Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Пятница, 21 09 2018
Home / Общество / Из Лондона от Якунина — с любовью

Из Лондона от Якунина — с любовью

Андрей Якунин, проживающий в Лондоне, любит роман «Игрок» и привлекать средства на новый корпус музея Достоевского в Петербурге будет, но в качестве мецената. В Смольном ему верят, но с опаской

700 миллионов рублей на строительство нового здания музея у инвестора есть, уверял 3 апреля Совет по инвестициям Владислав Смирнов, исполнительный директор Фонда «Петербург Достоевского». На прямой вопрос вице-губернатора Александра Говорунова о том, кто же инвестор, ответил без обиняков — Андрей Якунин, сын экс-главы РЖД Владимира Якунина, совладелец фонда и, к слову, его бывший шеф. Смирнов в двухтысячных работал топ-менеджером «Региональной гостиничной сети», одного из проектов лондонской компании VIY Management (Якунин-младший — основатель и управляющий партнер VIYM). Однако сам коммерсант уточняет: деньги не его, и он вовсе не инвестор. Проект является некоммерческим, как и сам фонд, а Якунин в этом деле — меценат, и отвечает он лишь за привлечение финансирования.

Имя сына экс-главы РЖД Владимира Якунина известно в Петербурге, где с легкой руки управделами президента компания «Тристар Инвестмент Холдингс», учредителем которой являлся Якунин-младший, перестроила в пятизвездочный отель знаменитый Дом со львами. Привлечением инвестиций занималась та же самая VIY Management. Активы семьи Якуниных в Петербурге многократно описаны в антикоррупционных расследованиях — в том числе на «Фонтанке». Но музей Достоевского — статья особая. В интервью «Фонтанке» бизнесмен пояснил, что новое здание для музея – его «частная инициатива, не имеющая отношения к профессиональной деятельности».

— Андрей Владимирович, когда родилась любовь к Достоевскому? Какой роман нравится больше всего?

– Мое любимое произведение Достоевского еще со школы – «Игрок».

— Правда ли, что идею о создании музея поддерживает митрополит Варсонофий?

– Про поддержку и одобрение со стороны митрополита – не знаю, но не удивлюсь. Равно как не удивлюсь и поддержке со стороны еврейской или мусульманской общин в Петербурге. Многие умные и неравнодушные люди города достаточно активны в своих приходах и религиозных общинах. Надеюсь, что наш проект по развитию музея Достоевского заинтересует всех жителей города вне зависимости от их вероисповедания.

— Вы сами, живя в Лондоне, остаетесь православным верующим?

– Признаться, я не очень понимаю, как место проживания связано с верой. Я как был русским православным, так им и остался.

— Когда появилась идея о новом строительстве? Кто ее подал?

– Эта идея принадлежит Наталье Ашимбаевой, директору музея Достоевского, и Евгению Герасимову, архитектору. Я к этой инициативе присоединился позже.

— Как вы относитесь к хай-тековской архитектурной модели, предложенной Евгением Герасимовым?

– Евгений – один из наиболее талантливых и интересных архитекторов, работающих в Петербурге. Я же не имею ни образования, ни опыта, чтобы комментировать предлагаемые им решения. Однако целый ряд специалистов, мнение которых я ценю и уважаю, включая архитектора Григорьева, крайне позитивно оценивают предложенное Герасимовым решение.

— Представитель фонда заявил в Смольном, что здание после постройки будет передано городу. Правда ли это? В таком случае финансовая модель непонятна. Каков будет «профит» инвестора?

– Мы создаём проект общественного музея, поэтому говорить об «инвесторах» в контексте некоммерческого проекта не вполне корректно. Как только мы завершим оформление всей исходно-разрешительной документации, мы, безусловно, поделимся своим видением и предложениями, как планируем реализовать проект. Пока этот разговор несколько преждевременен.

— 700 млн рублей (стоимость проекта) – это ваши личные средства, это кредит или инвестиции британской компании VIYM, партнером которой вы являетесь? 

– Я польщен, что «Фонтанка» считает, что я могу позволить себе вложить десяток миллионов долларов в любой, даже самый лучший некоммерческий проект, однако пока это не так. Я постараюсь сделать максимум от меня зависящего, чтобы проект состоялся, но в реальности это потребует усилий, вклада, дополнительных источников финансирования и работы команды, включающей огромное количество людей. Это моя частная инициатива, не имеющая отношения к моей основной профессиональной деятельности.

— Вы не собираетесь, в связи с известными событиями в Британии, переводить свои активы обратно в Россию? Недавно Bloomberg собщил, что власти страны проверят 700 инвестиционных виз россиян.

– Не знаю, у меня никогда не было инвестиционной визы.

P.S. «Игрок» – любопытный выбор для россиянина с британским гражданством. Видимо, не зря Якунин-младший в своих интервью намекал на некие идеологические разногласия с отцом. Тот, кто читал роман, знает, что самым честным и благородным там выведен англичанин Астлей, похожий на благородных диккенсовских персонажей. Будь Достоевский, бывший петрашевец, нашим современником, такой образ выглядел бы весьма смело, а автора, пожалуй, записали бы в оппозиционеры.

«Вы имели некоторые способности, живой характер и были человек недурной; вы даже могли быть полезны вашему отечеству, которое так нуждается в людях, но – вы останетесь здесь, и ваша жизнь кончена, – говорит англичанин главному герою, русскому любителю рулетки Алексею Ивановичу. – Я вас не виню. На мой взгляд, все русские таковы или склонны быть таковыми. Если не рулетка, так другое, подобное ей. Исключения слишком редки. Не первый вы не понимаете, что такое труд (я не о народе вашем говорю). Рулетка – это игра по преимуществу русская».

Сейчас на месте будущего нового здания в Кузнечном переулке находится небольшой сквер. Глава КГА Владимир Григорьев на Совете по инвестициям честно признался, что раньше участок входил в список ЗНОП, но затем «по заявлению фонда» был из этого списка выведен. Как пояснили «Фонтанке» источники в петербургском ЗакСе, поправки об исключении участка из ЗНОП в 2017 году подали одновременно два депутата — Сергей Никешин и Мария Щербакова.

В Смольном известие о приходе нового инвестора с сотнями миллионов восприняли без единодушного восторга. Как будут строить в узком и неудобном Кузнечном переулке, где там парковаться, особенно туристическим автобусам, а главное — не уйдет ли инвестор посреди проекта? Убедить, что все будет хорошо, удалось не всех.

«Проект хороший, но непрерывность финансирования вызывает сомнения, – заявил вице-губернатор Говорунов. И даже имя Якунина его сомнений не успокоило: – Я за то, чтобы смотреть открытыми глазами. Не случилось бы, как это бывает, что проект бросят на половине».

«Компания сейчас завершает отель «Никольские ряды» на Садовой улице. Надежный инвестор», – вступилась глава комитета по инвестициям Ирина Бабюк. Председатели КГА и КГИОП также возражений не имели.

«Может, использовать банковскую гарантию?» — неуверенно молвил главный архитектор. А Игорь Албин и вовсе намекнул, что неплохо бы попросить бизнесмена отремонтировать фасады еще по 18 петербургским адресам, которые связаны с Достоевским. Но поддержан не был. В результате губернатор резюмировал: проект одобрить, но в момент получения разрешения на строительство фонд должен предъявить не менее 60% финансирования.

Под сомнением, впрочем, пока остается архитектура – хай-тековский фасад явно не впечатлил губернатора Полтавченко, несмотря на попытки Евгения Герасимова апеллировать к европейскому опыту.

Елена Зеликова

По материалам: «Фонтанка.ру»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru