду ни принадлежали.

В России за долгие годы ее существования создалась очень тесная связь между Православием и русской нацией. Она заключалось в том, что самым высоким национальным идеалом русских признавалось Православие. И она продолжает оставаться защитником того, что в русской культуре является христианским и является в России наиболее авторитетным институтом общества. Как отмечают Основы социальной концепции Русской Православной Церкви (РПЦ): «В современном светском правосознании одним из доминирующих принципов стало представление о неотъемлемых правах личности. Идея таких прав основана на библейском учении о человеке как образе и подобии Божием, как онтологически свободном существе». О сохранении нашей системы ценностей, основанной на Десяти заповедях, среди своих первоочередных попечений сказал в первой своей после интронизации речи новый Патриарх РПЦ Кирилл. И эта позиция пользуется поддержкой многих, зачастую совсем нерелигиозных людей. Россия – консервативная страна. Эти ценности сегодня считаются в российском обществе непреходящими и носящими безусловный и универсальный характер. А РПЦ даже дозволяет гражданское неповиновение в случаях, когда государство понуждает своих граждан к тяжкому греху и преступает христианские заповеди.

Попытки насаждения новой псевдорелигии – «общечеловеческих ценностей»

Уже в конце 80-х – начале 90-х годов прошлого века Россия подверглась прямо-таки безудержному напору различного рода псевдохристианских сект: от полуразрешенных в мире «Свидетелей Иеговы» до доморощенного «Белого братства». Большинство из них, тем не менее, преследовали исключительно коммерческие интересы. В то же время, еще в советские времена, было замечено, что среди сектантов, приходящих к нам из-за границ, следует ждать, если не простых агентов спецслужб, то агентов влияния точно. Появление этих сект в России можно рассматривать, как процесс идеологической экспансии, как очередную попытку размывания христианских ценностей России, как попытку заменить христианство в нашей стране искусственно взращенными «идеологиями».

В последнее время, участились попытки навязывания «новых» и «современных» взглядов. В первую очередь, это связано, с т.н. приматом «прав человека», «общечеловеческих ценностей» и т.п. Подобная система либеральных ценностей уже давно, по сути, превратилась в новую псевдорелигию со своими пророками и жрецами. Что же предлагают вместо веками опробированных ценностей сторонники замены православия в России (и христианства в мире вообще) на что-то «более современное»? Вспомним для примера, проходившие в прошлом году переговоры в Европарламенте, которые вылились в очередную дискуссию о ценностях. Выяснилось, что стратегическое партнерство Евросоюза с Россией может существовать только при наличии критической массы общих ценностей, разделяемых обеими сторонами. «Сейчас их слишком мало. Российское государство функционирует на основе нового типа демократии — «суверенной», «управляемой», что никак не совместимо с ценностями Европы», – заявлял докладчик по России в Европарламенте Януш Онышкевич. И, если уж, такие, казалось бы, совершенно материальные (об экономике) переговоры между Россией и Евросоюзом перешли к обсуждению вещей совершенно нематериальных, то, вероятно, стоит задуматься о том, какие же ценности являются общими для наших государств и какие из них действительно можно считать общечеловеческими. И что это такое – современное понятие «общечеловеческие ценности»?

Отметим, что всерьез рассуждать какие ценности (этические и пр.) лучше, те или иные, занятие крайне бесперспективное, точнее просто бесполезное. Каждый человек живет в своей собственной системе ценностей, он выбирает ту из философско-политических систем, которая наиболее ему подходит, в том числе, и в определении ее ценностных характеристик. И в рамках этой системы он и определяет, какие ценности являются для него определяющими, а какие нет. Естественно, некоторые из этих  философско-политических систем и связанных с ними ценностей ныне превалируют в общественной жизни как государств Евросоюза, так и России. Другое дело, далеко не каждая из этих систем может претендовать на то, чтобы ее ценности были признаны как общечеловеческие. То есть, назвать свои ценности «общечеловеческими» может каждый, другое дело, какие из этих ценностей признают в этом качестве другие.

Сегодня в рамках Европы вместе сосуществуют разные государства, с разными народами, придерживающихся различных религий и философских учений. Подобная разноцветная палитра воззрений и мнений со своими иногда диаметрально различными подходами к большинству вопросов общественной жизни, особенно, связанных с морально-этическими понятиями, приводит постепенно к размыванию многих, казавшихся еще недавно абсолютными, норм жизни и поведения людей в обществе. А потому и появившееся несколько десятков лет назад понятие «общечеловеческие ценности» в устах различных философов и политиков иногда включает и принципиально разные подходы. Естественно, и Россия не избежала подобного. Каким же образом изменяются традиционные подходы, и есть ли между связь? Такой вопрос вполне правомерен, поскольку Россия является неотъемлемой составной частью европейской цивилизации. Впрочем, русских, давно уже не удивляет, что периодически, особенно, в переломные моменты европейской истории, снова и снова возникает вопрос, а принадлежит ли к Европе Россия, или вся Европа уже ограничена, например, современными рамками ЕС с некоторыми очень незначительными приращениями?

Нас, русских, периодически представляют в Европе как варваров, доказывая, что культура, мораль и этика, не говоря об  общественном устройстве, этих диких орд, не имеют ничего общего с их европейскими аналогами. Характерно, что в таком негативном восприятии России и русских были едины и основатель коммунизма Карл Маркс, и идеолог фашизма и превосходства нордической расы над другими Альфред Розенберг. Что, уж, говорить о тех, кому для обоснования  своих действий достаточно только громких фраз. Для того чтобы подойти к обсуждению данного вопроса, целесообразно применить фундированный, которым здесь явится исторический подход, подход, показавший свою эффективность при рассмотрении подобных религиозно-этических и морально-нравственных вопросов. Фактически, хотелось бы понять, а какие действительно общие ценности принимает сейчас большинство европейцев и на чем же они основаны. В противном случае, нам всем  грозит опасность увязнуть в море обсуждений дефиниций (определений), которые многие современные философы и политики не только понимают и формулируют по-своему, но и зачастую делают это противоречиво. Мало того, мало кто из них способен противостоять соблазну: включить в число ценностей характеристики тех или иных приятных им политических систем, которые к ценностям в любом понимании имеют весьма и весьма далекое отношение, поскольку относятся к политике, а не к ценностным категориям. Вспомним, например, примат «западной демократии» с такими милыми «гуманитарными бомбардировками». Естественно, полностью соответствующими «общечеловеческим ценностям».

Одновременно, стало популярным, исходя из таких модных веяний, трактовать человека не как образ Божий, но как самодостаточный и самодовлеющий субъект, не ограниченный никакими заповедями, никакими морально-нравственными и религиозно-этическими нормами. Фактически, предлагается заменить традиционные для всей Европы общечеловеческие (христианские) ценности некими другими, никакого отношения к Десяти заповедям не имеющим, а основанные на абсолютно умозрительных заключениях («чистой мысли») и жонглировании терминами. Одновременно, отвергаются и все другие, например, рациональные, в духе трактовок Макса Вебера, подходы к морально-нравственным и религиозно-этическим нормам. А ведь рационалист-протестант Макс Вебер прямо связывал наличие этих норм с созданием в Европе развитой современной экономики. В конечном счете, под флагом либерального понимания системы ценностей, нам всем предлагается вернуться в прошлое, назад, к гедонистическому и жестокому миру античности. Европе предписывается перечеркнуть весь свой положительный исторический опыт создания гармонических общественных отношений и вернуться в дохристианские времена.

Однако, несмотря на крайнюю пестроту определений и понимания этих «общечеловеческих ценностей», нет уже на Западе такого общественного института, не говоря уже об отдельных политиках или даже журналистах, кто бы не попытался учить других (а чаще все нас), что там не так и не эдак. При этом, в псевдорелигии «прав человека» полностью отсутствуют понятия греха, подспудно вводится множественность понятия истины и т.п. Естественно, ни о каком божественном воздаянии в будущей жизни или о покаянии. Зачем? Живешь один раз. Вспоминается герой Достоевского, с его «Все позволено». Размыванию традиционных ценностей европейских народов  посвящена вся борьба радетелей «прав человека» за современный гедонистический образ жизни, в котором все «современные» цели только и состоят в удовлетворении собственных потребностей и желаний, даже низменных, даже  во вред другим. Новые жрецы «общечеловеческих ценностей» с остервенением борются и за «права» «особых» людей, в первую очередь, гомосексуалистов. И явочным порядком, пытаясь привить обществу, терпимость к таким явлениям, которые христианскими церквями определяются, как грех.  И это уже дает свои плоды – в правительство Германии при бундесканцлере Меркель, представительнице христианской (по названию) партии вошел  вице-канцлер – открытый гомосексуалист.

Хотелось бы, также отметить известную роль в продвижении псевдорелигий  в России нашей, местной, творческой интеллигенции. Сейчас под влиянием жрецов «общечеловеческих ценностей» стало модно казаться современным и рассуждать о «конце библейского проекта» и т.п. Только понимают ли наши интеллигенты, что с концом этого проекта наступит и конец морали в ее современном понимании? Потому как никакой морали к «общечеловеческим ценностям» не прилагается.

Борьба псевдорелигии с религией

 

И в этом увлекательном занятии продвижения своего учения основным препятствием для создателей новой псевдорелигии «прав человека» являются традиционные для Европы церкви, в первую очередь, Католическая церковь, и Русская православная церковь. Именно эти общественные институты отстаивают традиционные понятия греха, истины и др., т.е. то, что стоит в основе современных христианских (а следовательно, и европейских) ценностей. Вспомним слова патриарха Кирилла: «Истина ─ фундаментальная ценность бытия. Если в основе жизни неправда, заблуждение, то жизнь не состоится». Как это вяжется с т.н. «правами человека»? А никак. Естественно, действия псевдорелигии «общечеловеческих ценностей» и «прав человека», т.е. агрессивного либерализма, сопровождаются в России попытками дискредитации Русской Православной Церкви (РПЦ). Начиная от банальных обвинений ее вообще и церковных иерархов лично в торговле водкой и сигаретами в 90-е годы и заканчивая недавним кликушеством известного журналиста и «властителя дум» В.Познера относительно того, что Россия совершила историческую ошибку, приняв православие. В конечном счете,  адепты этого подхода борются с РПЦ не потому, что они как-то особенно сильно ненавидят именно эту церковь, а потому, что она занимает в обществе и уме русских людей то место, которое хотят занять они сами. И, если бы, только это касалось РПЦ.

Какая разнузданная пиар-кампания шла  против Римско-Католической церкви. Огромное количество потертых и потрепанных мужчин с бегающими глазками вещали  с экранов телевизоров, что не то тридцать, не то сорок лет назад, их растлили те или иные католические священники. Не пять-десять лет назад, а тридцать-сорок, т.е. и сроки давности уже прошли, и подать в суд им, вроде бы, уже поздно, но поговорить в СМИ – самое милое дело. Почему же это произошло сейчас, и почему весь пафос направлен на Римско-Католическую церковь, а не на различные протестантские сообщества, которые, скажем прямо, с моральной точки зрения, имеют куда как более простые нравы в отношении своих воспитанников?

Все просто. С избранием нового папы Римского Бенедикта XVI-го, и Римско-Католическая церковь поворнулась  к своим истокам, традициям, в частности, к неукоснительному соблюдению  христианских религиозно-этических и морально-нравственных норм. Теперь и Римско-Католическая церковь спокойно и твердо высказывает свою позицию, не стесняясь называть грех грехом, в том числе, и в тех случаях, когда это кому-то сильно не нравится. В то же время, продолжается постоянный отток верующих из тех церквей, где «обновление» зашло слишком далеко, и уже прошло мимо Десяти заповедей. В некоторых странах целые приходы англиканской и других таких, не в меру «обновившихся», церквей переходят в юрисдикцию Римско-Католической и даже Русской Православной Церквей, а некоторые приходы просто самороспускаются. Рискну предположить, что подобное явление обусловлено вовсе не выявившимися вдруг догматическими или обрядовыми изменениями в сознании людей, а скорее тем, что простые люди выбирают для себя более традиционные для европейского общества духовные общины. Выбирают общины, в которых неукоснительно соблюдается проверенная веками христианская, общечеловеческая, система ценностей, основанная на Декалоге.

Новый Римский папа Бенедикт XVI покончил с «аджорнаменто» – популистской  политикой «обновления» (а по сути, размывания основ) своей церкви и ее участия на одной из сторон в политических процессах в мире. Тут и возникли обвинения Католической церкви в потворстве педофилии своих священников. Не во времена ярого борца с коммунизмом папа Иоанна Павла II, к периоду понтификата которого и относится большинство обвинений, а именно сейчас. А если учесть, что Бенедикт XVI  напрямую называл гомосексуализм грехом и считал, что педофилия, во многом, следствие гомосексуализма… В общем, истерика борцов за «права человека» достигла невиданных ранее размеров.

В таких условиях началось сближение позиций обеих главных европейских церквей, в частности, глава отдела внешних церковных сношений РПЦ епископ Илларион (Алфеев) отметил, что РПЦ и католическую церковь надо рассматривать как союзников. И это, несмотря на вековые проблемы в отношениях между этими церквями.  Под сильнейшим давлением  проамериканских сил, и учитывая преклонный возраст,  папа Бенедикт был вынужден уйти со своего поста. Его занял представитель Латинской Америки, который, судя по всему, продолжит стратегию своего предшественника, остаивая христианство как  цивилизационную ценность.

Российская победа над радикальным исламом

Когда говорят о псевдорелигиях, чаще всего вспоминают т.н. «современные» вариации на тему ислама. Для России здесь, в первую очередь, имеют в виду т.н. ваххабитов (или «ваххабистов», как говорят сами кавказцы). Аналогичные вариации агрессивного ислама есть и в других местах (талибы в Афганистане, ХАМАС в Палестине и др.). Эта псевдорелигия основана на, казалось бы, не самом большом изменении некоторых догм ислама, но эти изменения ведут к резкой радикализации, придерживающихся ее. В частности, изменения понятия джихада, когда под ним перестают понимать борьбу с персонифицированным злом (шайтаном), заменяя ее борьбой с той или иной группой людей, каких-нибудь неверных, например, неважно, при этом, христиан, евреев или самих мусульман. А в раздробленном исламе всегда найдется богослов, который поддержит своей фетвой любое  направление.

Во второй половине прошлого века в игру с радикальным исламом вдоволь наигрались представители западноевропейских, американских и израильских спецслужб. У них были иллюзии, что радикальный исламизм поможет им в борьбе против СССР или ООП. Результат известен: США теряет своих солдат в Афганистане, а основным противником Израиля, давно уже стал ХАМАС, а не ООП. Впрочем, эта проблема, в отличие от 90-х годов, сейчас более опасна для Европы и Ближнего и Переднего Востока, чем для России.  В России с ней более-менее удалось справиться. Как это удалось?

В России существует достаточно исторически влиятельное мусульманское духовенство, опирающееся на том же Кавказе на испокон существующие структуры (тарикаты, суфийские ордена и пр.), а пришедшая псевдорелигия ваххабизма пыталась создавать свои собственные. Ислам в своей современной ипостаси нигде не имеет четко выстроенной вертикальной структуры, поэтому появление любого улема (исламского богослова), придерживающегося ислама другого толка ведет к образованию общины (джамаата) его последователей, сосуществующих до определенного предела с мусульманами, придерживающимися традиционных толков ислама. Но, затем, когда сторонники ваххабитов набирают силу, они пытаются подчинить себе и остальных. Такой путь в полной мере прошла Чечня, и коренной поворот в войне был связан именно с переходом на сторону федералов муфтия Чечни Ахмада Кадырова. Он посчитал, что власть традиционного ислама (тарикатов) в Чечне будет лучше сохранена вместе с русскими-христианами, чем с ваххабитами. И после этого, вожди ваххабитов и их наиболее ревностные почитатели были либо уничтожены, либо выдавлены из Чечни.

При этом, рядовые чеченцы, дагестанцы и остальные прекрасно понимают разницу псевдорелигии и религии и способны разобрать нюансы различных вероучений. Это означает, что традиционные мусульманские священнослужители выиграли войну не только на поле боя, но и в умах людей. Возврат к Корану для жителей Кавказа удался. И это связано, в первую очередь, с активностью местного духовенства и осознанием традиционных элит Кавказа своих интересов в борьбе с псевдорелигией.

Что делать?

Возникает естественный вопрос, как же вести информационную войну со всеми вышеперечисленными псевдорелигиями? Во-первых, надо четко понимать, особенно, в случае, псевдорелигии «общечеловеческих ценностей», что псевдорелигия – это псевдорелигия, а не какая-то модернизация в современных условиях чего-то, новый подход и т.п. Во-вторых, надо четко для себя определить, кто является твоим объективным союзником в этой борьбе. В нашем случае, это традиционные для России христианские и мусульманские церкви. Естественно, у них свои цели и задачи, методы их решения. Но в вопросах сохранения традиционных ценностей, отношений в семье, обществе и государстве наша позиция должна быть общей.

И, в первую очередь, стоит начать с объяснения того, что «права человека», «общечеловеческие ценности» и пр. являются ничем иным, как псевдорелигией, причем, по сути своей антихристианской и антиисламской. Что это не какое-то новое этическое учение, а попытка введения у нас вместо традиционных религий, некоего неоязыческого культа. И объяснение к чему, чуть было, не привели такие культы Европу в момент распада Римской империи.

Необходимо также напоминать, что привычные нам нравственные ценности являются ценностями христианскими и исламскими (заповеди в исламе практически полностью заимствованы у христиан).

О клерикальности здравого смысла

Читатель может показаться, что автор явно перебирает с клерикальностью, и видит в своей оценке псевдорелигий только один способ: обращаться к традиционным религиям. Что в современном обществе религия перестает быть решающей силой, что наука и техника, что модернизация и т.д. играют в современном обществе существенно большую роль. К сожалению, это не так. Базовые ценностные принципы закладываются нам с детства и юности, и речь здесь идет вовсе не о том, что нам надо всем миром помогать РПЦ воцерковлять числящееся православным только в соцопросах население. Воцерковлять есть кому и без нас. Нам же надо просто понять, что в борьбе с псевдорелигиями мы можем опираться только на традиционные для России христианские (и мусульманские, для народов, исповедующих ислам) ценности, а других нет. При их же потере не станет и самой России.

Мы видим, что мишенью социокультурной экспансии  Запада становятся буквально все социальные институты национальных государств, но особенно следует выделить христианскую церковь. Как православная, так и католическая церковь подвергаются яростным атакам с применением методов «черного пиара». Поэтому, несмотря на серьезные расхождения, во многом геополитические, в повестку дня встает вопрос о союзе обеих ветвей христианства ради  совместного отпора общему врагу, маскирующему под маской  борьбы за права человека безудержную информационную экспансию и ненасытные аппетиты глобальных финансовых структур.

Владимир ПРОХВАТИЛОВ,

Президент Фонда реальной политики (Realpolitik), эксперт  Академии военных наук

Фото: podkat.ru

 


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru