Будят ночью, чтобы не повесились

Пациенты интерната пожаловались на жестокость

Пациенты московского психоневрологического интерната № 30 написали обращение к руководству учреждения. В своём письме они жалуются на жестокость сотрудников, которые за ними присматривают.

“После трагедии, которая произошла в нашем четвёртом корпусе в апреле 2017 года (суицид пожилого мужчины в ночное время в отделении милосердия), к нам каждую ночь по несколько раз стали приходить сотрудники с фонарями и светить прямо в лицо. Мы полагаем, что сотрудники думают, что таким образом они охраняют наше спокойствие и безопасность. На самом деле они нарушают наш ночной сон, не говоря уже о личном пространстве. Половина отделения мучается потом бессонницей”, — сказано в обращении.

Свои подписи поставили 13 пациентов (в интернатах их принято называть клиентами). Один из них — 43-летний Валерий Терентьев (он передал копию обращения Лайфу). Его диагноз — олигофрения. Он уже 15 лет живёт в интернатах, в этом — последние четыре года. Он был признан недееспособным, поэтому не может жить один. А кроме сестры, которая иногда его навещает, у него, как он говорит, никого нет.

Впрочем, по словам самих пациентов, какой бы ни был диагноз, люди, живущие в интернате, не вещи — они испытывают страдания, когда их по несколько раз за ночь будят, и чувствуют, как это унизительно и несправедливо.

История 30-го интерната не исключительная. Как следует из недавнего доклада члена Совета при правительстве по вопросам попечительства в социальной сфере Елены Клочко, светить фонарём в лицо по ночам — обычная практика во многих учреждениях такого профиля.

Елена Клочко. Фото: © government.ru
Елена Клочко. Фото: © government.ru

Сотрудники должны следить за состоянием пациентов. В комнатах почему-то нет возможности включить приглушённый свет (например, можно было бы поставить ночник). Да и вообще в комнатах нет выключателей — свет включается централизованно на всём этаже сразу. Поэтому применяют фонари. Как сказано в докладе Клочко, это один из примеров неприемлемого качества жизни в интернатах.

“Просим Вас запретить персоналу эту “ночную охоту” и проинструктировать о приемлемых способах обеспечения безопасности”, — пишут отчаявшиеся пациенты.

В ответ на запрос Лайфа директор интерната № 30 Ольга Лебединская выразила готовность следить за ситуацией.

“Директором учреждения и заместителем директора по медико-социальной работе проведены дополнительные разъяснительные беседы с сотрудниками отделения по содержанию и использованию инструкций по охране жизни и благополучия проживающих в ГБУ ПНИ № 30 получателей социальных услуг. До сотрудников отделения доведена информация о персональной ответственности за нарушение прав получателей социальных услуг учреждения, а также о недопущении фактов, изложенных в обращении”, — сказано в ответе Лебединской.

— Описанные действия сотрудников интерната являются необоснованным вмешательством в личную жизнь получателей услуг, незаконным ограничением права на неприкосновенность частной жизни, — комментирует ситуацию юрист Анна Удьярова, к которой обратились пациенты за консультацией. — Яркий свет в лицо спящему человеку несколько раз за ночь — конечно, это можно считать и грубым обращением, запрещённым законом об основах соцобслуживания граждан.

Фото: © L!FE / Владимир Суворов
Фото: © L!FE / Владимир Суворов

Она отмечает, что обеспечить безопасность жителей интерната можно было с помощью более гуманных методов — например, закупить оборудование или увеличить штат сотрудников.

Жалоба дошла до руководства — что уже неплохо. Ведь зачастую обращения людей с психическими болезнями даже не рассматриваются (об этом также говорится в докладе Елены Клочко).

Другие примеры нарушений прав, которые перечислены в докладе:

— У жителей психоневрологических интернатов “нет возможности в выборе места жительства, соседей по комнате, круга общения, одежды, пищи, режима дня”.

— У них “нет личного пространства, личного имущества”.

— Отсутствует “приватность при физиологических отправлениях, гигиенических процедурах, интимных отношениях”.

— У них нет “занятости, работы, самоопределения”.

Возможно, ситуация станет лучше с появлением омбудсменов по защите прав психбольных. Пока эта инициатива только обсуждается.

Фото: © Агентство городских новостей «Москва»
Фото: © Агентство городских новостей «Москва»

— Психиатрические больные — это чаще всего недееспособные люди, они как дети. У них бывают опекуны, которые являются их представителями, — сказал Ян Власов, сопредседатель Всероссийского союза пациентов. — В ряде случаев опекунами становятся не совсем те люди, которые действительно занимаются защитой интересов этих пациентов. Безусловно, это особая категория пациентов, которая нуждается в защите.

Александра Рыкова

Источник: “Life”

Ранее

"Cиловые машины" Мордашова не едут в Кению

Далее

Пентагон подозревает КНДР в пуске ракеты с подводной лодки

ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ:
Рейтинг@Mail.ru