Home / Общество / Креста на вас нет

Креста на вас нет

Как полковник УФСИН Сергей Мойсеенко связан с убийством своего зама, и что будет с самым большим СИЗО в Европе

Десятилетняя эпопея со строительством следственного изолятора «Кресты-2» в Санкт-Петербурге, смета которого за это время выросла втрое, привела к убийству. В марте 2017 года был расстрелян подполковник тюремной службы Николай Чернов, а заказчиком преступления, по версии следствия, является его начальник полковник Сергей Мойсеенко. Оба курировали стройку. Следователи и оперативники ФСБ отрабатывает несколько версий, кроме того, возведение новых «Крестов» сейчас фактически заморожено.

Сергей Мойсеенко (слева) и директор ФСИН России Геннадий Корниенко. Фото: УФСИН по СПб и ЛО

Расстрелян в упор

34-летний подполковник Управления ФСИН России по Петербургу и Ленобласти, начальник отдела технадзора и эксплуатации объектов строительства ведомства, Николай Чернов был расстрелян в упор шестью выстрелами в своем автомобиле 2 марта. Через четыре дня он скончался в Военно-медицинской академии. Полиция оперативно задержала исполнителя – 63-летнего Сабира Садыкова, который, видимо, тут же указал заказчика. Ведь почти сразу сотрудники ФСБ арестовали полковника УФСИН по СПб и ЛО Сергея Мойсеенко. Именно он и Чернов отвечали в питерском главке за строительство нового следственного изолятора в пригороде Петербурга Колпино.

Данный СИЗО, между прочим, крупнейший в Европе, строится уже ровно 10 лет, с 2007 года. За это время его смета успела вырасти почти в 3 раза, с 4,3 млрд до 11,9 млрд рублей. И последняя цифра далеко не окончательная. Стройка очень напоминает в миниатюре возведение печально знаменитого стадиона в Петербурге на Крестовском острове. Точно также постоянно идет удорожание объекта, а сроки сдачи бесконечно переносятся. Первый раз «Кресты-2» (неофициальное название новой тюрьмы, которая должна заменить старые «Кресты») должны были сдать еще в 2013 году. Последний срок – год текущий. Впрочем, уже ясно, что достроить не успеют: подрядчик и субподрядчик выясняют отношения в судах, работы приостановлены.

Два резких человека

Понятное дело, что, как и в случае с петербургским стадионом, общественность и СМИ подозревают коррупционную составляющую при таком вопиющем долгострое и «разбухании» сметы. Однако пока никаких уголовных дел не возбуждено, несмотря на то, что московские аудиторы ФСИН уже выявили на стройке нарушений на 425 млн рублей. Однако у следствия есть основания полагать, что Николай Чернов мог заговорить о конкретных фактах коррупции. Как намекнули корреспонденту «Нашей версии» в Следственном управлении СК по Ленобласти, подполковник отказывался подписывать акты приема некоторых работ, а также вел диктофонные записи всех рабочих планерок по объекту. Сейчас их внимательно изучают следователи. Другими словами, основная версия – заказ на убийство Чернова непосредственно связан со строительством СИЗО. Однако прорабатывается и другая – личные неприязненные отношения Чернова и Мойсеенко. Наш источник в УФСИН по СПб и ЛО рассказывает:

— Николай Чернов был человек довольно резкий. Сергей Мойсеенко тоже. Им же приходилось работать в связке, и конфликты были почти неизбежны. Кроме того, они были из разных «кланов». Чернов из «воронежских» (это новые сотрудники УФСИН по главе с начальником главка И. Потапенко, переведенные в Петербург из Воронежа), а Мойсеенко еще из «калининградских» (работали до команды Потапенко во главе с В. Маленчуком). На этой почве точно были трения, ведь не секрет, что в тюремном ведомстве всегда есть финансовые потоки, которые соблазнительно контролировать. «Воронежские» давно хотели избавиться от Мойсеенко и сами контролировать стройку новых «Крестов». Дело выгодное. Но у того, якобы, оказались высокие покровители в Москве, в том числе недавно осужденный за коррупцию бывший глава ФСИН России Александр Реймер.

«Могут вскрыться самые неожиданные факты»

Означает ли это, что в последнее время Сергей Мойсеенко, в связи с утратой покровителем свободы, а также определенным интересом к его персоне со стороны ФСБ, стал нервничать и решил «заказать» своего непосредственного подчиненного? Еще один наш источник в питерском УФСИН не верит в такую версию:

— Сергей Мойсеенко был не просто хладнокровным человеком, а производил впечатление человека с железными нервами. Бытовой пример. Был наш корпоратив. Подвыпившие офицеры стали слишком вольно вести себя с его молодой женой. Сергей отправил ее домой на такси, но кипятиться, морду кому-то бить не стал. То есть умел просчитывать последствия. Поэтому как-то не верится, что он «заказывает» какому-то левому человеку своего зама, зная, что первым попадет под подозрение.

Как неофициально пояснили корреспонденту «Версии» в питерском УФСБ, которое осуществляет оперативное сопровождение расследования убийства Чернова, точку в деле ставить еще рано – «могут вскрыться самые неожиданные факты». Тем более расследование возможных коррупционных действий при строительстве «Крестов-2» только начинается. Убийство Чернова стало его катализатором. И вскоре могут полететь высокие головы с большими звездами.

Тем временем

Строительство новых «Крестов» по заказу ФГУП «Управление строительства по СЗФО ФСИН» осуществляют генподрядчик «Генеральная строительная компания» («ГСК») и субъподрядчик компания «Петроинвест». В последнее время они обмениваются финансовыми претензиями друг к другу в виде исков в арбитражный суд. Из-за этого стройка «Крестов-2», которые должны стать крупнейшим изолятором в Европе, по факту оказалась замороженной.

Евгений Колесников

Источник: «Версия»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru