Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Воскресенье, 18 08 2019
Home / Общество / Исповедь «непонятных колхозников»

Исповедь «непонятных колхозников»

Обвиняемые в убийстве Бориса Немцова обратились к присяжным с последним словом

В Московском военном окружном суде завершается рассмотрение дела об убийстве политика Бориса Немцова. 21 июня все пять обвиняемых в преступлении — Заур Дадаев, братья Анзор и Шадид Губашевы, Темирлан Эскерханов и Хамзат Бахаев — сказали последнее слово. Они полностью отрицают участие в убийстве и в приготовлении к нему и уверены, что «чисты как слеза ангела».

Один из обвиняемых в убийстве Бориса Немцова — Хамзат Бахаев и его адвокат

Последние заседания по делу об убийстве Бориса Немцова проходили буднично. Адвокаты обвиняемых жаловались друг другу, что прокурор Мария Семененко, которая ведет дело во главе стороны обвинения, слишком «наглая и харизматичная», и заявляли, что доказательства стороны обвинения не выдерживают никакой критики. Представляющий семью Немцова адвокат Вадим Прохоров в очередной раз требовал привлечь к процессу главу Чечни Рамзана Кадырова и других представителей власти республики. Прокуроры обвиняли адвокатов в искажении доказательств и снова зачитывали версию обвинения, родственники подсудимых плакали.

«На таких доказательствах можно любого человека признать виновным. Если бы сам Немцов участвовал в процессе, он бы не допустил, чтобы осудили невиновных», — заявила в конце судебных прений адвокат Эскерханова Анна Бюрчиева.

Соглашался с ней и защитник Анзора Губашева Муса Хадисов: «Чеченцы обожали Политковскую и Немцова. Только они приходили нам на помощь в самые тяжелые моменты. Это трагедия для всего чеченского народа. Запомните мои слова, что в Чечне будут стоять памятники Немцову и Политковской, и их именем будут называть школы».

«Помните, на ваше решение будет смотреть весь мир, все мировое сообщество ждет его», — обращался к присяжным адвокат Марк Каверзин, защищающий Заура Дадаева — предполагаемого убийцу политика.

После этого на заседании 21 июня судья Юрий Житников дал последнее слово самим подсудимым — они в последние дни перешучивались с адвокатами и между собой. Хамзат Бахаев, роль которого в убийстве во время следствия так четко и не прояснилась, в своей речи подчеркнул, что узнал об убийстве Немцова только из теленовостей. «Произошло ужасное убийство, ему нет оправдания, и не менее ужасно, с какой легкостью могут обвинить человека в убийстве. Это не менее ужасно», — потирая бороду, грустно сказал Бахаев. Обращаясь к присяжным, он подчеркнул, что теперь только они будут решать судьбу его семьи и детей. На этих словах жена Бахаева, сидящая в зале, расплакалась.

Шадид Губашев свое последнее слово начал с извинений перед семьей Немцова за показания, которые он давал во время предварительного следствия. Тогда Губашев дал признательные показания и, в частности, называл политика «американской мразью». На заседании 21 июня Губашев снова подчеркнул, что отказывается от этих слов и что давал показания под пытками.

«Это политическое убийство. ФСБ-шное убийство. Великая, такая большая страна, которая должна защищать свой народ, убивает человека, и на своих же граждан вешает это зверское убийство. Прямо перед Кремлем непонятные колхозники убивают человека, на охраняемой территории. Вы представить себе это можете?», — говорил Шадид Губашев.

Он добавил, что не удивится, если после суда его и всех остальных обвиняемых просто убьют. Присяжные на его слова особенно не реагировали и, казалось, скучали.

Брат Шадида Анзор Губашев, который также давал признательные показания, а потом отказался от них, повторил, что подсудимых пытали. Губашев пытался указать и на другие проблемы, возникавшие в ходе следствия, но судья Житников подобные заявления сразу же пресекал, говоря, что присяжные не должны слышать о том, что не рассматривалось в самом суде — в ходе процесса. Обвиняемые в ответ с иронией называли его «доблестным органом власти», адвокаты сетовали на «советскую систему правосудия».

«Мое мнение — Немцова убили за его мужество, за то, что он говорил о действующей власти. Тогда я его не знал, но уже тут [в СИЗО] прочитал книгу „Исповедь бунтаря“ и хочу сказать его матери спасибо за то, что вырастила такого человека», — сказал Анзор Губашев.

«Я не совершал это преступление, клянусь Аллахом. Я чист, как слеза ангела, клянусь вам», — обращался к присяжным Эскерханов — двухметровый мужчина, прослуживший в полиции 13 лет.

«Я верил, что у нас справедливые суд, что у нас правосудие. Но в последнее время узнал, что лживо, нагло, без разбора сажают людей, и я перестал верить государству. Да, я виноват. В чем? В том, что я чеченец. Но, извините, я не могу заново родиться», — заключил Эскерханов, закрыл лицо руками и медленно сел на скамью подсудимых.

Последним выступал предполагаемый убийца Немцова — Заур Дадаев. Невысокий мужчина с густой бородой встал со скамьи и начал свое последнее слово с притчи о пророке Мухаммеде, которая говорит о том, что мусульманам нельзя лгать.

Дадаев, бывший боец чеченского батальона «Север», добавил, что 11 лет прослужил в правоохранительных органах ради исполнения Конституции, а не «за этот беспредел». Как и братья Губашевы, он подчеркнул, что давал признательные показания только под пытками силовиков из-за собственного «малодушия». «Вас интересует один [глава Чечни Рамзан] Кадыров, но мы не он. Мы не приехали в Москву для преступления. Мы не бараны, чтобы один баран портил все стадо… Чеченцы не стреляют в спину. Мы не тот народ, чтобы убивать так», — заявил он, пожелав присяжным «здоровья, счастья, любви и удачи». Те никак не отреагировали.

22 июня судья зачитает присяжным лист из 26 вопросов о том, доказана ли сторонами вина подсудимых или нет — и те уйдут для вынесения вердикта.

Павел Мерзликин

Источник: «Meduza»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru