Home / Экономика / Награда за особые заслуги

Награда за особые заслуги

Может ли «Роснефть» претендовать на налоговые льготы

Руководители «Лукойла», «Сургутнефтегаза» и «Газпром нефти» протестуют против налоговых льгот Самотлору. Но объективная проблема необходимости преференций, заложенная более 20 лет назад на законодательном уровне, будет вставать все острее.

Руководители трех крупнейших после «Роснефти» нефтяных компаний отреагировали на решение правительства РФ предоставить льготу по НДПИ обводненным месторождениям только «Роснефти». Вагит Алекперов, Владимир Богданов и Александр Дюков (руководители «Лукойла», «Сургутнефтегаза» и «Газпром нефти» соответственно) направили Дмитрию Медведеву письмо, в котором попросили премьер-министра отменить адресную льготу «Роснефти» до момента выработки единого критерия  для предоставления льгот обводненным месторождениям, где добывается нефтяная смесь, состоящая более чем на 85% из воды, сообщает РБК со ссылкой на текст письма.

В октябре стало известно, что Минфин принял решение о том, что НДПИ для крупнейшего месторождения «Роснефти» Самотлор будет снижаться на 35 млрд рублей ежегодно в течение десяти лет, а компания обязуется взамен увеличить добычу и налоги на Самотлоре. Таким образом, теперь «Роснефть» после почти года переговоров располагает беспрецедентными налоговыми льготами, другие же нефтяные компании подобных преференций не получили. По мнению авторов обращения к премьер-министру Медведеву, «рассматриваемый в настоящее время правительством механизм стимулирования высокообводненных месторождений сведен к индивидуальному подходу». Руководители трех нефтяных компаний попросили о «справедливом» предоставлении налоговых льгот по универсальному принципу для всех подобных зрелых обводненных месторождений в Западной Сибири. Взамен они пообещали увеличение инвестиций в бурение — и как результат — рост добычи и налоговых поступлений в бюджет.

Дискуссии о льготах на обводненные месторождения шли в правительстве с 2016 года. Первым идею снизить ставку по НДПИ на добычу на месторождениях с высокой обводненностью предложил глава «Роснефти» Игорь Сечин. Министр энергетики Александр Новак говорил, что Минэнерго в конце июня внесло в правительство законопроект о льготах для обводненных месторождений. Как рассказал источник РБК, близкий к одному из профильных министерств, согласно этим поправкам сниженный НДПИ получали бы месторождения с обводненностью более 85%, выработанностью 50–80% и запасами от 115 млн т для месторождений в Ханты-Мансийском АО и от 90 млн тонн для месторождений в Ямало-Ненецком АО. Благодаря этим критериям, каждая компания получила бы льготы как минимум на одно подобное месторождение. На снижение НДПИ могли рассчитывать не только Самотлор «Роснефти», но и Федоровское месторождение «Сургутнефтегаза», Суторминское — «Газпром нефти» и Тевлинско-Русскинское — «Лукойла», отмечал Новак.

На особом положении 

В разговоре с Forbes пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев пояснил, что соответствующая льгота на месторождение была предоставлена с учетом ее бюджетной эффективности. «После долгой и очень сложной проработки Минфин согласился с нашими расчётами — не аргументами, не публицистикой, не призывами, а расчётами, которые доказывают, что это способ получить бюджетную эффективность в первую очередь. […] Именно наша эффективность является основанием просить льгот себе, это выгодно бюджету. А идея за наши льготы пытаться отнять  что-то у нас и поделить между собой — на наш взгляд — она уязвима с точки зрения просто общечеловеческой морали. Это не вопрос специфики, это проявление не лучших человеческих качеств, — заявил Леонтьев. — Никто не мешал остальным компаниям добиваться таких же льгот для обводненных месторождений, если таковые у них имеются, и в таких масштабах. Но эти льготы (по отношению к «Роснефти. — Forbes) эффективны с бюджетной точки зрения, а по отношению к другим компаниям как минимум нейтральны».

Между тем, налоговый кодекс прямо предусматривает, что нормы законодательства о налогах и сборах, определяющие основания, порядок и условия применения льгот по налогам и сборам, не могут носить индивидуального характера, объясняет юрист Александр Захаров, партнер Paragon Advice Group. «В этой связи создание преимуществ для какого-то единственного налогоплательщика может поставить вопрос о незаконности установления таких льгот. Либо такая льгота должна быть предоставлена всем, либо прокуратура совместно с профильными ведомствами должны провести соответствующие исследования, и при необходимости обратиться в суд с целью проверки законности установления такой индивидуальной льготы. Видимо, компании, подписавшие письмо на премьер-министра Медведева, решили прибегнуть к мягкому варианту получения аналогичных преимуществ».

Пресс-секретарь «Роснефти» подчеркнул, что возможность получения льготы является ответом на ту социальную и фискальную нагрузку, которая несет компания и в области дивидендных выплат, и в области переработки. «Если мы посмотрим на динамику переработку у разных компаний, которая предполагает в первую очередь обязательство по снабжению внутреннего рынка и осуществляется в весьма сложных макроэкономических условиях, то увидим, что остальные компании реагируют на эти условия адекватно условиям. Мы выполняем огромное количество своим социальных обязательств в том числе и по обеспечению внутреннего рынка», — пояснил Леонтьев.

Однако с юридической точки зрения уникальность налогоплательщика (его социального вклада в общество и государство ) и его налоговой базы не является основанием для исключения установленного налоговым кодексом запрета на предоставление индивидуальных льгот, полагает Александр Захаров: «Если все перечисленные «Роснефтью» критерии будут установлены законом без адресата для льгот, то такой льготой смогут пользоваться все, выполняющие эти критерии».

НДПИ vs рентный платеж

«Проблема экономической рентабельности обводненных месторождений реальна и стоит достаточно остро», — рассказал Forbes заведующий Центром анализа энергетической политики Института энергетики НИУ ВШЭ Виталий Ермаков. Когда уровень обводненности превышает 90%, это означает, что нефтяники выкачивают на тонну скважиной жидкости всего 100 литров нефти. Для этого требуются мощные насосы, потребляющие электроэнергию и соотношение воды и нефти девять к одному, то удельные расходы на электроэнергию становятся очень большими. Поэтому у нефтяников существует вполне обоснованная озабоченность — многие проекты с большой водообводностью, включая Самотлор, оказываются в текущих экономических условиях нерентабельными.

Когда на Самотлоре работало ТНК, эту компанию в шутку называли «водопроводной» — в скважинная жидкости из недр нефти содержится  всего 4-5%, а остальное — вода, вспоминает Михаил Крутихин, партнер консалтинговой компании RusEnergy и специалист по нефтегазовому рынку. Такого типа месторождения как Самотлор были загублены нерациональным заводнением еще во времена СССР. «В чрезмерно обводненном состоянии имеется ряд месторождений у других компаний — у «Лукойла», «Сургутнефтегаза», «Газпром нефти» — воду в них закачивали, вытесняя лучшие — легкоизвлекаемые — запасы, загубив то, что осталось в скважинах. Поэтому необходимо смотреть на характеристики месторождений и запасов в них. Историческое имя Самотлора ничего не значит, если на аналогичных месторождениях другим компаниям также тяжело работать», — полагает Крутихин.

Но Самотлор является самом крупным месторождением с проблемой высокой обводненности, объясняет Ермаков. «Роснефть» сумела обосновать в правительстве необходимость специальных преференций и индивидуальных льгот для продолжения рентабельной деятельности и увеличения налоговой базы. Главы других компаний, имеющих такие же обводненные месторождения, вполне обоснованно претендуют на льготы. Это ситуация, когда все правы. Более того — правительство все чаще будет вынуждено предоставлять подобные льготы», — уверен Ермаков.

По его мнению, проблема кроется в фундаментальным противоречии, заложенном в налоговой системе на законодательном уровне. Именно это противоречие и создало потенциал для постоянной необходимости предоставления специальных льгот: «Во всем мире платежи за пользование недрами называются роялти (рентными платежами). Роялти  не относится к налогам, это специфический платеж, целью которого является изъятие природной ренты, которая может широко варьировать не только от месторождения к месторождению, но и от скважины к скважине.

Принцип налога совершенно иной, это универсальный по определению платеж, распространяющийся на всех по единому принципу. «В России же платежи, которые к налогам не должны относиться, оказались в Налоговом Кодексе. Сам дизайн НДПИ  (прямой федеральный налог, взимаемый с недропользователей, регулируется главой 26 Налогового кодекса, которая вступила в силу 1 января 2002 года. — Forbes)  государство разрабатывало по принципу «one size фитс all» — унифицировано, опасаясь влияния коррупционной составляющей при раздаче преференций чиновниками, которые рассматривали проекты разработки месторождений. — объясняет Ермаков. — Спустя 20 лет государство столкнулось вновь с проблемой льгот на новом уровне. Принцип one size fits all не работает и компании обращаются все чаще за индивидуальными льготами, решения по которым принимают чиновники. Для существования роялти необходима хорошая экономическая экспертиза, которая помогала бы государству понимать размер ренты».

Пока же существующее противоречие не разрешено, вопрос с льготами будет решаться путем их экономического обоснования в индивидуальном порядке наряду с НДПИ.

«Безусловно, такие льготы нужны всем обводненным месторождениям, иначе они будут невостребованы и нерентабельны, — считает Михаил Крутихин. — Как только начинается выборочная стратегия, никакой справедливости нет — возникает монополизм и дискриминация перспективных пользователей месторождений. Руководители других компаний справедливо выражают неудовольствие, потому что различные льготы предоставляются «Роснефти» неоправданно: в частности, выделение лицензий на морские проекты ведут только «Газпром» и «Роснефть», считает Крутихин: «Поправки в закон о недрах, принятые в 2008 году, нанесли колоссальный удар по развитию российской нефтяной отрасли, поскольку сделали невозможной работу других операторов — частных и иностранных. В частности, «Роснефть» фактически монополизировала направление экспорта нефти по нефтепроводу в направлении Тихого океана своими поставками в Китай. И другие операторы, которые хотели бы пользоваться этим маршрутом, имеют очень ограниченные возможности».

Варвара Перцова

По материалам: «Форбс»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru